«Паулина по-настоящему упала в обморок!»: режиссер «Метода-2» рассказал о тяжелых съемках

Также в интервью Teleprogramma.pro режиссер рассказал о съемках с Александром Петровым и о вмешательстве в кинопроцесс зевак.

«Паулина по-настоящему упала в обморок!»: режиссер «Метода-2» рассказал о тяжелых съемках
Кадр из сериала «Метод-2». Фото: Первый канал

С 8 ноября на Первый канал возвращается нашумевший сериал «Метод». Зритель увидит продолжение истории Есени (Паулина Андреева), которая снова будет охотиться за маньяками. Только если в прошлом сезоне основная нагрузка все-таки ложилась на детектива Родиона Меглина (Константина Хабенского), то теперь на авансцену выходит его ученица.

Создатели второго сезона обещают, что новые серии фильма будут более жесткими и кровавыми. В интервью Teleprogramma.pro режиссер сериала «Метод-2» Александр Войтинский рассказал о трансформациях Паулины Андреевой, животной натуре Александра Петрова и самых страшных съемках в своей жизни.

Кадр из сериала «Метод-2». Фото:
Кадр из сериала «Метод-2». Фото: Первый канал

— Александр, известно, что первый сезон сериала «Метод» был отчасти основан на историях реальных маньяков. А как обстоит дело со вторым?

— Перед съемками я просмотрел кучу фото- и кинохроники, изучал лица маньяков, манеру их поведения, пытался понять философию, ведь многие из них охотно делятся и любят рассказывать о своих преступлениях, гордятся ими — далеко не все раскаиваются. Документальные материалы нам очень помогли. Я показывал видео актерам, просил вникать, сживаться с маньяками, примерять на себя их характеры. Работка не для слабонервных, конечно.

— В СМИ писали, что второй сезон будет более жесток и кровав. Это действительно так? Расскажите, пожалуйста, сколько бутафорской крови было использовано на съемках?

— Это хороший подход — посмотреть отчеты и сравнить в литрах истраченной «крови», какой сезон более кровав! Я шучу, конечно, но мне кажется, что да, второй сезон оказался более жестоким. Хотя сравнивать трудно — первый я смотрел как зритель, а во втором был внутри процесса.

Но у меня есть нехорошее подозрение, что жестокость — это своего рода наркотик, и поэтому зрителям, да и создателям тоже постоянно хочется увеличивать дозу. И речь не столько об объемах крови, сколько о психологическом давлении на зрителя. Но вообще события, происходящие с главными героями, на этот раз пострашнее отдельных кейсов. И в этом фундаментальное отличие второго сезона.

Паулина Андреева в сериале «Метод-2». Фото:
Паулина Андреева в сериале «Метод-2». Фото: Первый канал

— Вся актерская нагрузка во втором сезоне легла на Паулину Андрееву. Она ее выдержала? Как вам с ней работалось?

— Работалось сначала легко, потом трудно, потом опять легко. Она менялась прямо на глазах и выходила из-под контроля. На съемках, тем более таких долгих и тяжелых, люди растут — и не только актеры, кстати, мы все трансформируемся, узнаем с разных сторон и себя, и своих персонажей, и друг друга.

В какой-то момент Паулина погрузилась в отчаяние, мы перестали понимать друг друга, ссорились, какие-то сцены проходили мучительно для всех, казалось, что все катится к черту, разваливается, но на самом деле Паулина буквально «проживала» судьбу своей героини и вместе с нею разбивалась вдребезги, а потом собирала себя по кусочкам, сжимала кулаки и выходила из огня уже другой, взрослой и сильной. Арка Есении Стекловой во втором сезоне была прожита в реальности Паулиной Андреевой на съемках.

Александр Петров в сериале «Метод-2». Фото:
Александр Петров в сериале «Метод-2». Фото: Первый канал

— Как вы думаете, в чем секрет успеха Александра Петрова, который также принимает участие во втором сезоне? Почему его везде приглашают сниматься?

— Обычно мы подбираем красивые слова — харизма, талант, интуиция. Но если коротко, то Александр Петров — животное. Когда он входит в кадр, вся площадка замирает и может целый час, не отрываясь, на него смотреть, пока скрипт-супервайзер первым не очнется: «Подождите, это сцена из другой серии!»

И есть у Саши еще два качества — он амбициозный и умный. И поэтому ревниво следит за своим персонажем, тщательно выстраивает образ, вмешивается в сценарий, безжалостно правит свою роль. И мне приходилось постоянно искать компромиссы между стратегией сезона и амбициями Александра Петрова. Обычно перед кадром мы прогоняем сцену с актерами, все собираются в кружок и читают. С Сашей я старался все десять раз обсудить заранее — пока он не уложит в себя сцену, не переварит, он в кадр не шагнет.

Кадр из сериала «Метод-2». Фото:
Кадр из сериала «Метод-2». Фото: Первый канал

— Какой съемочный день был самым тяжелым?

— Лучше спросите, какой был легким. Съемки длились почти год, часто мы находились вдали от дома, в полях и лесах, месили грязь сапогами, сражались с комарами, мокли под дождем, задыхались в дыму, обливались (искусственной) кровью, дрались, стреляли из разных видов оружия, падали из окон, горели и тонули. Я похудел на 15 килограммов, осунулся и потерял веру в людей. Прекрасное время, о котором теперь только мечтать…

Сначала не было видно конца и края, и каждый день был тяжелее вчерашнего, а потом вдруг — раз, и вот уже скоро последняя смена, и даже жалко, как-то все притерлись, привыкли друг к другу, не хотим расставаться, можно мы еще поснимаем, а? В общем, не было самого тяжелого дня, все казались сначала тяжелыми, а потом оказались очень даже классными.

Кадр из сериала «Метод-2». Фото:
Кадр из сериала «Метод-2». Фото: Первый канал

— Какие нештатные, интересные, курьезные ситуации случались на съемках? Расскажите, пожалуйста, о нескольких интересных случаях.  

— Однажды мы снимали в морге. В действующем. Мы вообще старались все делать по-настоящему, но не до такой степени, как получилось. Я приехал пораньше и пошел смотреть «трупы», их должны были подготовить. А надо сказать, что муляжи трупов — это не самая простая позиция для реквизита, они дорогие, бюджета никогда не хватает. А делать их из людей долго, слишком большой объем для грима, никакой смены не хватит.

И вот я захожу, никого нет, лежат муляжи, штук десять. И я смотрю, как плохо они сделаны, сразу видно, что не настоящие — подобрали какой-то цвет кожи не естественный, серый, но видно, что искусственный. Позы странные, пакеты зачем-то на руках и на голове.

Выхожу, ищу второго режиссера, прошу все переделать, ругаюсь, а он на меня смотрит и молчит. Что такое? Да я, говорит, как раз хотел сказать, что «трупов» не будет, не нашли по нашему бюджету. И я такой: а кого же я только что смотрел? В общем, они были настоящие, их неожиданно привезли.

Но вы не смейтесь, в кино все должно быть более настоящим, чем настоящее! Это еще не все. С трудом удалось уговорить Паулину сниматься в морге, она отказывалась на полном серьезе. Мы убедили ее, что трупы не настоящие, и она молодец, взяла себя в руки, сыграла — и даже очень органично получилось!

На последней секунде забегают санитары, ругаются на нас и увозят своих мертвецов. И Паулина все понимает, она как раз крупным кадром, на глазах просто бледнеет — и это очень хорошо для сцены. И я такой счастливый: «Стоп!». И Паулина падает в обморок. Она бледнела, потому что до нее дошло, что она всю сцену ходила среди настоящих мертвецов. В общем, искусство требует жертв.

Еще был жуткая сцена самосуда — жители среди бела дня вешали во дворе маньяка. Крики, толкотня, его вздергивают, он хрипит, брыкается. И в этот момент в арку въезжает машина, оттуда выбегает Есеня с операми и предотвращает убийство. Отрепетировали, снимаем. Все идет по плану, маньяка подвесили, он хрипит, подъезжает машина, Есени не видно, но опера выбегают, бросаются к актерам, начинают их оттаскивать, кричат «Всем стоять!», опускают веревку с подвешенным маньяком. Я им кричу: «Вы с ума сошли, что за самодеятельность!»

А они на меня бросаются, руки заламывают. Оказалось, прохожий увидел, что у нас происходит, и остановил проезжавшую полицейскую машину. Местные-то все знали, а тут случайные полицейские, они же не знают, что к чему. Разобрались, извинились. Но я всех поздравил: молодцы, актеры, получается правдиво, продолжаем!

Кадр из сериала «Метод-2». Фото:
Кадр из сериала «Метод-2». Фото: Первый канал

И вот классический пример — таких историй было полно. Сцена очень сложная, напряженная, даже трагичная, она переворачивает отношения Жени с Есеней. Мы отвели на нее два часа в конце смены. Выходим на площадку, читаем — не то… Когда авторы пишут в кабинетной тиши, у них одно получается, а на площадке живые люди, все иначе. Фильм начинает жить своей жизнью.

Пробуем на ходу переделать — не получается. Группа уже изнывает, терпение лопается, все расходятся на перерыв, мы уходим обсуждать. Десять минут, сорок минут, час. Второй режиссер уже волком воет — не успеем, а это последний день в объекте, срыв съемочного плана, катастрофа! Еще полчаса, уже до конца смены десять минут.

Но нашли! Смелое решение, необычное, рискованное — Женя должен был разорвать отношения с Есеней, но вместо этого он признается в любви.  Парадоксальная сцена, внешне романтическая, в внутренне просто душераздирающая. И ребята играют ее одним дублем, плачут в кадре, Паулину колотит по-настоящему — и мы успеваем. Вот так по лезвию ножа все время шли. А можно было отыграть, как написано, и спокойно разойтись. Но только не с этими актерами и не с этой командой.

Режиссер Александр Войтинский. Фото:
Режиссер Александр Войтинский. Фото: Первый канал

— Повлияла ли как-то пандемия на съемки второго сезона «Метода»? На ваши личные творческие планы?

— Мы уложились до пандемии, иначе бы просто никогда не закончили. «Метод» был моим первым сериалом, но, как я теперь понимаю, не последним — сценарии уже пишутся.

Смотрите сериал «Метод» на Первом канале уже с 8 ноября.