Пыль в глаза и флирт Пашаева с прокурором: что осталось за кадром суда над Ефремовым

Teleprogramma.pro рассказывает о «закулисье» самого резонансного процесса последних лет.

Пыль в глаза и флирт Пашаева с прокурором: что осталось за кадром суда над Ефремовым
Михаил Ефремов. «КП»/фото: Михаил Фролов

Прозвучал приговор по делу Михаила Ефремова: заслуженному артисту России дали восемь лет колонии общего режима. В судный день, когда Михаил Олегович шел к автозаку под крики своих поклонников «Свободу!», а на улице яростно хлестал дождь, все происходящее напоминало сцену из трагического фильма.

Увы, уже неоднократно говорилось, что суд над актером превратили в сериал. И, на мой взгляд, его жанр – трагикомедия. Потому что черный юмор в нем соседствует с трагедией, с горем обеих семей – Сергея Захарова и Михаила Ефремова.

Иногда смех действительно вызывали реплики адвокатов, которые можно было растаскивать на цитаты. Высказывания самого Михаила Олеговича, сохранившего чувство юмора даже в таких обстоятельствах, появление колоритных персонажей у здания Пресненского суда – от Олеси Малибу до блогера-чародея, разгоняющего тучи не руками, как пела Ирина Аллегрова, а силой своей мысли.

 Михаил Ефремов. «КП»/фото:
Михаил Ефремов. «КП»/фото: Михаил Фролов

И в этот момент невольно вспоминалась сцена из знаменитого фильма «12» Никиты Михалкова, когда герой Ефремова произносит такую фразу: «Почему вы все время смеетесь? Да потому что когда все серьезно, то становится страшно».

Тем не менее, каждый из вышеназванных персонажей этой трагикомедии так или иначе играл свои — главные и эпизодические — роли.

Как адвокаты раздули фарс

И Эльман Пашаев, и Александр Добровинский являются звездными адвокатами. Добровинский защищал интересы Филиппа Киркорова, Бориса Березовского и других публичных персон.

Эльман Пашаев сотрудничал с Катей Лель, Алексеем Паниным, на его счету куча выигранных арбитражных и гражданских дел. Но мы не будем вдаваться в подробности биографий обоих звездных защитников, а постараемся понять, почему большой общественный интерес к этому судебному делу – в том числе и их заслуга.

Александр Добровинский и Ирина Хайруллина. «КП»/фото:
Александр Добровинский и Ирина Хайруллина. «КП»/фото: Михаил Фролов

Все дело в том, что оба адвоката явно наделены актерскими талантами, умеют подать себя и за словом в карман не лезут. Добровинский вообще способен ответить остроумно на самый каверзный вопрос. Так, однажды, когда журналист спросил его:

«Александр Андреевич, что вы сегодня будете показывать на суде?»

Защитник потерпевшей стороны ответил:

«Я обычно показываю своей жене».

Эльмана Пашаева тоже можно было смело цитировать. Чего только стоила реплика адвоката: «Благодаря таким, как Михаил Ефремов, наш город расцветает». (Это было сказано по поводу того, что Михаил Олегович платил штрафы за административные правонарушения, тем самым пополняя городскую казну).

Или: «Михаил Ефремов смотрит на меня, как Ленин на буржуазию».

Кстати, надо отдать должное ораторским способностям господина Пашаева. Так, его выступление на судебных прениях, наверное, длилось дольше, чем речи всех пятерых адвокатов со стороны обвинения вместе взятых.

Эльман Пашаев. «КП»/фото:
Эльман Пашаев. «КП»/фото: Михаил Фролов

Но самый большой интерес для журналистов, конечно, представляло само противостояние звездных адвокатов. Они то и дело обменивались колкостями и словно соревновались друг с другом в умении пустить пыль в глаза.

Эльман Пашаев приезжал на судебные заседания на роскошном «Майбахе», а Александр Добровинский – на «Роллс-ройсе». И оба то и дело демонстрировали дорогие костюмы. Но одним из самых ярких эпизодов судебного заседания, безусловно, стало появление Александра Андреевича на самокате.

Тем не менее, обоим адвокатам удалось добиться главного – теперь их точно знает все постсоветское пространство, а то и весь мир. Эльман Пашаев вообще стал героем анекдотов. Некоторые из них он даже разместил у себя в соцсетях.

Например, «Эльману Пашаеву нельзя защищать Лукашенко. Иначе окажется, что он никогда не управлял страной» или «Эльман Пашаев обращается к Михаилу Ефремову: «Пусть теперь они докажут, что ты Ефремов».

Анекдоты анекдотами. Только вот принесла ли стратегия защиты, выбранная господином Пашаевым, пользу самому Михаилу Ефремову? Результат, как мы видим, налицо…

Как Пашаев пытался флиртовать с прокурором

Процесс вела судья Елена Абрамова, на счету которой множество резонансных дел. Например, дело футболистов Кокорина и Мамаева, оппозиционного блогера Владислава Синицы, полицейского Дмитрия Захарченко и дело о похищении Авраама Руссо.

За ней закрепилась репутация жесткого, но справедливого судьи. Не будем комментировать профессиональные качества Елены Абрамовой. Скажем только, что женщина она приветливая (всегда здоровалась с журналистами), с чувством юмора и, к тому же, не лишенная утонченного вкуса. Утром (до того, как Елена Абрамова надевала судебную мантию) она обычно появлялась в очень стильных платьях и костюмах.

Журналисты долгое время пытались узнать хоть что-то о прокуроре – очень красивой девушке, которой по внешнему виду не дашь и 30 лет. На самом деле красавицу зовут Диана Галиуллина. Она является дочерью генерала-майора ФСБ Дамира Галиуллина.

Несмотря на то что Диана Галиуллина постоянно отклоняла почти все ходатайства стороны защиты, во время просмотра видеоматериалов дела Эльман Пашаев активно флиртовал с ней.

«Я же настоящий мужчина, в конце концов», — объяснил интерес к оппонентке он. Действительно, красота – страшная сила.

Поклонники Ефремова: 81-летняя пенсионерка и Руки-базуки

На суд приходило несколько постоянных поклонников Михаила Ефремова. Каждый день они поднимались на второй этаж, где находился главный зал судебных заседаний. И когда артист заходил туда в сопровождении конвоя, начинали скандировать:

«Михаил Олегович, держитесь. Мы с вами. С вами весь мир!»…

Лично у меня это вызывало не только улыбку, но и уважение, потому что это была позиция. Пусть наивная и непопулярная в обществе, но четко выраженная позиция. И умение отстоять свою точку зрения вопреки всем обстоятельствам!

За спиной Александра Добровинского та самая Татьяна Ивановна. «КП»/фото:
За спиной Александра Добровинского та самая Татьяна Ивановна. «КП»/фото: Михаил Фролов

Самое большое мое восхищение, конечно, заслуживает 81-летняя Татьяна Ивановна, которая не пропустили ни одного заседания с участием звездного обвиняемого. Пенсионерка, гордо называющая себя борцом за правду, выдержала все тяготы судебных процессов. И даже когда суд затягивался до десяти часов вечера, она не собиралась сдаваться…

А самая заметная из поклонниц Ефремова – это гид-переводчик Марина Палта, которая готова была сразиться с любым человеком, кто выскажется против Михаила Олеговича.

Такие, конечно, находились. И, на мой субъективный взгляд, приходили они к зданию суда не сколько выразить свое мнение, сколько получить долю пиара. Речь, в частности, идет о скандальном блогере Кирилле Терешине, более известном как Руки-базуки, и Олесе Малибу, заявивших, что место Ефремова – в тюрьме.

Марина Палта. Teleprogramma.pro/фото:
Марина Палта. Teleprogramma.pro/фото: Ольга Храбрых

Михаил Ефремов

Суд постановил, что Михаил Ефремов совершил тяжкое преступление. А значит, он должен понести наказание, поскольку по вине актера погиб человек – Сергей Захаров. И прекрасный человек, который стремился объединить всю семью, избегал ссор и конфликтов и старался помогать любимым родным людям, когда то и дело мотался на работу из Рязани в Москву. А его жизнь трагически оборвалась…

Михаил Ефремов. «КП»/фото:
Михаил Ефремов. «КП»/фото: Михаил Фролов

Конечно, это трагедия обеих семей. В какой-то степени Александр Добровинский прав в том, что этот судебный процесс станет показательным для тех, кто привык безнаказанно садиться пьяным за руль и думает, что его пронесет… Сам Михаил Ефремов в своем последнем слове признал, что пьянство – это дикое зло, которое и привело его на нары.

Признаться честно, я ему сопереживаю и даже симпатизирую. Все-таки свое обаяние и магнетизм Михаил Ефремов сумел сохранить даже в столь тяжелых обстоятельствах.

Но еще раз повторяю, что теперь Михаил Олегович должен нести свой крест. И я верю в то, что он готов к этому, также, как верила в искренность его стихотворных строк, написанных в память о погибшем Сергее Захарове:

«Господи, дай мне немного сил, а Сергею — рая!

Вот бы поговорить с ним, увидеть его, помолчать…

Я же дошел до ручки, как в жизни дошел до края.

Есть на кого поставить Каинову печать».