«Начались какие-то заочные оскорбления»: Александра Захарова — о разногласиях с Марком Варшавером

Актриса театра и кино дала интервью, рассказав свою правду.

«Начались какие-то заочные оскорбления»: Александра Захарова — о разногласиях с Марком Варшавером
Александра Захарова. Фото: Лариса Кудрявцева/КП

Легендарный худрук «Ленкома» Марк Захаров ушел из жизни в 2019 году, почти три года назад. Ему было 85 лет. С того момента в театре кипят, можно сказать, шекспировские страсти. Главное действо развернулось между единственной дочерью ныне покойного режиссера Александрой Захаровой и директором культурного учреждения.

Наследница Марка Анатольевича не теряла надежду на то, что ей удастся урегулировать все споры о спектаклях отца с нынешним директором «Ленкома» мирным путем. Однако в итоге актрисе пришлось обратиться к блюстителям закона. Вот какими воспоминаниями делилась Александра Захарова, говоря о споре с Марком Варшавером.

«Через полгода после того, как не стало отца, пришло время решать вопросы наследства. Хотя вопросов как таковых в общем-то нет. Я единственная дочь. Помню, как пришла в кабинет директора, где сидели Варшавер с Янкловичем (театральный продюсер Валерий Янклович. — Прим. ред.), что-то спросила о спектаклях, и Янклович сказал, что спектакли Захарова принадлежат ему, продюсеру Янкловичу. Я тихо спросила, можно ли мне посмотреть договоры. Их мне, конечно, никто не показал, мол «потом-потом», — сетует дочь Марка Захарова.

К тому же, от актрисы потребовали справку о том, что она действительно единственная наследница своего отца. Далее следовали еще какие-то проволочки. В итоге, как заверила Александра Марковна, Варшавер попросту стал обострять отношения. «Начались какие-то заочные оскорбления. Возможно, ему хотелось, чтобы я оставила попытки увидеть наконец договоры. Но я уже понимала, что этих документов просто не существует», — добавила Захарова.

Ситуацию прояснил адвокат, который представляет интересы семьи ныне покойного худрука «Ленкома».

Правозащитник уточнил, что по закону, если ответчик не может предоставить оригиналы договора, на его копии должны быть определенного вида печать и виза ответственного лица, в данном случае гендиректора, о том, что копия верна. Ими были запрошены именно такие копии договоров по спектаклям.

«Но принимать решение по незаверенной копии, да еще и такого качества, что ее не принимает ни одна экспертиза, написав в протоколе, что таких документов у ответчика нет, ну… это, как вы понимаете, абсурд. Нормальный суд не будет этого делать», — поделился юрист в интервью Sobesednik.com.

Смотрите также

Еще больше звездных новостей в Telegram-канале!