Пашу: «Лейблу Black Star не нужен просто хороший певец, который выглядит как серая мышь”

Генеральный директор лейбла Black Star inc. Пашу рассказал о реалити-шоу «Молодая кровь» на СТС Love, отношениях внутри команды и планах на будущее

Пашу: «Лейблу Black Star не нужен просто хороший певец, который выглядит как серая мышь”

Генеральный директор лейбла Black Star inc. Пашу рассказал о реалити-шоу «Молодая кровь» на СТС Love, отношениях внутри команды и планах на будущее.

Пашу

— Расскажите о конкурсе «Молодая кровь». Как появилась эта идея? Долго ли шли к ее реализации?

— Первый кастинг прошел в 2013 году. Мы понимали, что лейблу нужны новые артисты, но вариант набирать их из числа знакомых или тех, кто уже добился популярности, нам не подходил. Такие люди обычно приходят с большим гонором, уже сформировавшимся характером и без четкого понимания субординации, которая в бизнесе просто необходима. Плюс у нас не было времени прослушать всех людей, которые присылали нам свои записи. Поэтому мы решили убить сразу двух зайцев и принимать артистов только через кастинг.

— Получается, караулить вас у офиса бесполезно?

— Да, 100%!

— На что вы в первую очередь обращали внимание, когда участники второго тура выходили на сцену?

— Лейблу не нужен просто хороший певец, который выглядит как серая мышь. Ему не нужен и человек с яркой внешностью, вытворяющий на сцене несуразные вещи. Я смотрел на то, сможет ли человек влюбить в себя людей. А вот мои партнеры – Тимати и Вальтер обращали внимание на техническую сторону процесса: качество текстов, их читку, будет ли людям интересен его репертуар и так далее.

— Вы уже познакомилась с финалистами. Не разочаровались в своем выборе?

— Нет, мы ими довольны. Если честно, после первого тура мы немного приуныли и не могли понять: неужели у нас так мало самородков? Но в итоге мы выбрали 6 человек, и некоторые из них подают очень большие надежды. Однако окончательное решение мы примем, когда поработаем с ними на студии и поймем, насколько они готовы выкладываться и принимать участие в создании продукта.

— У вас только одна девушка в лейбле. Наверное, думаете расширить женский состав?

— У нас нет задачи прийти к гендерному равноправию в лейбле. Наша цель – найти артиста, который  будет создавать качественный продукт, интересный для нашей аудитории.

— Каково это, быть у руля одного из ведущих музыкальных лейблов? Что самое сложное в вашей работе?

— Самое сложное в любой работе – это взаимоотношения между людьми. Нужно  находить золотую середину и быть для всего коллектива не только лидером, готовым вести за собой, но и достаточно строгим руководителем. С каждым годом мы растем, цели становятся глобальнее. И некоторые сотрудники не всегда могут увидеть ту картину, которую видим мы: я, Тимати и Вальтер. И если человек не готов отказаться от старых стандартов, приходится включать силовые ресурсы.

— Что вы подразумеваете под силовыми ресурсами?

— Мы не бьем наших сотрудников, как вы могли подумать (смеется). Иногда прибегаем к депремированию или четко указываем артисту на условия его контракта. Что же касается сотрудников, то в моей жизни были моменты, когда приходилось увольнять людей, с которыми я работал по 8-9 лет. Чисто психологически это очень сложно, но приходилось переступать через себя. Такие ресурсы я и называю силовыми.

— Неужели вы никогда не идете на уступки?

— Мнение артиста по поводу его позиционирования иногда не совпадает с нашим. Но мы всегда пытаемся найти компромисс, пойти ему навстречу и выпустить ту песню, которую он просит, заранее осознавая, что от нее не будет результата. Особенно, если предварительно артист записал ту песню, которая могла ему не очень нравиться, но при этом мы считали ее успешной.

— Звучит так, будто вы пытается проучить артистов, чтобы потом сказать: «Вот видишь, а мы тебя предупреждали».

— Нет, у нас нет явного дисбаланса. Просто одна песня привлечет одну тысячу человек в его аудиторию, а другая – 100 тысяч. При этом каждая из них будет полностью отражать его творчество. Повторюсь: если артист захочет выпустить песню для души – мы пойдем ему на уступки, если будем понимать, что артист также идет навстречу лейблу.

— Каждого артиста вы воспринимаете как подчиненного?

— У нас нет подчиненных. У нас есть команда, которая понимает, что панибратство неприемлемо. Многие сотрудники обращаются ко мне на «вы», в том числе и артисты. При этом я одинаково хорошо отношусь ко всем членам команды и благодарен им за ту работу, которую они делают для развития Black Star.

— По долгу службы вам нередко приходится принимать решения. Часто ли вы сожалеете о последствиях?

— У меня есть партнер, который занимается операционным управлением музыкального лейбла – Вальтер. Если я сомневаюсь, я советуюсь с ним. Знаете, как говорят: одна голова хорошо, а две лучше. Сожалеть о решениях приходится редко. Однако если мы понимаем, что совершили ошибку, мы всегда готовы признать ее.

— Как экономический кризис отразился на вашей компании?

— Мы, наверное, одни из немногих, кто не перестает благодарить экономическую ситуацию, которая произошла в нашей стране. Кризис позволил нам настолько глубоко войти в рынок, как не удалось бы в стабильное время. Пока многие просто подняли руки вверх и остановились на месте, мы двигались вперед. По сравнению с прошлым годом, прибыль компании выросла в 3 раза.

— У вас довольно загруженный график, свободное время на личную жизнь остается?

— Для меня всегда на первом месте жена Ханна. Поэтому все свободное время я провожу с ней. Мы гуляем, по возможности уезжаем путешествовать.

— Где любите отдыхать?

— Америка, Европа, Азия… Не были в Японии и Африке, но хотим в ближайшее время туда съездить. А на Новый год, например, улетаем в Мексику на фестиваль техно-музыки.

— Ханна – певица. Вы помогаете ей в музыкальном развитии?

— Конечно. Это мечта ее детства, а не просто хобби. И я подумал, если помогу ей реализоваться, то, во-первых, рядом со мной всегда будет сильный артист, а это – дополнительный источник дохода для семьи. Во-вторых, моя жена будет счастливой, и наша пара станет еще более гармоничная. Ханна тоже часто помогает мне по работе, так что мы двигаемся вперед вместе.

— Не думаете, что это может породить неприятные слухи со стороны?

— Они есть, но мы не придаем этому значения. Ханне, конечно, неприятно, а мне все равно, что думают другие. Я вижу весь процесс изнутри и знаю, что делаю только 20% для ее развития, а она – 80. Думаю, по мере роста популярности таких разговоров станет все меньше.

— Часто устраиваете жене сюрпризы?

— Да, мне нравится видеть ее счастливой. Например, я говорю: «Мы улетаем через 3 дня, от тебя требуется только сесть в самолет». А на отдыхе готовлю для нее еще мини-сюрприз: лепестки роз на кровати, свечи и все в таком духе.

— Как изменились ваши отношения после свадьбы?

— Они стали еще лучше. Появилось больше ответственности, понимание того, ради кого ты живешь и трудишься. Все пустые действия и лишние слова остались в прошлом. Я сформировал свою ячейку, а дальше – дети и развитие бизнеса.

— Сколько детей хотите?

— Троих: двух мальчиков и девочку. Мне кажется, с парнями мне будет проще. У меня есть племянник, который вообще не слушает, что ему говорят. А я хочу кому-то передать свой опыт, чтобы человек как можно раньше начал идти к своей цели.  Например, я считаю, что должен был достичь того, что имею сейчас, не в 33, а в 27-28 лет.

— Кто-то и в 53 не достигает таких успехов.

— Я довольно самокритичен. Когда я понимаю, что достиг цели, сразу ставлю следующую. Иначе играть становится неинтересно.

— У вас грандиозные планы. Время-то на детей останется?

— Да, мы планируем их уже в следующем году.

Шоу «Молодая кровь» на СТС Love с 29 ноября в 21.30


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Пашу: «Лейблу Black Star не нужен просто хороший певец, который выглядит как серая мышь”
Интересно?
Поделись с друзьями: