Владимир Пресняков: «Родить еще и девочку - наша с Наташей мечта»

Популярный артист - о дебюте в шоу «Голос», обременении возрастом, детях и божественности музыки.

Звучит парадоксально, но Владимир Пресняков, один из самых популярнейших в России артистов, в проекте «Голос» (Первый канал) впервые (подробнее о новом сезоне - на стр. 9). Артиста много раз заочно «сватали» в красное кресло - рядом с его другом и коллегой Леонидом Агутиным, но в реальности этого так ни разу и не случилось.

Теперь Владимир набирает собственную сборную вокалистов в эфире и продумывает музыкальные номера для них. В связи с чем «Телепрограмма» и побеседовала с артистом о новом амплуа, «крысятничестве» среди наставников проекта и мечтах о единственной дочери.

- Владимир, вы стали наставником «Голоса» впервые за 11 лет работы проекта. Хотя как будто участие давно напрашивалось. Это потому что вы - артист свободолюбивый и управлять, воспитывать не очень любите?

- В этом шоу нет такого, что я кем-то управляю. Я просто немного направляю артистов, скажем. Получается здорово: мне нравится, что они слушают и прислушиваются. У нашей команды (в эфире идут слепые прослушивания, но на самом деле это запись: команды уже сформированы, и наставники репетируют новые номера для поединков. - Авт.) нет такого: «Вот этого я не хочу делать!» Мне не приходится никого ничего заставлять.

- То есть полная демократия?

- Конечно. У нас все строится на дружбе, на хорошем, лучезарном состоянии души. Мне кажется, все так и должно происходить - и в обыденной жизни, и в личной.

- Звучит крайне благостно. Но у вас в команде взрослые артисты со своими взглядами. Есть у них пиетет перед вами, робеют?

- Да все они практически состоявшиеся ребята, артисты с поставленными голосами. Видно, что много занимались вокалом, и я на это обращал внимание: в моей команде нет людей, которые совсем ничего не умеют. Если бы такие были, тогда бы, наверное, они робели. А поскольку практически все определенного уровня все же достигли, у нас дружеские отношения. Для меня крайне важно в работе с артистом посмотреть на его улыбку. И чувство юмора. Потом все остальное. Если у человека нет самоиронии, даже близко не буду пытаться что-то делать с ним.

- Гиблое дело?

- Ну не всегда… У некоторых и без самоиронии получается жить и работать. И таких людей немало. И многих я прекрасно знаю (смеется). Просто не общаюсь. Но настоящий мир артистов построен на бесконечной самоиронии. Иначе сойдешь с ума.

- А с другими наставниками? Вы с Антоном Беляевым в этом сезоне, страшно сказать, новички.

- Могу сказать, что у нас сложилась новая «химия». Мы друг над другом просто угораем (смеется). В определенный момент это превращалось чуть ли не в Comedy Club. Мы с Васей (Вакуленко, он же рэпер Баста. - Авт.) сразу же нашли этот прикол, общий вайб. И нам очень хорошо в такой атмосфере, честно вам скажу. Дружим, ходим на вечеринки, концерты друг друга.

Точнее, стали ходить. Вышло так, что случилась такая «химия», когда мы доводим зал до укатайки, как это называют. У Полины блестящее чувство юмора. Она настолько здорово умеет над собой посмеяться! Это, кстати, самый главный критерий для меня, когда человек с самоиронией. И Антоша, конечно, тоже - у него все в порядке.

- Перед стартом шоу вы пошутили, что «подсидели» друга и коллегу Леонида Агутина. Обсуждали с ним проект? Он же старожил.

- Да, так получилось, что все время выхода «Голоса» в эфир мы с Леонидом обсуждали проект. Он все рассказывал, делился тонкостями и «волшебством». Так что я, можно сказать, был в курсе всего, приходя сюда. Ну и перед тем, как сесть в красное кресло, конечно, мы поболтали еще часочков… тридцать. По телефону. Дал мне много дельных советов.

- Каких?

- Например, сходить с командой в караоке. И просто попеть. Как наставнику мне хочется увидеть и высветить то, что они здорово делают. Никакие идеи навязывать не стану. Очень здорово в этом мне помогает Антон Токарев (музыкант и участник шоу «Голос-8». - Авт.). Мы с ним очень похожи - говорим на одном языке. Иногда даже не договаривая слов. Все понимаем.

- Как вам новое правило вето? Добавляет интриги?

- Конечно. Было очень много смешных эпизодов, связанных с этой кнопкой (наставники получили возможность заблокировать коллегу, которому понравился тот же артист. - Авт.). Это надо видеть. Полину, например, очень часто блокировали, но она ни разу ни на кого не обиделась. Хотя другой человек мог бы.

«Быстрый успех и слава - это только начало пути»

- Когда сами участвовали в конкурсах, сильно переживали?

- В том-то и дело, что я особенно и не участвовал. Когда был проект «Две звезды» и, я помню, нас с Еленой Кориковой убрали, я испытал громадную радость: наконец-то слили! Это было совсем «против шерсти», противоречило моим жизненным правилам. С конкурсами вообще не задалось с детства. В шесть-семь лет я довольно неплохо пел Стиви Уандера. И все говорили: о, как этот мальчик здорово поет! Но когда приходил на прослушивания, просмотры, у меня то палец сломался, то с голосом проблема.

Так я везде и пролетал. Не шло. Поэтому когда говорят, что родители помогли моей карьере, это полная чушь. Никто мне не помогал. До тех пор, пока меня не услышал Юрий Чернавский (композитор, музыкальный руководитель «Веселых ребят»), а мне тогда было уже 15 или 16 лет.

- А вообще есть ли смысл в этих конкурсах? Для одних - дикий стресс, для других - победа, которая ничего по большому счету не даст.

- Смысл есть во всем. Такой выплеск адреналина все равно полезен в качестве опыта. К тому же, как показала практика, очень многие артисты получают на конкурсах то, чего по-настоящему заслуживают, - билетик в новую жизнь, в реализацию. Другое дело, что дальше все сугубо индивидуально: многое будет зависеть от того, как артист относится к славе. Она - тетка очень серьезная. За секунду может поднять до небес и жестко опустить на землю - тоже. Вообще я за то, чтобы человек проходил определенную дорогу на пути к успеху.

- То есть не мгновенно?

- Да. Необязательно прям очень долго - мучиться всю жизнь, - но пройти испытания необходимо. Моментальная слава крайне опасна. Вот SHAMAN (Ярослав Дронов - финалист шоу «Голос». - Авт.) - пример абсолютно правильного пути в этом смысле. Когда долго работаешь, работаешь, а потом приходит результат. Естественно, все хотят как быстрее и как легче, но жизнь-то большая. Быстрый успех и слава - это только начало пути, иллюзия, будто дело сделано. Впереди судьба приготовила еще много чего, на это тоже должны быть силы.

- На себе ощутили разрушительный эффект ранней славы, после того как начали выступать в ресторанном варьете у Лаймы Вайкуле в 15 лет?

- На тот момент у меня уже была школа, опыт выступлений (с 13 лет Владимир пел свои песни с группой «Круиз». - Авт.). И ресторанная школа - очень крутой опыт. Вот там я увидел все: и спящих людей, которые тебя слушают, и спящих у тебя же на плече во время выступления людей (смеется). Так что был готов. К тому же любимые родители сделали свое дело, заложили воспитание и правильное отношение к популярности. Так что я подошел к этому моменту осознанно.

«Заставлять в нашей семье не принято»

- Вы тоже сделали свое дело - Никита Пресняков стал рокером. А маленьким детям, Артемию и Ване, прививаете любовь к творчеству? Они вообще музыкальные?

- Ну, конечно, да. Это же гены. Они дают о себе знать, что бы мы там ни говорили. Заставлять в нашей семье не принято. Никто не тащит их в музыкальную школу, но поют сами с удовольствием. Растут и радуются жизни, дурачатся. Что касается Никитона, то он запел внезапно - в 14 - 15 лет или даже в 16.

Хотя до этого я пробовал работать с ним - записать песню «Туман», когда ему было 12 лет. У нас не то чтобы что-то не получилось, у нас не получилось ничего. Он не мог попасть в ноты. А потом как запел! И стал сумасшедшим музыкантом (Никита пишет музыку и солирует в собственной группе MULTIVERSE. - Авт.). Как это вышло? Я не знаю.

- Вам хотелось бы, чтобы Ваня с Артемием продолжили дело ваше и ваших родителей?

- Да, мне бы хотелось, чтобы они умели что-то делать в музыке. Потому что музыка - она… расширяет сознание, понимаете? Многие другие области искусства - тоже, но музыка дает возможность говорить с любым человеком на одном языке. Это сложно объяснить, но это божественная штука.

- Без музыки представить жизнь могли бы?

- (Пауза.) Не думаю, что могу представить себя без музыки. Когда меня стали называть Владимир Владимирович, я вдруг стал понимать, чем я на самом деле занимаюсь, как и почему. До этого все лилось, как река, само собой. Специально стать артистом никогда не хотел. Не было такой задачи - научиться писать музыку, много зарабатывать. Все сложилось. И только когда мне исполнилось 50 лет четыре года назад и меня стали называть Владимиром Владимировичем - я стал задумываться о вещах, которые окружают музыку. И понимать многое. В этом смысле я - счастливчик.

- Но вы же сами говорите, что родители не помогали. Значит, везет тому, кто везет? Или намекаете, что вас кто-то вел? Ангел-хранитель, к примеру.

- Скорее так и есть. Он. Я тоже проделал определенную работу, конечно. Да и сейчас учусь. Ну и мама с папой помогли.

- Все же помогли?

- Заставляли заниматься. Естественно. Говорили, что надо уметь играть на рояле, если хочешь сочинять музыку. А не просто взял, сел - и начал работать. Без труда ничего не выйдет. Этому отношению я и буду учить собственных детей, чтобы они не думали, что можно ничего не делать, засесть в Тик-Токе - нет, не имею ничего против этого, там есть прикольные персонажи, - и резко заработать огромные деньги короткими роликами.

- Качество отцовства с годами меняется? Никита появился на свет в начале 90-х, 30 лет назад, когда и вы наверняка были другим...

- Я был и неопытным, и вел, скажем так, рок-н-ролльный образ жизни. Был юным и беспечным. Попадал в разные истории. А теперь все совсем по-другому - осознаю громадную ответственность.

- Заключительный и банальный вопрос: трое мальчиков у вас уже есть. Неужели не хочется девочку? Обсуждали с Натальей эту перспективу?

- Не могу сказать, что мы зацикливаемся на этой теме. Мы как люди верующие понимаем: как Бог управит, так и будет. Но, конечно, будем стараться. В принципе это моя мечта. Как и Наташи.

«Голос» Пятница/21.45

Читайте также