«Загугли звезду»: Евгений Антропов – о мистике в жизни, экстремальных съемках «Перевала Дятлова», ярких ролях и личной жизни

Известный актер стал гостем проекта «Загугли звезду».

24 января на канале ТВ-3 выходит сериал «Перевал Дятлова». Многосерийный фильм расскажет о знаменитой экспедиции 1959 года под руководством Игоря Дятлова, из которой никто не вернулся живым. Что же случилось с молодыми людьми, отправившимся к заснеженным вершинам?

Погибли под лавиной, были убиты местными жителями или беглыми заключенными? Или же их смерть была вызвана встречей со сверхъестественным? Эти вопросы до сих не дают покоя уже нескольким поколениям. А в сериале же «Перевал Дятлова» правду предстоит выяснить следственной группе под руководством Олега Костина.

Одна часть фильма условно рассказывает о расследовании Костина, а другая знакомит нас с участниками экспедиции Игоря Дятлова. Один из них – 24-летний студент Александр Колеватов, роль которого сыграл 35-летний актер Евгений Антропов. (Просто он так молодо выглядит)

В рамках проекта «Загугли звезду» Евгений рассказал о съемках в «Перевале Дятлова», своей версии трагедии, участии в фильмах «Кремень», «Чудотворец», а также об отношении к Инстаграму и не только.

«Евгений Сергеевич Антропов, актер театра и кино. Я – москвич, родился в районе Выхино, - представляется наш собеседник. - Здесь и проходило все мое детство, в окружении одноклассников, со всеми вытекающими последствиями».

- Каким было ваше детство?

- Счастливым, как и у всех, наверное. Сейчас, когда прошло столько времени, я понимаю, что у меня нет ни одного плохого воспоминания о детстве и вообще о школьном времени. Я бы не сказал, что хотел бы его повторить, но тому, что было, очень благодарен.

 - А помните свою первую любовь?

- Наверное, было какое-то чувство. Хотя многие говорят, что первая любовь наступает позже. Вот поэтому я и не знаю, возможно, она и случилась в школе.

 - Тогда же начали проявляться и ваши актерские способности?

- У нас преподавала учительница по английскому языку по фамилии Кабзон. Сейчас, дай Бог ей здоровья и долголетия, она живет в Тель-Авиве. Так вот, наша преподавательница ставила спектакли на английском языке.

Однажды, в классе пятом, в постановке о Томе Сойере мне дали какую-то непонятную эпизодическую роль. Тогда я вообще не понимал, что надо делать, да еще и на английском языке. Я вроде просыпался на уроке и что-то там играл. И помню, как наша учительница посоветовала мне: «Иди в актерскую профессию- это твое». Это был первый человек, который мне об этом сказал, я ей очень благодарен, и мы до сих пор на связи.

- И в тот момент вы уже задумались об этом? 

- Да, потому что, наверное, это был один из первых инсайтов, связанных с профессией, которые потом будут происходить в моей жизни несколько раз. Ты будешь понимать, что пришел точно туда, куда тебе надо было идти.

 - А как относились к вашему выбору родители?

- Всегда поддерживали и вообще никогда не препятствовали мне, но при этом никто и не педалировал ситуацию.

- Как вы учились в школе?

- Сложно, потому что было много важных предметов. Мне кажется, что я преуспел бы гораздо больше, если бы школьная программа была бы выточена поиндивидуальней. А она ведь построена таким массовым потоком. И если ты что-то не понял на химии и физике, например, а другие ребята въехали в тему и на следующем уроке идут дальше, то ты уже отстал. И больше тебя никто ждать не будет.

Также я не питал любви и к математике, алгебре и геометрии. Ни в коем случае не сомневаюсь в  достоинствах этих предметов, мне просто стало на них скучно. Хотя опять же я думаю, что это вопрос педагогики. Некоторые преподаватели могут привить любовь к своему предмету. Я уже говорил про нашу учительницу по английскому языку, которая посоветовала мне заняться актерским мастерством.

А еще у нас была замечательная классная руководительница Надежда Петровна Цветкова, которая вела русский язык и литературу. Сейчас она живет в Штатах. Вспоминаю и замечательного историка.

Получается, что все зависит от педагогов. Допустим, мне нравилась математика, но любовь к ней отбили напрочь. Мне понравились несколько уроков физики, думаю, Господи, как интересно, прям магией пахнет. Но опять же у меня отняли всякое желание заниматься наукой, потому что там нужно что-то быстро-быстро соображать. А если у тебя этого не получается, то: «Всего доброго».

 - А спортом вы увлекались?

- Он присутствовал в моей жизни, особенно по молодости, да и в детстве тоже. Я ходил на восточные единоборства: и на ушу, и на карате, и на айкидо.

Спорт нужен для себя, для жизни и в первую очередь для кино. Мне все равно, наверное, интересно там, где есть любое проявление творчества.

 - А что вы можете сказать о своих родителях?

- Прекрасные, замечательны люди, дай бог им здоровья. Всегда помогут, поддержат, никогда не будут лезть. Это такой тыл, который ты всегда ощущаешь. Мама из Ярославля, папа из Москвы. Маму зовут Наталья Осиповна Антропова. Она домохозяйка. Папа - Сергей Евгеньевич Антропов. Он предприниматель, но они оба уже на пенсии.

- Родители вмешиваются в принятие вами решений?

- Нет. Не могу вспомнить ни один такой случай. Я поступил в театральный институт не с первого раза, а только со второго года. И я помню, что моя мама просто расстроилась и все. Не то, чтобы там сокрушалась, мол, как же ты не поступил. И папа тоже больше переживал за меня, что я потеряю год,  буду сидеть без дела и переживать. То есть, беспокоился о том, что я буду переживать и все.

- Где вы учились? 

- В ГИТИСе, на третьем этаже, на режиссерском факультете, в мастерской профессора Леонида Ефимовича Хейфеца.

- Что вы можете рассказать о студенческих годах? 

- Это были очень сложные четыре года, несмотря на то что мы много смеялись, шутили, прикалывались. Дурака мы там валяли, дай Бог. Это все понятно, все-таки это театральный вуз, этакий Хогвартс сегодняшнего дня. Но при этом было очень сложно, потому что у нас очень серьезный, требовательный мастер с потрясающим чувством юмора. Также я бы вспомнил своего педагога Наталью Алексеевну Звереву, которую я очень люблю, Бориса Павловича Рабея.

Вообще, в театральном институте ты должен просто прийти сам к себе. Там же еще очень много психологии, такой неспециальной, но она все время рядом с тобой, ходит где-то рука об руку. Ты все время должен что-то преодолевать, искать себя, потому что сам никто тебя там ничему не научит. Вот тебе четыре года, давай, ты можешь попробовать максимально раскрыться, вперед и с песней.

А тащить тебя никто не будет, по сути, это добровольное дело. Мы обучались вместе с режиссерами. И иногда там были очень тяжелые, эмоциональные отрывки.

Помню, как на первом курсе я поехал в институт с температурой 38 с копейками, с гайморитом. Ну то есть, я вообще не мог наклонять голову, поскольку она сразу начинала болеть. Но я поехал репетировать отрывок, который потом вообще сняли прямо перед экзаменом. Зачем, спрашивается, ездил?

- Это правда, что на первых курсах не разрешают сниматься?

- Это все индивидуально. К счастью, мы застали старую гвардию педагогов.  Это очень важный фактор - кто педагоги и какое время. Время, даже, наверное, важнее, потому что оно так быстро поменялось…

Когда мы учились с 2004 по 2008 годы, еще можно было сказать: «Ребят, погодите, не снимайтесь на первом курсе, потому что сейчас вы нахватаетесь всего, а потом индустрия вас выплюнет, потому что вы будете неинтересны. Вы можете взять типажом, фактурой, а дальше вас никто не будет использовать. В нулевых эта фраза еще могла быть приемлемой, а вот сегодня – нет…

Мне кажется, что сегодня студентов можно пускать сниматься уже с первого курса, а там - как пойдет. На мой взгляд, актерское образование таким, каким я его знаю, таким, из-за которого я вообще пошел в эту профессию, оно не нужно. Хотя в театре всегда кто-то будет говорить: «Да нет, как раз наоборот». Я бы с удовольствием согласился с этими спикерами, но по факту не вижу такой необходимости.

Я просто не вижу, где эти навыки потом можно будет применить на практике. Самое главное, что все актеры, мальчишки и девчонки должны заниматься спортом, чтобы хорошо выглядеть. Ну, читать книги для саморазвития, не только художественную, но u психологическую литературу, уметь не моргая, заплакать в кадре, просто потрясти глазками и все. И этого достаточно для того, чтобы карьера могла состояться. Это правда.

 - Получается, что индустрия стала более низкопробной?

- К сожалению, во многом да, причем и зарубежная тоже. Действительно, это как бы второсортный продукт, потому что понятие «творчество» отходит на второй план. У меня был такой инсайт на первом курсе. Да вы спрашивали про учебу, а в ней для меня было два переломных момента.

Первый – это когда педагог по английскому языку сказала мне: «Иди поступай». А второй – когда Борис Павлович Рабей дал нам упражнение «Администратор». Он говорил, что в принципе в нем могут участвовать два студента. Но лучше, чтобы все-таки «администратора» играл педагог, потому что он как раз со стороны может посмотреть, кто врет, а кто – нет. Ну как бы, это ему на откуп, потому что в этом смысле у него все-таки была другая чуйка.

История проста: представьте, что в Москву приезжает очень известный театр с невероятно популярным спектаклем. Все билеты на него проданы. И твоя задача – попасть на этот спектакль, для чего ты приходишь к администратору и просишь у него контрамарку. Тебе нужно добиться того, чтобы человек дал ее тебе, а для этого нужно что-то придумать, учитывая отсутствие любой возможности проникнуть на постановку.

И я помню, как вышел к своему педагогу. Сидел, что-то там придумывал, я очень боялся, волновался, что у меня ничего не получится, что меня отчислят. И меня там куда-то унесло, поскольку это и есть та самая вера в предлагаемые обстоятельства. Я начал что-то наговаривать, наговаривать, наговаривать, у меня как будто стала пропадать связь с реальностью.

И при этом начала возникать та реальность, которую я наговариваю, и я вижу, как у меня ручьем потекли слезы. И тут я замечаю, как Борис Павлович выписывает мне эту бумажечку. Потом я сел на подоконник, а он посмотрел на меня и сказал: «Вот ты сейчас понял про профессию что-то очень важное». Я действительно понял. Я очень многое понял тогда и сегодня этого не вижу.

- Какой фильм с вашим участием вы могли бы посоветовать зрителям? 

- Это сериал «Город», который написал Дима Константинов и снял его вместе с Юрой Трофимовым. А что такое искусство? Это профессионализм и любовь. Вот это все и было сделано с невероятной любовью. Причем я знаю, что мы, актеры, всем так и говорим: «Это было сделано с любовью».  Наверное, у всех свое лекало любви.

Это все равно невероятный труд, включенность. Если говорить о чувствах между мужчиной и женщиной, то это включенность в другого человека и работа над отношениями. В кино любовь - это то же самое. Это включенность материала и работа, и профессионализм, с которым сделана кинокартина. И не важно, что кому-то она нравится, а кому-то – нет.

Мы как раз здоровые люди и понимаем, что кому-то это будет близко, а кому-то – нет.  Но то, что фильм «Город» сделан профессионально и с любовью, - это факт. Эта история интересная, и мне за нее совсем не стыдно.

- Давайте поговорим об одном из самых известных фильмов с вашим участием – «Кремень». Как вы вживались в роль немосквича, будучи москвичом?

- Во-первых, это несложно, потому что всю свою жизнь ты наблюдатель. Во-вторых, я работал с хорошим режиссером Лешей Мизгиревым. А его главная отличительная черта заключается в том, что если он и снимает кино, то всегда знает, чего хочет. А я никогда не любил, когда начинается вот эта история: «Давайте попробуем так. А как вы думаете?» Тебя мутузят виллами по воде туда-сюда, и ты думаешь: «Что тебе от меня надо? Скажи конкретно».

Я даже дискутировал по этому поводу со своим мастером. Мол, чего же от меня хочет режиссер? Я буду приносить ему каждый день какой-то вариант актерской находки, а он мне ответит, что это все не то… И на это я должен потратить всю жизнь?

Так вот, Мизгирев как раз знает, чего хочет, и он автор прекрасной фразы, что талант -  это как поплавок. И он тебя вытянет при необходимости. Главное - очень точно ставить задачу, что тебе нужно играть, про что, как, к чему и куда нужно идти. Все, ты просто доверяешься режиссеру, выбрасываешься в обстоятельства, и у вас все получается. Ну, а если не получается, то вы делаете дубль.

А по поводу вашего вопроса, ты же все равно видишь эту жизнь 24 на на 7. Ты ее наблюдаешь, знаешь какие-то вещи. К тому же моя мама из Ярославля. Я ездил туда, но это детские воспоминания. Да и тогда я, будучи ребенком, не видел проблем приезжих.

- Что в этой работе было сложнее всего?

- Концентрация, наверное, хотя мне она дается. Концентрация именно на материале, а не на том, как я это сейчас делаю, правильно или неправильно. Просто сосредоточенность на конкретной задаче. Это была первая роль, и в этом, наверное, и была главная сложность. Концентрация.

- Также многие помнят вас по сериалу «Чудотворец», где вы сыграли Юрия Арбенина - прототипа брата Алана Чумака. Вы верите в мистику?

-  Я не могу не верить, потому что все это ежедневно присутствует в нашей жизни, в той или иной степени. Я верю в психологию, самоанализ, саморазвитие, духовный рост. Там просто бездна информации, которую только черпай. Не могу сказать, что конкретно верю в Кашпировского и Чумака. Я ничего не видел и не знаю. Но думаю, что есть люди с такими сильными способностями.

 - Искали ли вы дополнительную информацию о Чумаке?

- Нет, потому что, я все-таки играл его брата. И для меня эта информация была лишней. Поиском таких материалов занимался Филипп Янковский, который и сыграл условного Чумака. А о его брате было очень мало информации.

У Димы Константинова всегда прекрасные сценарии, вот как написано, так возьми -  иди и играй. Он уже сделал за тебя всю работу. Я сотрудничаю с Димой 11 лет, поэтому знаю, о чем говорю.

Иногда там нужно куда-то нырять и поднимать какие-то ресурсы, но опять же, вернемся к тому, о чем мы говорили, - к необходимости образования.  Ты можешь выйти с белым листом, и будет видно, что ты суперначитанный человек. Но зритель, быть может, этого даже не заметит.

- Как вам работалось с Филиппом Янковским и Федором Бондарчуком?

- С Федором Сергеевичем мы практически не пересекались. Никаких воспоминаний у меня не осталось, но я знаю, что это очень воспитанный и ответственный человек. А Филипп Олегович - просто потрясающий, замечательный добрейшей души человек. Мы очень много смеялись!

Раньше я никогда с ним не виделся, впервые мы встретились только на читке. Сели за стол, поздоровались и стали по бумажке читать свой текст. И тут у меня по коже побежали мурашки… Потому что я невольно подумал, что передо мной сидит Олег Иванович – у Филиппа были те же интонации и голос. Его метафизика практически неотличима от метафизики Олега Ивановича Янковского.Я даже начал их пародировать.

Вообще, я шучу, что есть несколько людей, с которыми можно пообщаться, а потом их спародировать. Нужно только словить их интонации. Это Лешка Мизгирев, Филипп Янковский.  И, конечно, гениальный Тимофей Трибунцев.

 - А Николай Галунов, которого вы играли в фильме «Вратарь моей мечты» о Льве Яшине, - это реальная личность?

- Да. Можно вообще закрыть этот вопрос, потому что в итоге я не смотрел фильм и ничего плохого сказать не могу. Но с Эдуардом Салаватовым, режиссером,  который запускал его изначально, мы работали вместе не один проект. У него были более правильные планы на материал. И то, о чем он хотел рассказать, мне было в тысячу раз ближе.

Конечно, тот режиссер, который снимал этот фильм, неплохой, но поменялась концепция всей картины и рассказывать стало нечего. Но вообще, никогда неинтересно играть функцию. А друг детства Льва Яшина остался здесь именно только как функция, вот и все.

 - Давайте поговорим о вашей роли в сериале «Перевал Дятлова»

- Это был интересный проект, наверное, по объему и масштабу работы, хотя и не скажу, что он очень сложный, за исключением пары смен в феврале. Когда ночью на улице был минус, я даже не помню, сколько, у нас сопли стыли. Их можно было буквально откалывать. А мы же снимались под этими вентиляторами, разгребали под ними снег. Вот это была сложная смена, чисто опять же с физической стороны.

А что касается актерских задач, то я не сказал бы, что было очень тяжело. Не то, что типа «там так легко», но, правда, у моего персонажа не было каких-то сцен, над которыми пришлось сильно попотеть.

- Готовились к роли? 

- Да я почитал про людей того времени, про материал, про группу.  Для нас собирали толстые талмуды – все, что известно про перевал Дятлова. Также я прочитал еще одну альтернативную книжку, не буду называть какую, чтобы она никого не путала. Книга показалась мне интересной, и я понял, что по ней, в силу определенных причин, никогда бы не дали снять кино. Да и применить этот материал-то негде.

А для нас эта группа туристов 1959 года - просто какие-то супергерои «Марвел», например. У них ведь совершенно другое сознание. Это люди, которые гордились своей страной абсолютно искренне. Гордились, верили, что мы впереди планеты всей, у них там через два года человек в космос полетит. И это ощущение прорыва уже витало в воздухе.

Это люди, которые просто с керосиновой лампой и с коробком спичек могли пойти куда-то в поход на месяц. Туда, где холод, где умирают животные, а они там ничего, нормально -  приспосабливались. Ну, то есть, это были какие-то сверхлюди, что даже не укладывается у меня в голое.  Порядочные, волевые, с каким-то невероятным стержнем внутри.

Как говорили мы с ребятами, просто это послевоенное поколение, дети войны. И они, конечно, железные студенты.

- Сами потом смотрели фильм?

- Скажу честно, еще не посмотрел. Я пока откладываю просмотр, готовлюсь к нему. Иногда мне нужно время, чтобы посмотреть какой-то материал со своим участием.

- Вам не показалось, что те люди были счастливыми?

- И это правда, это правда. Во-первых, я люблю это время по советским фильмам. Может быть, оно было не такое, как я думаю. Ну тогда невозможно было бы построить такую прям совсем адскую пропаганду, кинематограф. Тем более, что кино даже в то время было разным, не все фильмы становились классикой. Но я все равно был очарован тем временем и смотрел эти кинокартины с детства.

Мне правда казалось, что люди того времени счастливы, потому что точно знают, чего хотят от жизни. Советский Союз, наверное, был устроен так, что не возникало никаких вопросов. Хочешь учиться – иди учись, нужно в армию – пошел туда, потом устроился на работу, есть стабильная зарплата. То есть, человек был спокоен за свое будущее.

И потом, сама жизнь давала подпитку тому поколению. Это дети войны, знающие, что такое голод, лишения. А человек, побывавший в обстоятельствах смерти, по-другому начинает ценить жизнь.

Возвращаясь к Яшину, Лев Иванович Яшин в книге ЖЗЛ тоже говорил, что его поколение радовалось простым вещам. Например, раньше был выходной день, и ты, значит, сидишь в парке в белой рубашке, просто ешь мороженое. Ты счастлив, а потом вечером у тебя три рубля в кармане -  пойдешь, купишь коробку конфет и отправляешься в гости.

Это люди знают, что такое смерть, поэтому очень любят и ценят жизнь. Ну так всегда было. После войны наше кино поднялось. Появилась целая плеяда талантливых режиссеров: Рязанов, Данелия, Гайдай и так далее.

 - А может ли современное поколение стать счастливым?

-  Да, я действительно считаю, что современное поколение счастливо, потому что у людей в связи с научным прогрессом больше возможностей для самореализации, и они ими успешно пользуются.

- Ваше мнение о случившемся на перевале?

- Слушайте, ну, если прям совсем «по чесноку», то, как сказал наш потрясающий Саша Метелкин, который сыграл в нашем фильме Дорошенко: «Если бы я попал к Познеру, и он бы мне задал свой традиционный вопрос из опросника Пруста: «Оказавшись перед Богом, что вы ем скажете», я бы спросил, что случилось с группой Дятлова?» Вот и я также.

И я почему-то не очень верю в историю схождения лавин. Как я уже говорил, я прочитал одну книгу о перевале Дятлова. И там звучит версия, не основанная на мистике, что ребят убили иностранные диверсанты. И это мнение кажется мне и правдивее, и кинематографичнее с точки зрения художественной ценности.

 - Расскажите, пожалуйста, о своих детях…

- Старшего сына зовут Петр, а младшего - Павел. Один учится в школе, в первом классе, а другой ходит в детский сад. Замечательные, замечательные парни. Старший, на мой взгляд, невероятно смекалистый, такой вот весь себе на уме, на другой планете существующий. Младший, наоборот, впереди планеты всей, всегда первый. Шубутной, компанейский, невероятно дружелюбный.

Но я бы сказал, что старший – чувствительный, а младший – ранимый. Суперские ребята, мои самые ближайшие друзья, на которых всегда можно положиться даже в таком маленьком возрасте. Вот. Очень хочется все это сохранить и впредь. Нигде не наломать дров.

- У детей уже проявляются творческие способности?  

- Нет. Наверное, это самый сложный вопрос – как успеть все разглядеть и куда-то направить. Потому что сейчас тот самый возраст, когда нужно куда-то отдавать детей и как под датчиками следить за тем, на что среагирует их душа. Пока мы в поиске. Не могу сказать, что какие-то детские способности очень ярко проявились. Но если говорить о творчестве, то в младшем это проявляется больше.

 - Мы знаем, что вы пишете стихи...

- Я бы сказал, что это призвание, и я с этим живу. Это как дар, который у тебя есть и все. Иосиф Александрович Бродский однажды написал о поэзии, что ты это не сам придумываешь и сочиняешь. То есть, поэт - это такое состояние, когда ты можешь слышать какие-то истончающееся материи мира, прислоняться к ним и оттуда все записывать. Это когда ты все время прислушиваешься к чему-то вокруг себя.

Когда ты можешь слышать - ты записываешь, а когда ты не способен это услышать, тебе этого не дано, да ты хоть все уши протри -  ты не запишешь ни строчки, или это же это будет адское графоманство. Это то, что я очень люблю, что мне очень дорого, потому что для меня это чистое творчество - поэзия и музыка.

Потому что наша профессия в этом смысле для меня вторична. А музыка, стихи - это прям прекрасно. Я очень рад, что занимаюсь поэзией. Пока я еще не публиковался на бумаге, только на Фейсбуке, но надеюсь, что это произойдет. Хотя, к сожалению, сейчас у нас нет спроса на поэзию от слова совсем.

- Помогает ли вашей карьере Инстаграм, или же он больше для друзей?   

-  Сейчас в обществе наблюдается Инстаграмный бум, мы все зависим от Инстаграма, а я же не люблю от чего-то зависеть. Другое дело, когда я понимаю, что не смогу прожить без газа, света, отопления. А что касается соцсетей, то здесь у человека есть выбор.

Я восхищаюсь теми людьми, которые ведут Инстаграм, потому что я так не умею. Просто не знаю, о чем буду говорить с аудиторией : «Привет, ребята, зубы почистил, классно, вот сейчас кофе пью, будете со мной?»

Однажды я прочитал у Кристиана Бейла (и думаю, что он не один так говорил), что многих мировых звезд просто нет в Инстаграме. «Чем меньше тебя знают зрители, тем им легче поверить в тех персонажей, которых ты играешь на экране», - сказал он. И как мне кажется, это незыблемое правило. Правда, меньше знают, крепче спят. Потому что, если знать всю поднаготную твоей личной жизни, которой так часто набит Инстаграм, то ничего не останется, исчезнет актерская магия. Но зрители знают, что ты будешь снимать видео, как ты отдыхаешь где-то, пьешь, гуляешь и так далее. И ты будешь там таким, какой ты есть?

А как потом зритель поверит в злодея, которого ты играешь?  Да нет, это же Женька Антропов - добряк, вон посмотри его видео последнее. И потом, нужно все-таки держать дистанцию. Поэтому меня и нет в Инстаграме, и слава Богу. Многие говорят, что Инстаграм помогает в продвижении, в рекламе. Но просто это не мое, вообще.

 - Чем порадуете своих поклонников сейчас?

- Вся информация обо мне есть на «Кинотеатре» и на КиноПоиске. Могу, наверное, рассказать про фильм, который мне интересен и который я хотел бы посмотреть сам. Речь идет о картине «Киллер», который мы с Денисом Кармышевым снимали прошлым летом и весной. Я бы назвал эти съемки целым приключением. Также в «Киллере» принимали участие Саша Устюгов, Карина Андоленко, Никита Тарасов.

Могу рассказать и о фильме «Крылья над Берлином», который снял Костя Буслов. Это военная картина, которая, возможно, выйдет в конце апреля. А еще мы там встретились с прекрасным Сашкой Метелкиным, что меня тоже очень радует.

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале! 

Другие материалы
Подписывайтесь на наш канал