Андрей Малахов: Пусть сын подрастет и сам решит, хочет ли он быть в центре внимания

Популярный телеведущий рассказал о телевизионном закулисье и семейных радостях.

Андрей Малахов: Пусть сын подрастет и сам решит, хочет ли он быть в центре внимания
Фото: Дмитрий Исаков

В середине января Андрею Малахову исполнилось 47 лет, но шумных светских торжеств по этому поводу не было — все главные праздники Андрей предпочитает отмечать в узком семейном кругу. Семья и работа — таковы приоритеты в жизни ведущего проектов «Прямой эфир» и «Привет, Андрей!», и именно об этом он говорит с неподдельным интересом и удовольствием.

«После стресса на работе нужна тишина на отдыхе»

Фото: Дмитрий Исхаков

— Андрей, вы с супругой Натальей счастливые родители, вашему сыну Саше всего год с небольшим. Появляетесь ли с ним в общественных местах или, наоборот, ограждаете мальчика от внимания посторонних?

— Мы возим сына в храм, ходили с ним пару раз в музеи, в магазины, но мы делаем это в такие часы, когда народа немного. Он еще маленький. Ребенок должен подрасти и сам решить, хочет ли он внимания, чтобы его показывали, снимали.

Выбор есть всегда. Может быть, и неплохо, когда ребенок в три года зарабатывает рекламой в Инстаграме больше, чем инженер на заводе. Но мне кажется, что он должен повзрослеть и сам решить, хочет ли он этого. Это же видно по ребенку, хочет он выступать, быть в центре внимания, работать на публику или он интроверт.

Я в 15 лет, будучи провинциальным подростком, смотрел телевизор и хотел там оказаться. Я всегда мечтал вести программу «Время», и моя мечта осуществилась с корреляцией на одну минуту. «Пусть говорят» заканчивали показывать в 20.59, за одну минуту до той моей детской мечты. Но давайте будем честными, с годами желания людей могут меняться.

Фото: личный архив

— Вы с женой работаете, значит, без няни не обойтись. Сложно было ее найти?

— Очень сложно подобрать человека, который будет жить в семье. Мы нашли няню через знакомых. За это надо сказать спасибо Оле Слуцкер.

— На кого сейчас Саша похож? Когда он только родился, вы говорили, что сын похож на тестя.

— Он один день похож на тестя, один день похож на тещу, один день похож на меня, один день на бабушку — мою маму, один день — на Наташу. Он работает на все группы лиц родственников нашей семьи. Поэтому вызывает такое умиление.

— Вы не афишируете имен крестных родителей сына…

— Это простые люди, верующие. Важно, чтобы крестные молились за ребенка, ставили свечки, не забывали звонить по церковным праздникам.

— Когда появляется ребенок, время обычно начинает идти быстрее. Заметили?

— Время просто летит! Казалось, еще вчера ты ставил елку, и вот опять уже нужно ее наряжать. Каждый день даю себе слово начать отмечать рост сына карандашом…

— С учетом родительских хлопот удается ли побыть вдвоем с Наташей?

— После девяти вечера, когда Саша засыпает, мы можем пойти в кино, посмотреть сериал. У Наташи работа тоже связана со встречами, презентациями, мероприятиями. Для кого-то нарядиться и выйти в свет является легкой реабилитацией после рабочего дня. Нам, напротив, хочется побыть в домашней обстановке.

— Судя по Инстаграму, вы с супругой ездите в оздоровительные клиники. Предпочитаете неактивный отдых? Или так трепетно относитесь к своему здоровью?

— Мне некогда заниматься здоровьем в обычные дни, поэтому поездки, которые не связаны с работой, реанимируют. Работа связана с постоянным стрессом, я так много говорю, что на отдыхе мне нужны тишина и медитация…

«Конкуренция за эксклюзивы очень жесткая»

Фото: instagram

— Вы уже сказали, что ваша работа — постоянный стресс. Действительно, телевизионщики зависят от рейтингов, а ведь ситуация осложняется тем, что многие зрители теперь предпочитают смотреть программы не в телеэфире, а в интернете, в удобное для себя время…

— Именно поэтому шоу «Прямой эфир» в интернете активно набирает аудиторию. Через четыре месяца, после того как я сюда пришел (в конце декабря 2017-го), нашей команде вручили «золотую кнопку» YouTube за то, что число подписчиков на канале «Прямого эфира» выросло с пятисот тысяч до миллиона человек. Сейчас их уже полтора миллиона.

Истории Гогена Солнцева, против которых развернута целая кампания, в интернете набирают по 8 миллионов просмотров. Меня такое внимание к этой истории шокирует, но факт остается фактом!

— Скандальные истории (Гоген Солнцев, Виталина Цымбалюк-Романовская и прочие) показывают хорошие рейтинги. Кого-то внимание ТВ к скандалам возмущает, вам как человеку наверняка тоже не все темы «Прямого эфира» импонируют. И как в такой ситуации генеральный продюсер Андрей Малахов, которому нужны рейтинги, договаривается с Малаховым-ведущим?

— Они договариваются так: пять раз в неделю выходит «Прямой эфир», и пять раз в неделю у нас разные темы. Они не могут все быть про Гогена Солнцева, так как мы работаем на разную аудиторию. Чтобы заинтересовать зрителя, его нужно удивлять. У нас на одной неделе выходят абсолютно разные истории.

Например, рассказываем о людях-роботах с вживленными чипами, об актере фильма «Судьба человека», который впервые за 60 лет увидел своих детей, о развитии ситуации с футболистами Кокориным и Мамаевым, потом даем еще одну тему насилия, но с участием миллионера, который жестоко избил жену, а уголовное дело не завели… А в субботу в программе «Привет, Андрей!» совсем другая история — первое за 10 лет интервью Наташи Гусевой, Алисы Селезневой из фильма «Гостья из будущего».

Спортивный перерыв на работе. Фото: инстаграм.

— В «Прямом эфире» иногда появляются интервью, записанные один на один со звездой. Таким, к примеру, стало первое за семь лет интервью Ирины Понаровской. Как вам удалось уговорить артистку и почему выбран именно такой формат?

— Сработала визуализация мечты и стремление к ее исполнению. Когда я разбирал коробку с вещами, которые забрал из своего кабинета на Первом канале, то там была книжка про Ирину Понаровскую. Давал интервью, и на вопрос корреспондента, что делает здесь эта книга, я ответил: «Моя мечта — сделать интервью с Ириной Витальевной…»

У нас были созвоны со звездой, но у нее менялись телефоны, она переезжала, я оставлял голосовые сообщения… Два года назад Ирина сказала, что если она даст интервью, то только мне. Надо отдать ей должное, Ирина Витальевна слово сдержала. Сегодня на медиарынке очень жесткая конкуренция за эксклюзивы.

Иногда ты договариваешься со знаменитостями, они обещают интервью, а в последнюю секунду ты узнаешь, что они появятся на другом канале. Я догадываюсь, что может заставить людей в современном обществе изменить свое решение. Никого не осуждаю.

По субботам в эфире — «Привет, Андрей!». Фото: инстаграм.

— А как согласилась Лобода? Она же тоже нечасто дает телеинтервью.

— С Лободой была программа «на злобу дня». А с Понаровской я хотел сделать интервью в стилистике Урмаса Отта — разговор со звездой на фоне диванов, каминов, «углов» роскошной жизни. В 80-е годы Урмас Отт был так же популярен, как сейчас Юрий Дудь. Параллельно с моим интервью с Ириной Витальевной вышло интервью Никиты Сергеевича Михалкова Дудю.

Я смотрел его и понимал, какой огромный мост сейчас между интернетом и телевидением. Представить себе сегодня хотя бы одного телевизионного ведущего, задающего вопросы, которые Дудь осмелился задать оскароносному режиссеру, невозможно. Знаменитости принимают правила игры интернета, отвечая на любые вопросы, но, идя на ток-шоу (даже к Малахову), они заранее озвучивают темы, которых нельзя касаться.

И в случае с Понаровской были договоренности, что некоторые темы мы не трогаем. Понятно, что можно было сделать интервью гораздо жестче… Но так как это комплиментарное интервью легенды, которая давно не появлялась, то оно и без драматичных красок было интересно зрителю.

«С Борисовым сейчас нейтралитет»

Андрей Малахов — крестный детей Филиппа Киркорова. Фото: инстаграм.

— В конце года в интернете писали о массовых увольнениях людей из команды «Прямого эфира». Это правда? Кто ушел?

— Для меня это тоже была большая новость. У нас работает несколько редакторских групп на программе. Так вот, единственный человек, который уволился из «Прямого эфира» за последний год, — шеф-редактор по имени Егор, который за 4 месяца перед отпуском не записал ни одной программы. Другие люди закрывали его «дырки» в эфире.

После отдыха он сказал, что решил вернуться на Первый канал (он пришел со мной в «Прямой эфир» с Первого). Я его даже не увольнял. Думал, что нужно поддержать человека, может, у него как у молодого отца проблемы в семье, поэтому пока не до творческого процесса. Ждал месяц, два, три, четыре… В итоге человек ушел сам.

А потом я вижу эфир, который он снял на Первом канале. Взят наш сценарий 6-летней давности про девочку Расу, которая в детстве потеряла ножки: то же начало, те же герои (только 6 лет спустя) — все то же самое. Если кого-то так устраивает — прекрасно, флаг в руки. Только не нужно, как говорит мой сопродюсер Александр Митрошенков, внушать зрителям — «впервые на ТВ»!

— Вы ведь до перехода с Первого на «Россию» дружили с Дмитрием Борисовым, который сейчас ведет «Пусть говорят». За минувший год вас в неформальной обстановке вместе видели лишь раз: вы широко отмечали Масленицу и пригласили Борисова…

— Это моя супруга спросила: «Позвать ли на Масленицу Диму?» Я сказал: «Если ты позовешь, я буду не против». Мы дружили с Димой. Когда я уходил, то сказал, что единственный, кто может меня заменить в «Пусть говорят», как мне кажется, это Борисов.

Фото: instagram

— Дружеские отношения, работая на конкурирующих каналах, не поддерживаете?

— Их сложно сейчас поддерживать. Одно дело — потусить на Масленицу в общей компании. Другое — когда нужно общаться, как-то реагировать на окружающую действительность… Было бы мне приятно посидеть в кафе с Димой Борисовым, похихикать? Да, это было бы здорово.

Возможно ли это в нынешней ситуации? Нет. Если мы окажемся в кафе за соседними столиками, наверное, я подсяду, и мы поболтаем. Но так, чтобы специально звонить: «Дима, давай обсудим…» Зачем искушать его работодателей?

Я читаю Инстаграм Димы — если вижу трогательную фотку, то могу поставить лайк. Написать, поздравить с днем рождения… Мне кажется, что в нынешней ситуации это не санкции и не холодная война, а нейтралитет.

Личное дело

Андрей МАЛАХОВ родился 11 января 1972 года в городе Апатиты. Окончил с красным дипломом факультет журналистики МГУ. Окончил юридический факультет РГГУ, сейчас преподает в этом университете основы журналистики. 25 лет проработал на Первом канале, из них 12 лет вел программу «Пусть говорят». В августе 2017 года перешел на канал «Россия 1». Ведущий и сопродюсер проектов «Андрей Малахов. Прямой эфир», «Привет, Андрей!».

Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!
Loading...
Loading...
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Андрей Малахов: Пусть сын подрастет и сам решит, хочет ли он быть в центре внимания
Интересно?
Поделись с друзьями: