«В нашей сегодняшней жизни есть и ужас, и тревоги, и надежда, и еще черт знает что»: Игорь Миркурбанов о диалогах в сериале «Безопасные связи»

Актер рассказал Teleprogramma.pro о съемках сериала в условиях пандемии.

«В нашей сегодняшней жизни есть и ужас, и тревоги, и надежда, и еще черт знает что»: Игорь Миркурбанов о диалогах в сериале «Безопасные связи»
Игорь Миркурбанов Фото: Борис Кудрявов Архив: «ЭГ»

На видеосервисе Start появляются новые серии многосерийного фильма Константина Богомолова «Безопасные связи». На этот раз героем нашего цикла статей, посвященных этой картине, стал исполнитель одной из главных ролей Игорь Миркурбанов.

Три истории людей в карантине

Многосерийный фильм рассказывает три истории разных людей, находящихся на самоизоляции. Первая посвящена любовникам Марии и Николаю и их семьям. Во второй мы знакомимся с бизнесменом, который делает странное предложение главной героине – стать его мамой, хотя по возрасту она годится ему в дочери. В центре третьего кинорассказа – взаимоотношения двух пожилых людей, которые, судя по всему, были когда-то знакомы, но потом жизнь их разлучила, а Интернет вновь соединил.

Съемки в формате screenlife («экранная жизнь»)

В одном из своих интервью Константин Богомолов рассказал, что форма сериала была продиктована режимом самоизоляции, но он бы непременно взялся за картину и при других обстоятельствах.

Роберт Родригез и Кристофер Нолан начинали свою карьеру с малобюджетных фильмов и считали съемки в ограниченных условиях вызовом для режиссера. Богомолов считает также. Так, он пояснил, что умение создать оригинальный фильм в непростых обстоятельствах может многое сказать о режиссере, а не о его финансовых возможностях.

Сериал создан в формате screenlife («экранная жизнь»), который в условиях пандемии стал неким трендом.

Однако исполнитель одной из главных ролей Игорь Миркурбанов считает, что слово «скринлайф» не совсем точное, скорее, это профессиональная съемка в новых обстоятельствах.

На съемочной площадке, которая разворачивается в домах артистов, присутствуют оператор, звукорежиссер и помощник оператора. Фильм снимается в реальном времени, сценарий «буквально вынимается из духовки».

Кадр из сериала «Безопасные связи»
Кадр из сериала «Безопасные связи»

«Мы не тратили много времени на предварительные ласки и танцы вокруг материала, — рассказывает Игорь Миркурбанов. — Снимать стали практически сразу же, как только получили свои сцены. А перед этим было несколько дистанционных встреч. Но до конца я не знал ни интриги, ни сюжета, и думаю, что это правильно».

Несмотря на то, что действие сериала не выходит за пределы домов персонажей, в одном из кадров флэшбеком появляется море, о котором вспоминает героиня Надежды Маркиной.

В нынешних условиях для нее это как глоток кислорода. Это производит очень неожиданный эффект, похожий на эффект 25-го кадра.

Игорь Миркурбанов сравнил этот эффект с экспериментами с подводной камерой, которые ставились в СССР в  конце 70-х годов.

Человека погружали на большую глубину, и он лишался возможности сенсорных ощущений. Он не понимал, какое сейчас время суток, ничего не слышал и не видел. Так и героиня Надежды Маркиной словно отключается от тревожной реальности.

Чем фильм притягивает зрителя

Несмотря на то, что в фильме нет экшн-сцен, и он не отличается разнообразием  планов, этот кинопроект удивительно притягателен для зрителя.

Дело в самих историях, которые раскрываются по мере развития сюжета, и диалогах Константина Богомолова, в которых есть не только злободневность, но и музыкальность, ритм и поэтика.

Игорь Миркурбанов считает, что хороший текст несет сакральную миссию, задает высокую планку, создает ощущение жанра. К таким текстам он относит и работы Константина Богомолова, будь то его литературные зарисовки для книги «Так говорил Богомолов» или диалоги из фильма «Безопасные связи».

С этого и начался наш разговор.

— Игорь Витальевич, вы уже не раз говорили, с каким уважением относитесь к текстам Константина Богомолова. Вы и выступали с концертом по мотивам его книги «Так говорил Богомолов». Но все-таки, вносили ли вы какие-то правки в реплики  своего героя?   

— Да упаси Бог. Костя записывает все очень строго, каждое слово в его диалогах находится на своем месте. Поэтому в каких-то изменениях нет необходимости.

— Как вы запоминаете такой большой объем текстов за столь короткое время?

— Когда текст талантлив, то процесс запоминания происходит  и достаточно легко. Если текст написан, как поэзия, то он и запоминается, как поэзия.

— Вы как-то в одном из интервью упомянули фразу Шопенгауэра, который говорил: «Чтобы полюбить людей, нужно увидеть, как они страдали». Ваш герой в сериале «Безопасные связи» кажется страдающим человеком. Это тот случай? За что его можно полюбить?

Я, правда, не знаю, нужно ли его любить, и любит ли он себя сам? Но думаю, что любить его можно ровно за то, что и каждого человека. И потом, как говорит папа Лорда в спектакле «Идеальный муж»: «Любить нужно Родину, жену не обязательно».

Кадр из сериала «Безопасные связи»
Кадр из сериала «Безопасные связи»

«Это классный, нужный и новый для меня опыт»

— Сейчас все повторяют фразу, что мир после пандемии не будет прежним. А каким он тогда будет?

Вы знаете, я уже ранее сказал, что стараюсь не делать никаких прогнозов, чтобы не очаровываться и не разочаровываться и быть готовым ко всему, что я и рекомендую. Жизнь мудрее нас. И учит, что полезней быть свободным от каких-либо установок.

— В интервью «Эхо Москвы» вы сказали, что сериал «Безопасные связи» останется неким памятником времени пандемии… 

— Не памятником, а документом. Эта наша реальность будет зафиксирована, что важно. Так мне думается.

Сериал «Безопасные связи» — это психологический документальный срез жизни. В этом подробном исследовании нашего сегодняшнего существования есть и ужас, и тревоги, и надежда, и еще черт знает что.

И еще это очень классный, новый и нужный для меня опыт.

— А если бы вы были архитектором и могли бы создать памятник этому времени, то какую бы форму он бы имел? Быть может, это был бы памятник курьерам, получившим сейчас свободный доступ по городу? Многие сейчас завидуют  им…

Ну да. 35 000 курьеров…35 000 курьеров…

 — Игорь Витальевич, как вы переживаете самоизоляцию?

— Не переживаю, работаю. Вы знаете, я особо не тоскую, поскольку я очевидный социофоб.

И для меня находится масса полезных и интересных занятий, поэтому всего и не перечислишь. Так, я могу целый день убить на какую-то красивую партию в шахматы с компьютером, все-таки добить его на каком-то хорошем уровне и дико радоваться этому.

Могу весь день слушать музыку или что-то сочинять. Мне достаточно комфортно, насколько это возможно в условиях, когда всех постоянно «бомбит» эта история с вирусом и с тревогой за близких и знакомых.

«Театр онлайн – это как секс по телефону»

— Во время самоизоляции я посмотрела спектакли «Адам-сын собаки» и «На дне» израильского театра Гешер с вашим участием. Вы, кстати, смотрите онлайн-постановки, и как относитесь к ним?

Иногда смотрю спектакли и других театров. Роскошное впечатление на меня произвел спектакль Николая Коляды «Вишневый сад». Остальное, честно говоря, не радует.

И не потому, что я брюзга. Тут дело в другом. Театр онлайн – это как секс по телефону. Нет главного — эффекта присутствия.

 — А с каким чувством вы смотрите сейчас на спектакли со своим участием?

Дело в том, что я достаточно отстраненно, рационально и критично на это смотрю. И не особо радостно: я вижу ошибки, которые уже не поправить.

— В спектакле «Адам-сын собаки» вы не только ходили по канату без страховки, но и выполняли другие воздушные трюки. Насколько сложно было научиться этому?

 — Это не сложно. Мне было любопытно. Правда, падал не раз и даже ломал ногу на Венском фестивале.

Но у меня остались достаточно теплые и светлые воспоминания по поводу того, как мы возили этот спектакль по всему миру. Кстати, хождение по канату – это дико полезное занятие.

И те, навыки, которые остаются после, крайне полезны и в жизни, и в актерской профессии. Важно умение концентрироваться. Предельная концентрация внимания в моменте. Чтобы не упасть, нужно смотреть через точку крепления в бесконечность. Для жизни очень полезная штука.

— Что, на ваш взгляд, в большей степени формирует человека: поражения или победы?

— И испытания, и победы с одинаковой эффективностью его иногда сбивают, формирует человека все-таки что-то другое. Так мне кажется.

А мы думаем, что об Игоре Миркурбанове больше скажет не интервью, а его актерские работы. Смотрите сериал «Безопасные связи» и после снятия карантинных запретов отправляйтесь в театр Ленком и МХТ им. Чехова, где он играет!

Loading...