ТВ-проекты

Экстрасенс Дария Воскобоева: «Из-за силы дети дались мне очень нелегко — в роддоме мы чуть не погибли»

Экстрасенс Дария Воскобоева: «Из-за силы дети дались мне очень нелегко — в роддоме мы чуть не погибли» Фото: пресс-служба канала ТВ-3
6 апреля на канале ТВ-3 стартовал новый сезон проекта "Дневник экстрасенса", главной героиней которого стала Дария Воскобоева. Из-за какой трагедии экстрасенс взяла обет молчания на два года? За что она может выгнать клиента с криками и матами? Какими магическими способностями обладают сын и дочь Дарии? На эти и другие вопросы боевая ведьма ответила сайту Teleprogramma.pro.

«На середине проекта серьезно заболела моя дочь»

— Сезон «Битвы экстрасенсов», в котором вы участвовали, закончился больше года назад. Что произошло с вами за это время?

— Моя жизнь начала меняться еще во время съемок, но за год после поменялось разительно: где-то были победы, где-то — потери, но в целом динамика моего духовного роста меня устраивает. Я довольна.

— А работы стало больше, клиенты прибавились?

— Когда показывали первые выпуски «Битвы экстрасенсов», был какой-то пик популярности. Но я и до съемок достаточно много работала с людьми, практиковала личные сессии, мероприятия проводила — в этом плане жизнь не особо изменилось.

— Приходилось ли скрываться от славы, досаждающих зрителей?

— На время эфиров «Битвы…» я переехала за город, где и жила целый год. Как мастеру и практику, мне необходима возможность медитировать, находиться наедине с собой и близкими. А в городе все вплоть до соседей хотели хоть как-нибудь поучаствовать в моей жизни и тем самым нарушали мое личное пространство. Но сейчас ажиотаж пошел на спад: там, где я часто появляюсь, люди уже меня знают, они привыкли меня видеть и относятся более адекватно — просто здороваются и улыбаются.

— На «Битве экстрасенсов» вы говорили, что не общаетесь с другими участниками, так как все в проекте конкуренты. Теперь вас часто можно заметить со Свами Даши. Как получилось, что вы сблизились?

— Есть узкий круг экстрасенсов, работу которых я уважаю и ценю, с которыми у меня дружеские отношения. С многими я как не общалась, так и не общаюсь. Со Свами Даши мне легко, мы двигаемся в одном ключе — изучаем восточные направления. Часто посещаем семинары и тренинги друг друга: мы оба занятые люди и провести время, просто так шатаясь по городу, не имеем возможности. Даши старше меня и имеет больший опыт, плюс его техники мне незнакомы — это всегда интересно. Поэтому для меня он как старший товарищ, я называю его «батя». (Улыбается.) Очень часто, когда меня «заносит» в личных моментах — когда я не могу отпустить ситуацию, адекватно со стороны увидеть ее — я прибегаю к его советам.

— В каком статусе появится Даши в новом сезоне шоу «Дневник экстрасенса»?

— Как мой старший товарищ, друг, наставник. Как человек, которму я верю и к чьему мнению я прислушиваюсь. Таких людей очень мало.

Дария Воскобоева и Свами Даши
Дария Воскобоева и Свами Даши. Фото: ТВ-3

— Как вы оказались в проекте — согласились, не раздумывая?

— Во время «Битвы экстрасенсов» я поняла, что съемки — это большой труд. А я в первую очередь мать, у меня трепетное отношение к своим детям. Я не просто кормлю и одеваю их — я живу их жизнью. Конечно, посоветовалась с сыном и дочерью — когда они узнали, что этот проект про меня и им тоже можно поучаствовать, они обрадовались, возгордились мамой. Взвешивая все «за» и «против», я поняла, что это мой путь — помогать людям. «Дневник экстрасенса» — как раз та площадка, где я могу помочь многим, рассказать не только о своей трудовой деятельности, но и семейной жизни.

Открывая соцсети, я видела много одинаковых вопросов о личном — тогда я решила показать, как справляюсь с похожими сложностями в отношениях. Этот опыт бесценен. Многие сохранят семьи, сделают выводы, мужчины, может, увидят свое отражения в моих мужьях, когда посмотрят сюжеты, которые я решила открыть для всеобщего обозрения.

Этот проект для меня интереснее, чем «Битва экстрасенсов». На «Битве…» была одна цель — сдать экзамен для себя самой, что я сделала на «отлично». Я заявила о себе очень громко. А на середине проекта серьезно заболела моя дочь — случилось четыре отита подряд, ей ставили глухоту следующим этапом. Я понимала, что мне нужно либо сложить оружие и заняться ребенком, либо переложить заботы на няню, на врачей и продолжить свое дело. Тогда я уехала к ребенку. Многие говорили: «Вот, заявила о себе, потом «съехала». Но для меня это стало победой. Я сложила свое оружие: было очень тяжело, но я это сделала.

— Съемки в новом проекте проходили без сложностей?

— Да, эти съемки проходят более гладко. Очень важно, чтобы дети не были оторваны — а когда я участвовала в «Битве экстрасенсов», к сожалению, так и произошло.

Если дети не чувствуют свою мать, не подпитываются ее энергией, они начинают болеть. Для них это как шантаж: «Мама вернись!»

В этом проекте такого нет: сын и дочь со мной, им интересно, они счастливы, видят результат, и мы с ними — единое целое. Конечно, маленькая еще иногда стесняется, старший более адекватно реагирует и понимает, что происходит. Единственная сложность на съемках — говорить о личной жизни с моим бывшим мужем. Есть моменты, которые мы оба еще не отпустили, и когда затрагивается нечто глубокое, я приостанавливаю съемки — пока не готова поделиться всей своей личной жизнью.

«Будучи подростком, что-то ляпнула парню — а он пошел и погиб»

— Вы рассказывали, что браки разрушились из-за ваших способностей? А может ли ведьма вообще быть счастливой?

— Конечно, может. Когда она примет свои способности и научится ими управлять, тогда придет ее хранитель, который будет оберегать ее психоэмоциональное состояние, ее силы. Не каждый мужчина — хранитель ведующей женщины, не каждый справляется. Все те органы чувств, которые есть у обычной женщины, у экстрасенса более развиты. Конечно, мужчине сложно, а где-то и страшновато, когда он понимает — ей не наврешь. Такие моменты давят. А хранители — это особенная каста мужчин, рожденных в ведовских семьях, они не обладают способностями, но чувствуют их и понимают.

— Дария, когда вы впервые смогли помочь человеку благодаря своим способностям?

— Я хорошо помню, когда я начала ими пользоваться, — мне было лет 9-10. Чтобы помириться с подружками, я ходила к ним во сны. В прямом смысле слов — выходила из тела и своим тонким телом отправлялась к девочкам, пока они спали — а чего ждать до завтра? Я думала, так может сделать каждый. До того момента, как я начала помогать людям, был тяжелый путь становления. Я не говорила практически два года, потому что не умела управлять своей силой слова. Взяла обет молчания, когда, будучи подростком, что-то ляпнула парню — а он пошел и погиб. И оставил записку, что уходит из-за меня. Меня травили — и милиция, и родители, и друзья. Я понимала, что не могу себе позволить со своей силой просто болтать языком. Сила слова открылась лет в 12-14 — это было больше испытание. Только пройдя все этапы своего становления, я научилась управлять своей силой — тогда и начала помогать людям.

— Не возникало желания вообще отказаться от дара?

—Было, конечно. Два раза возникало острое желание, и оба раза вселенная подводила к уничтожению, скажем так. Все начинало рушиться в жизни — кто идет не свои путем, прекрасно знает о таком. Я родилась в Ленинграде, и как городская девочка, хотела выйти замуж, родить людей. Я жила в социуме: с другими детьми училась в английской гимназии, занималась художественной гимнастикой — была обычным ребенком. И однажды решила: «Все, хватит с меня, не буду пользоваться своими способностями. Я выйду замуж, рожу ребенка и буду сидеть дома с кастрюлей на голове». Но не вышло: вселенная стала отбирать у меня все, лишь бы только я опять начала двигаться вперед.

Дария Воскобоева, дети
Дария с сыном и дочерью. Фото: instagram.com/voskoboeva_daria

Человек, обремененный силой, не может позволить себе бездействовать. Мне и дети мои из-за этого дались очень нелегко: было два срочных кесарева и оба раза мы чуть не погибли — и дети, и я. Видимо, свою силу я должна была тратить на какие-то серьезные дела, а не на подтирание соплей, как мне хотелось. (Улыбается.)

— Как у детей проявляются способности? Вы не стараетесь их ограничить?

— Я спокойно отношусь к этому, потому что… они такие. Мы не можем заставить слона быть жирафом — это нереально. Дочка и сын — совершенно разные, разный гормональный фон, они от разных мужей. Тем не менее они оба имеют способности -это мои дети, у них не может быть другого генетического кода. Девочка меня иногда сильно удивляет. Последний раз она вязала камень с веревочкой, подошла ко мне и как маятник этот камень подняла: «Смотри сюда». Говорю: «Что ты делаешь?» Она: «Я проверяю на тебе свой гипноз». Где она это берет? Я не учу ее. Дома у меня ничего магического нет, ребенок не видит мою работу, я не рассказываю, не делюсь. Парень, конечно, более глубокий, у него и более серьезные способности. Если у девочки бытовой уровень — гипноз, зелье, еще что-то подобное — то парень видящий. Перед смертью моей матери он видел, что это случится, рассказывал образы, детали. Что я могу сделать для него? Конечно, я не буду его учить. Но активирую его личные способности в игровой форме, с помощью любви и заботы для того, чтобы он был свободен. Чтоб он, когда эти способности раскроются в полной мере, смог ими управлять.

— В одном из интервью вы говорили, что ведьма не должна влиять на супруга с помощью своего дара, так как за это расплачивается ребенок. А просто заглянуть в будущее своих детей можете?

— Не то чтобы расплачивается. Ребенок одинаково привязан к родителям, есть родовые нити как со стороны матери, так и отца. Если я врежу своему супругу, от которого у меня ребенок, — «получает» ребенок. И он будет спасать родителя за счет себя. То есть я напрямую буду вредить дочери или сыну — это неприемлемо. Потому приходится бороться человеческими методами с отцами своих детей — тут я, конечно, как любая женщина иногда выхожу из себя.

А о будущем — я вижу и знаю судьбу своих детей. Но никогда не скажу им об этом. Их путь предопределен, но как они пойдут по нему — это уже их выбор. С пути своего сойти невозможно, а судьбой управлять на этом пути — добро пожаловать.

«Выгнала человека за просьбу сделать так, чтобы дедушка его умер»

— Чему вы учите людей на ваших семинарах?

— Я долго работала с людьми и не помню, чтобы человек ко мне пришел и спросил что-то вроде: «Как там, в параллельных мирах, колбасу продают?» Никого не интересуют такие вопросы. Всех волнует: «Когда я выйду замуж?»; «Почему Петя меня не любит?»; «Почему Вася мне изменяет?»; «Когда перестану деньги сквозь пальцы утекать?» и все в этом роде. Людей интересуют личные вопросы. Я долго думала об этом и создала женский тренинг. Почему не для парней и девушек вместе? Потому что мы совершенно разные существа с особенным гормональным фоном, своими психоэмоциональными настройками — и те техники, которые у женщины будут работать, для мужчин возымеют другой эффект.

На тренингах даю базовые навыки, чтобы девочки могли управлять жизнью, быть хозяйкой своей судьбы — это самое необходимое, остальное придет. Первое, что я делаю, — активирую способности девочек, а уже потом на готовых волшебницах раскрываю свои техники. Уже в конце первого дня они двигают легкие предметы. Ну да. (Улыбается.) У нас не хватит энергии, намерений и воли, чтобы перемещать тяжести. А бумагу — пожалуйста.

— Что вы никогда не станете делать за деньги на приемах? Например, порчу, приворот…

— Бывало, я с матами и руганью выставляла за дверь некоторых товарищей. Например, выгнала человека взашеи за просьбу сделать так, чтобы дедушка его умер и оставил квартиру в наследство. Я так кричала, что все сбежались: «Что случилось, наша Даша кричит — это вообще редкое событие». Либо женщина — на работе понравился ей мужчина, и она говорит: «Сделайте мне приворот». Я смотрю и никак не могу их сопоставить, а мужчина, оказывается, ни сном ни духом, что мадам вообще существует — у него своя семья, дети. Большая разница, когда человек запутался, и когда он распущенный и просит о таких вещах: «Я хочу, дайте!» С такими людьми я могу поработать: преподать урок, повернув их желания вспять. Но зачастую не связываюсь и выпроваживаю их — не хочу пачкаться.

Дария Воскобоева

— Как проходит ваш обычный будний день как ведьмы и как мамы?

— Первую половину дня я трачу на себя, на то, что люблю, на детей. А вторую половину — на самореализацию и дела. Начинаю свой день всегда с чайной церемонии. Это один из важнейших ритуалов, которые есть у людей. Человек на 78 % состоит из воды, а чай — это что у нас? Вода. Вода может хранить информацию, поэтому чайная церемония — великое дело — заводит весь день так, как тебе надо. Пару раз в неделю я встаю очень рано, чтобы писать свои картины. Именно на рассвете, в 4-6 утра, я приезжаю к себе в студию и пишу, потому что энергия рассвета — возрождения, зарождения — дает еще большую силу. Еще детские вопросы в первой половине дня решаю, думаю, что вечером будем делать: уроки, фильмы, игры. Может, сегодня вообще ничего делать не будем. И такое бывает: когда я понимаю, что дети устали, предлагаю им день ничегонеделания.

— Что для вас сейчас на первом месте — работа или семья?

— Вся магия стоит на умении сохранять энергию и правильно ее распределять. Если распределение идет грамотно, ты успеваешь по чуть-чуть везде, движешься не так быстро, но ровно и без ошибок, потому что нет суеты. Я научилась распоряжаться энергией так, что нет у меня первого места. И важный шаг к этому — перестать придавать значимость какой-то одной сфере. Нужно просто здесь и сейчас делать свое дело хорошо.

От редакции. Дария приехала к нам на интервью после еще пяти встреч с журналистами. Накануне старта программы ведьма очень востребована. Мы подготовили для нее испытание — рассказать по личным вещам о сотрудниках редакции, но, увы, Дария отказалась принимать участие в эксперименте, объяснив это усталостью. Надеемся, нам удастся осуществить эксперимент позже.


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши! Комментировать
Загрузка...
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Экстрасенс Дария Воскобоева: «Из-за силы дети дались мне очень нелегко — в роддоме мы чуть не погибли»
Интересно?
Поделись с друзьями: