Психолог — о сериале «Триггер»: «Не надейтесь, что специалист возьмет вас за грудки и одним словом все решит»

Мы узнали, как провокативная психология работает на самом деле.

Психолог — о сериале «Триггер»: «Не надейтесь, что специалист возьмет вас за грудки и одним словом все решит»
Кадр из сериала «Триггер»

На Первом канале продолжается сериал «Триггер» с Максимом Матвеевым про психолога Артема, практикующего метод провокативной терапии. Например, к нему обратился мужчина с детской психотравмой: старший брат завидовал его успехам, издевался и надолго запирал в сарае. Из-за этого уже во взрослом возрасте мужчина стал избегать успехов, у него развились панические атаки. Психолог отвез пациента к нему на дачу, запер в том самом сарае и… поджег — чтобы мужик взбесился, осознал, что он давно не беспомощный пацан, выломал дверь и таким образом избавился от застарелой травмы. Так все и вышло. А сарай сгорел — в том числе в голове у мужика. Существует ли провокативная психология в действительности? Что в сериале правда, а что нет? По нашей просьбе «Триггер» посмотрела психолог, сертифицированный НЛП-тренер, специалист по эриксоновскому гипнозу и регрессивной терапии, автор книг Алиса Курамшина.

Кадр из сериала «Триггер»
Кадр из сериала «Триггер»

— Насколько Артем Стрелецкий похож на реального психолога?

— Этот сериал повторяет все штампы, которые есть в других фильмах о психологах:

  1. У психолога у самого куча проблем; 2. Психолог может по первому взгляду на вас сделать полный биографический очерк; 3. Он всегда весь в своем деле; 4. У психолога самого не все в порядке с головой. В реальности нас объединяет только первый пункт. Всезнайки, мастера дедукции вроде Шерлока Холмса тоже встречаются, но это уникумы.

— Что скажете о его методах?

— В данном сериале скорее речь о том, что главный герой в силу особенностей своей личности склонен к провокациям. Вероятно, причина в какой-то детской травме, о которой зрители позже узнают. А отдельные элементы провокативной психотерапии может использовать в своей деятельности каждый психолог.

— С учетом того, что это вымысел, вам нравится, как работает герой?

— Когда герой Матвеева, пользуясь своими знаниями и навыками, наносит людям психотравмы (как было в эпизоде с женихом его экс-жены или с бывшей супругой на вечеринке в первой серии), то становится больно и мне — как человеку и специалисту. Это неэтично. Но я смотрела многие сериалы, где был герой-психолог. Один из них был особенно реалистичен — именно поэтому он был скучен. А что касается «Триггера», я жду новых серий.

Кадр из сериала «Триггер»
Кадр из сериала «Триггер»

— В чем суть провокативной терапии?

— Практика достаточно редкая и относительно недавняя. Основателем ее считают Фрэнка Фарелли (американский психолог, в 1974 году вышла его книга «Провокативная терапия». — Ред.). В рамках этого метода психолог не поддерживает клиента, а наоборот — не соглашается с ним, может задавать вопросы, которые будут выбивать человека из привычного шаблона поведения. Таким образом клиент будет раскрывать в себе скрытый потенциал. Но иногда психолог целиком соглашается с клиентом. Например, тот проклинает себя, говорит, что хуже, чем он, человека нет. А психолог ему: «Да-да, вот именно!» Клиент может опешить, потому что от психолога ожидает другого. И в этом может быть психотерапевтический эффект.

— И все происходит в кабинете психолога?

— Да, и специалист обычно не срывает с клиента одежду, провоцируя на сексуальные отношения (как в сериале. — Ред.). Провокация может заключаться в искусственном дискомфорте: собирается группа людей, их могут не выпускать в туалет несколько часов, не давать им воды и еды. Могут даже обзывать грязными словами. Чаще всего это направлено на то, чтобы человек научился защищать свои границы. Им создают неудобства, чтобы они открыли в себе скрытые ресурсы. Главное, что важно понять: провокативная психология применяется по истечении обычных сессий. Не стоит идти к психологу, ожидая, что он возьмет вас за грудки и одним словом, пусть даже очень больным, разрешит эту проблему.

— Один из пациентов Артема Стрелецкого покончил с собой, за что герой отсидел в тюрьме, — с этого начинается сериал. Психолог несет ответственность за жизнь клиента?

— Психологи — тоже люди. Когда клиенты уходят из моего кабинета в душевном раздрае, то я, бывает, пишу им, звоню, а не просто жду неделю следующего сеанса. Просто чтобы убедиться, что у них все хорошо. Но ответственность за жизнь человека лежит, безусловно, на самом человеке.

Кадр из сериала «Триггер»
Кадр из сериала «Триггер»

Из истории вопроса

«Почему у меня все валится из рук?»

«Потому что ты неудачник!»

Американский психиатр и психолог Фрэнк Фарелли, заработавший себе имя на провокативной психологии, умер в 2013 году в возрасте 82 лет. До самой смерти он гастролировал по миру со своими семинарами. В 1997 году он побывал в Москве, в YouTube можно найти несколько видеофрагментов. «Я перестал меняться, а ведь раньше стремился быть лидером…» — жалуется ему какой-то мужик. «Ты — лидером?! С таким-то детским лицом?» — заржал в ответ Фарелли. «Почему я не могу так работать быстро?» — спросил другой. «Потому что ты замедленный и глупый! И мама с папой у тебя были замедленные и глупые! Генетика!» — моментально «помог» человеку психолог. Вот и вся провокативная психология.

Фарелли рассказывал журналу «Коммерсант-Деньги», как открыл свой метод:

«Это произошло во время 91-го сеанса с каким-то шизофреником, когда я уже был готов все бросить. Что обычно говорит клиент? Он говорит, что ничего не стоит, что вся его жизнь полное дерьмо. А психотерапевт пытается убедить его в обратном. На том сеансе я сказал своему пациенту: ладно, я сдаюсь, ты действительно ужасный и безнадежный. Давай не будем тратить время. Я говорил с ним очень живо — примерно так я общаюсь с друзьями. И вот уже через минуту он начал протестовать. Я продолжал дразнить его, а он краснел и посмеивался. Он оживал у меня на глазах, и это было как воскрешение из мертвых».

Фарелли стал вести себя аналогичным образом и с другими клиентами. За всю его карьеру только трое встали и ушли навсегда, осыпая странного доктора проклятиями. Остальные возвращались: очень хотелось доказать Фрэнку, что не такие уж они никчемные.