Ольга Дибцева: «Стараюсь давать мужу пространство для маневра»

Популярная актриса - про разрушительную женскую силу и борьбу с фобиями.

Ольга Дибцева: «Стараюсь давать мужу пространство для маневра»
Актриса Ольга Дибцева. Фото: Виктория Камнева

В новый год Ольга Дибцева («Мылодрама», «Озабоченные») вступает ударно — снимает первый в жизни полнометражный фильм «Тренинг» и предстает в главной роли в сериале «Семейка» (СТС), где решает проблемы вместе с мужем у семейного психолога. Тема Ольге хорошо знакома…

— Ольга, в сериале «Семейка» вам выпало разыгрывать семью в кризисе с Борисом Дергачевым. Ваша Надя пытается решить проблемы при помощи семейного психолога. Насколько это вам близко и понятно?

— Абсолютно. С самого начала мне понравились и история, и героиня, и тема. Ведь я 10 лет посвятила работе с психологами, довольно известными, чтению книг по теме, так что хорошо понимаю, о чем идет речь. Надя для меня — понятный пример. Она даже похожа на меня.

— Чем же?

— Я наделила ее чертами характера: она, как и я, с большим сердцем, эмоциональная, любящая, душевный центр семьи, так сказать. Но при этом так случается, что Надя часто сталкивается с непониманием — обиды, недомолвки и так далее. Этому способствует ее яркий характер. Поэтому мне было очень интересно сыграть и разобраться, как она разруливает накопившиеся проблемы.

«С людьми боялась разговаривать»

м
Молодая пара в первом кризисе: с Борисом Дергачевым в сериале «Семейка». Фото: СТС

— В свое время вы оказались на грани невроза, как сами признавались. Психологи помогли?

— Да, я научилась по-настоящему дружить и любить, а не преследовать свои интересы. Это помогло наладить карьеру, позволить себе попробовать себя в качестве режиссера. Скажем, разрешить себе это. Именно психология и терапия поспособствовали подвижкам в этой области. Я наконец познакомилась со своими чувствами: как говорится, познай себя — ты познаешь весь мир.

— От всех комплексов и травм удалось избавиться?

— Несовместимых с жизнью уже нет.

— А раньше?

— С людьми боялась разговаривать. Звонят — не беру трубку. Опасалась сделать лишний шаг: а что подумают? Сейчас уже такого нет. Да, есть нормальные человеческие сомнения, но это никак не мешает жить. Стараюсь идти в сторону страха и не бояться. Асоциальным человеком меня это уже не делает.

— Есть такой анекдот: «Пошли к семейному психологу — все шло хорошо, пока психолог не решила поправить прическу, а муж не шуганулся». Как у вас дома? Подавляете мужа харизмой и энергией?

— Я осознаю, что это реальная сила. Вообще женщины морально сильнее мужчин и даже могут уничтожить их, если те не работают над собой. Могут унижать, оскорблять, сравнивать с другими мужьями — мол, чего на диване лежишь с утра до вечера, шел бы работать, вон Петя давно шубу Маше купил! В этом разрушительная сила женщины, при помощи которой можно морально кастрировать мужчину.

Со мной иногда тоже такое бывает, но я активно работаю над этим. Стараюсь дать мужу поддержку и веру в то, что его выбор и решения самые правильные. Хотя внутри я довольно авторитарный человек, зачастую хочется спорить. Мне свойственно контролировать все — это от повышенной тревоги. Кажется, что лучше всех знаешь и понимаешь, что надо делать. С одной стороны, это дает уверенность в себе. С другой — сомнения во всех окружающих. Я все это про себя понимаю и стараюсь давать мужу пространство для маневра.

— Например?

— Вот выбирали недавно диван. Я на сто процентов была уверена, что надо выбрать такой-то. А он выбрал другой. И в этот момент не иду поперек, осознанно торможу себя: мы возьмем тот, который выбрал муж. Говорят, что в паре невозможно сделать одного из партнеров сильнее искусственным образом, заставить быть сильным. Можно только самому стать слабее. Тогда партнер сможет проявлять себя и расти. Так что сознательно уступаю. Даже если уверена, что мой диван лучше (смеется). Это не про то, что я ему вру. Нет. Я просто вовремя останавливаю себя.

— Редкое качество для женщины.

— Да! У нас женщины правят всем еще с советских времен, когда мальчиков воспитывала мама и бабушка. Вот и сейчас сильные женщины сильны и в уничтожении мужчин.

«Не хочу жить в мире, где все против меня»

В «Мылодраме» Ольга раскрылась как характерная комедийная актриса (с Александром Тараньжиным). Но у нее есть и режиссерские амбиции. Фото: кадр из фильма
В «Мылодраме» Ольга раскрылась как характерная комедийная актриса (с Александром Тараньжиным). Но у нее есть и режиссерские амбиции. Фото: кадр из фильма

— Мир кино в России — сексистский? Зарплата, кастинги, распределение главных ролей.

— Мне такой взгляд не близок. Я не хочу жить в мире, где все против меня. Можно прожить жизнь с двух позиций, как говорил Эйнштейн: или чудес не бывает, или вся жизнь — чудо. Сам выбираешь. Так же и про сексизм. Можно накручивать себя, мол, мужики не дают продохнуть женщинам. Но я не хочу такой войны.

— В блестящем сериале «Мылодрама» ваша яркая героиня сталкивается с беспардонным харассментом. Нечто подобное с вами когда-нибудь происходило?

— В кино — нет. Ни разу. Нет, я не отрицаю подобные случаи. Но мне повезло. Не было таких предложений — сейчас ты со мной, а я тебя утвержу. Более того, я не помню ни разу, чтобы кого-то взяли на работу таким образом. Продюсеры же не враги себе, они вкладывают большие деньги, рискуют. Не такие уж они недалекие люди, чтобы брать непрофессионала или не подходящего на роль — зачем?

— Но есть же признания голливудских актрис и показания против Харви Вайнштейна.

— Есть, конечно. Думаю, это отдельные случаи сексуальных девиаций. Он явно не выбирал актрис в фильмы заранее по принципу «с кем переспать». Связь тут обратная, как мне кажется. Сначала появлялись талантливые актрисы, раскрытые им в фильмах, а потом ему хотелось с ними что-то сделать. Вряд ли стали звездами не те, кто должен был.

— Как проходят ваши кастинги? Вы же впервые стали режиссером фильма!

— Мне очень нравится. С 2015 по 2017 год я училась в киношколе на курсе Алексея Попогребского («Простые вещи», «Как я провел этим летом») и Бориса Хлебникова («Аритмия», «Коктебель»), изучала эту трудную, но невероятно интересную профессию. Говорят, что у меня есть чувство киноязыка, некий талант видеть сцены. Выпустила несколько короткометражных фильмов, которые побеждали на разных кинофестивалях.

И вот первый собственный фильм «Тренинг» должна была снимать еще раньше, но эти съемки перекрыли большую работу в другом фильме, где у меня главная роль. Поэтому я отвлеклась на нее, отработала, снялась и в этом году продолжила. Сейчас дорабатываем сценарий, который я создавала в соавторстве, — это процесс бесконечный.

Вообще «Тренинг» — метафорическая история обо мне (по сюжету главная героиня, отличница по жизни, отправляется на поиски счастья на тренинг личностного роста «Стать богиней», креативный продюсер картины — Борис Хлебников. — Авт.). Раз уж вы спросили про кастинг, в одной из главных ролей Гарик Харламов, остальных пока не могу назвать. Долго подбирала актрису на роль главной героини. Это как в любви: найти свою вторую половину сложно, но можно.

— С кем остается ваша дочь Серафима, пока вы то снимаете, то снимаетесь?

— У Симы отличная няня, и в этом мне тоже повезло. Вообще, когда все вокруг складывается, понимаешь, что стоишь на правильном пути. Словно весь мир отзывается и помогает. Кроме того, очень сильно помогает муж (руководитель IT-компании Роман Бочаров. — Авт.). Просто герой: укладывает, просыпается и ведет купать дочь, завтракать, если я уже уехала на съемки. Все берет на себя, ни разу ни в чем меня не упрекнул. Такое у нас не принято.

При этом он работает, курирует большую команду специалистов, выполняющих крупные государственные проекты.

— Дочь взяла больше от вас?

— От нас обоих. Муж у меня спокойный, уравновешенный. Я — экспрессивная, эмоциональная, могу наорать (смеется). Серафима — очень смышленая, вдумчивая, мечтательная. Бабушка говорит, что у нее очень пытливый ум. Долго может сидеть рисовать или в чем-то разбираться.

Не ураган, не шкода, которая рисует на обоях, открывает краны с водой и хулиганит. Дочь у нас понимающая, очень умные глазки. Принцесса. Но поржать тоже любит. Взгляд у нее мой, даже от моего папы — слегка с искоркой и чертовщинкой — это гены запорожских казаков, моих предков.

«Детство для меня священно»

Крепкий тыл актрисы: супруг Роман и дочь Серафима. Фото: Инстаграм
Крепкий тыл актрисы: супруг Роман и дочь Серафима. Фото: Инстаграм

— Иногда в Инстаграме вы напоминаете, что стремитесь реализовать детские мечты. Свои. Почему это так важно? Многие из нас не помнят детства вообще.

— Детство для меня священно. В нем было много и тяжелых моментов — бабушка прошла блокаду (Ольга из Петербурга. — Авт.), я выросла в 90-е, когда родители как работники культуры мало получали, мы жили в общем-то бедно. Все время казалось, что не хватает на жизнь. Был страх потери работы, отложенная еда на черный день, гнетущее ощущение, что никогда из этой паутины не выбраться.

Но в то же время в детстве обилие любви, света. Мной много и строго занимались. У меня был доступ ко всему мировому искусству: читали хорошую литературу, смотрели отличные фильмы, что и воспитало меня. Именно поэтому я люблю культуру — поэзию, живопись, кино. И когда у меня вдруг получилось познакомиться и даже обняться с Дэвидом Линчем, «Твин Пикс» которого я завороженно смотрела в 6 лет, это был шок, исполнение мечты.

— Как это вышло?

— Ровно через 25 лет после того, как я увидела «Твин Пикс» по телевизору, мне довелось попасть на премьеру Каннского фестиваля, и тогда ощутила себя, как герой фильма «Интерстеллар», который мог вернуться в прошлое, в детство. Никогда подобного не могла бы и представить. Очень благодарна за это жизни.

Поэтому когда читаю интервью многих очень известных артистов, которые жалуются, что все плохо, депрессия, думаю: «Чувак, ты чего? Зарабатываешь огромные деньги, снимаешься в кино, имеешь популярность, все же круто!» Вот этот контраст — детство, где было страшно жить, и настоящее, когда классно, — меня будоражит к жизни и благодарности Богу, родителям и окружающим.

— Из загаданного многое не сбылось?

— Хочу очень снять большое кино. Поездить с ним по стране, поговорить со зрителем. Чтобы фильм помог людям раскрыть внутреннюю свободу, чтобы он стало важным для них. У меня такое было с некоторыми картинами. Ведь «Тренинг», по сути, про освобождение. Хотелось бы, чтобы парни и девчонки посмотрели его и им стало легче: бросали плохую работу, скучную учебу, заканчивали калечащие отношения и сделали несколько шагов навстречу к себе. Потому что кино — терапевтический процесс.

  • «Семейка»
  • Пн. — чт./19.00

Смотрите также

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале.