тв-проекты

Иван Ургант — Познеру: «Чем старше становишься, тем меньше хочется эмигрировать»

Иван Ургант — Познеру: «Чем старше становишься, тем меньше хочется эмигрировать»
В интервью Владимиру Познеру телеведущий впервые за много лет позволил себе не шутить раз в тридцать секунд

Совсем скоро Иван Ургант со своей авторской программой отправится в традиционные рабочие каникулы в Питере. Там в режиме реального времени будет отснято несколько передач — с участием известных музыкантов и питерских актеров. А перед этим teleprogramma.pro решил вспомнить одно из откровенных интервью ведущего, которые он дал Владимиру Познеру — своему давнему другу и коллеге.

О ПОПУЛЯРНОСТИ И «МЕДНЫХ ТРУБАХ»

— Это вещь, которая не может не менять. Мы этому сопротивляемся, но тем не менее. Я ловлю себя на мысли, что иногда веду себя не всегда сдержанно, когда ко мне подходят фотографироваться. Наверно, это связано с тем, что прогресс не всегда стоит на месте и количество фотоаппаратов увеличилось. Я несколько раз видел, как люди, которые во много раз популярнее меня, реагируют на такие просьбы. Это вызывает и зависть, и желание соответствовать. Сам  несколько раз просил сфотографироваться, и несколько раз подходил и хотел что-то сказать, это было неловко. Потому что понимаешь, что не получается выразить то, что хочется. Говоришь какие-то глупости. Как в той встрече Макаревича и Маккартни. Он не знал, что ему сказать, подарил картину, Пол сделал вид, что она ему понравилась и на этом все закончилось.

О ВЫГОРАНИИ «ВЕЧЕРНЕГО УРГАНТА»

— Осенью прошлого года у нас появилось ощущение, что мы внутренне устали. Не то, чтобы это было видно с экрана. Но было ощущение колеи, в которую мы вошли. И к февралю-марту вдруг мы вырулили. И с еще большим удовольствием я стал ходить на работу и с коллективом готовить передачу. Вот в такой кривой это и должно происходить. Могу ли я представить, что буду заниматься этим 25 лет? Не знаю.

О ДЕТЯХ

— Младшей дочери (Валерии) — год и семь месяцев. С телевизором у нее отношений нет. Старшая дочь Нина (9 лет) не смотрела телевизор до 2-3 лет. Мы ограничивали этот процесс. Сейчас у нас есть лимит — полчаса в день. Она смотрит мультик. Как правило, это анимационные добрые фильмы, повествующие о том, что доброе победит зло. И Русалка всегда спасается, а девочка с длинными волосами найдет мужа. Дома у нас не работает телевизор постоянно включенным. Потому что от некоторых тем или передач может встать косточка в горле. Сейчас есть возможность смотреть конкретную передачу через интернет, оградив себя от всего остального.

О ЛИТЕРАТУРЕ

— Меня сформировала детская литература. Я настаиваю на том, что детям надо читать хорошие и разные детские книги. Мама, не имея денег, покупала в книжных лавках прочитанные кем-то книги. Телевизор тогда не работал. Редко шел фильм «Визит к Минотавру». Поэтому я много читал. И мама читала мне тоже. Я любил сказку «Иван — вдовий сын». Папа удивится, услышав об этом. Он просил учить «Евгения Онегина». А потом он высказался о том, что можно не читать ни одной книги, кроме «Ста лет одиночества» Маркеса. Очень элегантная теория. До какой-то степени я с ней был согласен.
Когда я перечитываю детям книги Астрид Линдгрен, то понимаю, что этих героев я не перестал любить. А вот про Ивана, сына вдовы, подзабыл.

ОБ ЭМИГРАЦИИ

— Уезжают, потому что здесь им плохо. Кто-то не уезжает. Было ли у меня желание уехать? А куда? Все, кто работает с русским языком, куда они могут уехать? Не то, чтобы я говорю: куда бы мне уехать, нет. Чем старше становишься, тем меньше хочется уезжать. Больше думаешь о том, что уезжать нечестно. Серьезно никогда об этом не задумывался. Не надо путать туризм с эмиграцией. Вот Булгаков, если бы ему дали уехать, уехал бы он? Набоков стал американским писателем. Бродский им не стал. И для русского языка они сделали много больше, чем некоторые из тех, кто остался. Уехав, они не уехали. От физического нахождения в стране зависит немного.

ОБ ИССЛЕДОВАНИЯХ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ЦЕНТРА НАТО — О ВЛИЯНИИ ЮМОРА НА РОССИЯН

— Мы гордимся этим. Мы тайное оружие Кремля. Проект создавался при участии Администрации президента. В самом начале рабочего дня мы собираемся перед портретом Владимира Путина мы салютуем. А потом, спев песню «Владимир, Владимир, спасибо за все!», идем работать. И после того, как я захожу в студию, кричу трижды «Будь проклята Америка», начинаем.
Что касается реального влияния меня на политическую ситуацию или просьб об этом — могу заявить: я сделаю все, чтобы этого избежать. И делать этого не буду. Ни разу меня меня не просили говорить то, с чем я категорически не согласен. И если попросят, то я встану, потом обратно сяду и даже если буду это говорить, то стану размахивать руками, подавая сигнал SOS.

ОБ ОТСУТСТВИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ВОПРОСОВ

— Я не очень умею задавать вопросы, на которые неудобно отвечать. Есть люди, которые умеют это делать. Потому что когда я ставлю человека в неловкое положение, мне самому немного неловко. Даже если передо мной отъявленный. Вот программу «Куклы» я помню (и сатирическая, и политическая), вот она была едкая и даже издевательская. Я не помню, чтобы смеялся, глядя ее. А мне больше хочется смеяться. Не без повода, конечно.