«Голос-10»: когда Пелагея «подгорает», Градскому по барабану

«Телепрограмма» побывала за кулисами съемок юбилейного сезона вокального шоу.

«Голос-10»: когда Пелагея «подгорает», Градскому по барабану
Кадр со съемок шоу «Голос-10». Фото: Первый канал

— Возвращение неуловимых! — возвещает глашатай «Голоса» Дмитрий Нагиев. — Легендарная четверка, первый состав шоу «Голос» снова в красных креслах: Леонид Агутин, Александр Градский, Пелагея и Дима Билан.

Последний раз они собирались все вместе в «Голосе» в 2017-м.

Соскучившийся Градский раскрылся во всю мощь. А Пелагея и рада. Фото: Первый канал
Соскучившийся Градский раскрылся во всю мощь. А Пелагея и рада. Фото: Первый канал

— Сначала я говорю, что сюда больше ни ногой, — призналась в перерыве Пелагея. — А после окончания съемок начинается: мм, хочу туда! Эта сцена для меня заколдованная. Мне приятно оказаться в этом кресле. Почувствовать тепло, которое разливается по сердцу.

Павильон «Мосфильма». Все еще жаркое столичное лето. По павильонам расклеены листовки с рекомендациями против ковида. Встречаются дети, пришедшие поддержать поющих родителей. Диапазон нарядов участников — от вечерних платьев с декольте до спортивных костюмов. Каждому хочется сверкнуть, запомниться.

Студию «Голоса» кардинально обновили. Мощные эргономичные кресла, как в частном джете, создающие овальный нимб над головой наставника. Стильные декорации в супрематически-футуристическом стиле. Словом, юбилей справляют громко, разгульно, эксцентрично.

Наставник Александр Градский. Фото: Первый канал
Наставник Александр Градский. Фото: Первый канал

Красивая девушка блюзует Oh, darling от ливерпульской четверки, пока четверка мосфильмовская в безмолвии: Агутин с бородой качается в такт, Градский медитирует с открытым ртом и закрытыми глазами — чем выше голос, тем больше морщится, будто во сне, Пелагея просто млеет, а усатый Билан, очевидно, ждет «вкусноты».

— Зовут как? — по-отцовски начинает диалог с красавицей Александр Борисович сразу после выступления.

— Лиза, — робко отвечает девушка.

— Откуда вы, Лиза? — словно что-то почувствовав, вмешивается Пелагея.

— Из Новосибирска.

— Да ладно? С какого берега? — радуется землячке наставница. — Посмотри внимательно, все сошлось! Ты очень, очень хороша!

— Да, я даже весь горю! — вторит Агутин.

Агутин стал более задумчивым и взвешенным. Фото: Первый канал
Агутин стал более задумчивым и взвешенным. Фото: Первый канал

— Я тоже подгораю, — смеется Пелагея.

Обстоятельства всеобщего восхищения всегда обманчивы. Всегда найдется тот, кому этот елей не по вкусу. На любом юбилее такое случается.

— А мне глубоко по барабану! — протестует вдруг Градский. — Ко мне молодежь и не должна идти, особенно когда ноты врет.

В зале виснет пауза. На это и расчет. Возвращение мэтра можно считать официально состоявшимся.

Следом за сибирячкой микрофон гигантскими ладонями обхватывает натуральный индеец. С массивной головой и в белоснежном костюме он смотрится чужеродным исполином. Интернациональность и мультяшность происходящего начинает зашкаливать, когда вокалист затягивает «Вечную любовь» Шарля Азнавура по-французски. Это Алишер Каримов — участник «Новой волны» и финалист казахстанского шоу SuperStar.

— Где вас таких клонируют, с тремя октавами, в Казахстане, что ли? — включает режим Пуаро Градский.

— Да, — глядя в пол, улыбается баскетбольный певец.

— Филигранные ноты интимного характера! — не может сдержать восхищения Пелагея. — Но переходик на высокие ноты немного спугнул.

— Вы не догадаетесь, что сейчас произошло, а я вам расскажу! — не дожидаясь просьбы об экспертизе, газует Градский. — Ты просто хотел показать нижние ноты за две минуты, поэтому выкинул развитие песни. Не решился, что делать, потому что песня идет 4,5 минуты. Придумал, но не до конца. Азнавур-то поет в одном тоне — полторы октавы, вот и все.

У Билана в красном кресле душа поет. Фото: Первый канал
У Билана в красном кресле душа поет. Фото: Первый канал

Дождавшись оваций (то ли Алишеру, то ли себе), Александр Борисович продолжил:

— А ведь я работал с Азнавуром в 1988 году в Лос-Анджелесе. После землетрясения в Спитаке он устраивал концерт. Там еще была Лайза Миннелли, Дайон Уорвик, ну и я — не пришей рукав. Азнавур сидел за роялем, играл и пел — голос красоты неимоверной. И все остальное не имеет значения.

Каждый подошел к этому юбилею обновленным — чувствовалось, что карантин изменил героев проекта. Леонид Агутин стал задумчивым и взвешенным. Александр Градский — еще более эпатажным и разбалансированным.

Пелагея и Дима Билан просто истосковались по вниманию.

— А помнишь, ты играл с «Би-2»? — вдруг вспомнила она. — «Депрессию?»

— Точно-точно! — ответил он, и в этот момент в зале должен был пойти дождь и лиричная фонограмма одновременно. Но Дима тихо-тихо запел витально-трагичный хит а капелла. — Выйдем из дома…

— Из безнадежной депрессии…

— Как же давно нам не было вместе…

— Так весело…

Она — после развода. Он — после внутреннего домашнего заключения, затянувшегося, кажется, на несколько лет. Две родственные души, соскучившиеся по любви, друг другу и живым человеческим голосам.

Это все «Голос-10», скоро на Первом канале.

Смотрите также