«Чувствовал, что дед-фронтовик мне помогает»: актер Антон Богданов о съемках в фильме «Т-34»

Антон Богданов рассказал Teleprogramma.pro, как стрелял из танка при съемках фильма «Т-34»

«Чувствовал, что дед-фронтовик мне помогает»: актер Антон Богданов о съемках в фильме «Т-34»

9 мая на телеканале «Россия» состоится премьера нашумевшего фильма Алексея Сидорова «Т-34». Но зритель увидит не тот блокбастер, который уже смотрел в кинотеатре, а расширенную режиссерскую версию. А это два фильма протяженностью полтора часа каждый, которые будут идти без перерыва.

По словам исполнителя роли наводчика Демьяна Антона Богданова, если первый фильм получился очень энергичным, быстрым, — этаким а-ля голливудским блокбастером, то расширенная версия в первую очередь будет апеллировать к эмоциональной составляющей.

Кадр из фильма «Т-34» Фото
Кадр из фильма «Т-34» Фото: канал «Россия»

Так, зрителям расскажут истории героев до того момента, как они попали в фашистский лагерь. Немало внимания будет уделено истории любви Николая Ивушкина и Анны Ярцевой — героев Александра Петрова и Ирины Старшенбаум.

В фильм также войдет трогательная сцена у костра, после которой герои попадут в окружение и отправятся на верную смерть. Зритель, несомненно, проникнется рассказом Серафима Ионова (Юрия Борисова) о своих братьях и смахнет слезу под лиричную белорусскую песню Степана (Виктора Добронравова).

«Будет больше слезы и душевности русского диалога. Режиссерская версия признана самой лучшей. И у зрителя появится возможность ее увидеть», — обещает Антон Богданов.

Актер дал интервью сайту Teleprogramma.pro

Кадр из фильма «Т-34» Посередине – Антон Богданов. Фото
Кадр из фильма «Т-34» Посередине – Антон Богданов. Фото: канал «Россия»

 — Антон, какие новые эпизоды с вашим участием увидит зритель?

— В картину войдет сцена, как проверяли мастерство снайпера-наводчика. К стволу орудия привязывали на веревку кисточку, которую заранее окунали в краску. Ты подъезжал к гаражным воротам и за 10 секунд должен был нарисовать конверт. Причем нужно было делать это, не отрываясь.

Вот такое вот упражнение на координацию. Когда я с третьей попытки сделал все сам, все были приятно удивлены. А танкисты, которые выступали консультантами на нашем фильме, сказали, что на самом деле такой трюк на старой машине исполнить довольно сложно.

— Насколько сложно вообще управлять танком?

— Несложно. В большей степени им управлял Витя Добронравов, который практически сразу же накачал себе руки. Потому что Т-34 – это на самом деле огромный трактор. В его управлении нет ничего особо сложного.

Но все это железо – немного колючее и не поддающееся управлению. На самом деле всем было сложно на своих местах.

Я играл командира орудия, и в мои задачи входило «выцеливать» врага и стрелять по нему. Стреляли мы по-настоящему, несмотря на то, что патроны были холостыми. Когда вылетает снаряд, стоит великий грохот, и появляется дым.

Раскаленная гильза падает на пол, и в этот момент тебе очень страшно. Когда мы снимали городской бой, мы шли на полном ходу. И моя задача была выкручивать башню на 180 градусов. Даже в те годы на башне танка существовал электропривод, но режиссер сказал, что нам не нужно никаких электроприводов.

Поэтому надо было крутить вручную, а это такой рогалик, который постоянно заедает, а тебе нужно одновременно и левой, и правой рукой крутить в разные стороны. То есть, твоя башня должна идти налево, а дуло танка – наоборот, вверх.

— Что было самым сложным при съемках в танке?

— Самое сложное в танке – это работать двумя руками. Внутри танк колючий, там нет мягких и обивочных тканей. И во время его хода ты успеваешь удариться, отчего с твоих рук стекает кровь: как киношная, так и настоящая.

А еще пот льется рекой, застилает глаза, а тебя в это время снимают пять камер. Притом что внутри кабинки находятся четыре актера, и у каждого перед лицом камера. И еще одна общая в углу — вместо пулеметчика-радиста.

Режиссер Алексей Сидоров видел все происходящее через пять мониторов. И вот так мы все и снимали. Очень многое снималось с первого дубля.

Но при этом велась очень мощная подготовительная работа. Все были заточены на то, чтобы сделать хорошо и без ошибок. Справиться с огромным танком – это одно дело, но ведь тебе нужно выполнить и свою актерскую задачу. Тем более у тебя под носом камера, которая показывает и движение глаз, и каждую морщинку.

И вот в этих тяжелых условиях нужно совместить физическую нагрузку и эмоциональную составляющую. Тем более ты чувствуешь ответственность перед настоящими танкистами. Важно, чтобы тебе не было стыдно перед ними, а им – за тебя.

Кадр из фильма «Т-34» Фото
Кадр из фильма «Т-34» Фото: канал «Россия»

— А как снимались сцены, когда танк едет по лесу и по городу?

— В лесу сильно трясло, потому что танк задевал всякие кочки. Юрий Борисов, который был без танкошлема, постоянно разбивал голову в кровь. Вообще, в танке без шлема нельзя. Нужно постоянно держаться за ручки, за поручни, потому что в любой момент может тряхануть ни на шутку – вплоть до тяжелейших травм.

Что же касается езды танка по городу, то мы снимали в маленьких городках Чехии. И когда наша огромная махина идет к городу, она вырывает вековую брусчатку. Понятно, что потом наши ребята ее отремонтировали. Т 34 ломал города. Это наше оружие-победитель.

Кадр из фильма «Т-34» Фото
Кадр из фильма «Т-34» Фото: канал «Россия»

— В программе «Судьба человека» вы признались, что свою роль посвятили деду-фронтовику… Чувствовали груз ответственности?

— Я уже давно хотел посвятить деду какую-то роль. Возможно, я посвящу ее и как режиссер, и продюсер. Но фильм «Т-34» — это то, чему дед несказанно был бы рад, если бы был еще живой. Мне кажется, на меня не сильно давил груз ответственности. Дед мне настолько близок, что зачастую я смотрю на себя в зеркало и словно вижу его в юности.

У меня на самом деле героический дед, на счету которого действительно немало подвигов. Он получил орден «Красной звезды», за то, что вывез с поля боя 40 солдат и офицеров. Поэтому его геройство мне помогало в тяжелых ночных сценах, во время сцен управления танком или стрельбы.

Когда утром начинался съемочный день, я словно превращался в деда, а вечером опять становился собой. И так происходило практически весь съемочный период.

Кадр из фильма «Т-34» Фото
Кадр из фильма «Т-34» Фото: канал «Россия»

— Чувствовали, как дед вам помогает?

— Всегда. Дед – мой ангел-хранитель, о чем я уже неоднократно говорил. Кто-то относится к этому осторожно, а я же, наоборот, стараюсь рассказывать. Это мой личный фронтовик.

Я рад, что у меня по жизни все получается, благодаря и деду в том числе. Время от времени он снится мне, в обычных житейских ситуациях. Например, недавно приснился и сказал: «Не забудь перекопать грядки».

— Раз речь зашла о грядках, наверное, вы уехали из мегаполиса во время карантина…

— Мы живем в небольшом загородном доме с сыном, где у нас небольшое хозяйство в десять соток. Я не боюсь работы руками.

Вчера, например, я весь день перекидывал перегной из ящика, который нужно было освободить. Это работа вилами. Сегодня же я решил закидать туда траву. Вчера также подрезал ветки винограда. Сейчас сижу перед костром, жгу эти ветки, также не забываю стричь газон. Вся эта работа проходит после обеда.

А до обеда я, как владелец собственной небольшой кинокомпании, работаю над уникальным детским фильмом. Собираем документы, пишем сценарий и обсуждаем все по Скайпу.

Утром у нас с сыном зарядка. Затем сын отправляется на онлайн-обучение, а я же сажусь работать. Вечером же мы смотрим фильм, читаем книжки, рано ложимся спать. В общем, ведем правильный образ жизни.

— Как коронавирус повлиял на ваши творческие планы?

— Мы должны были начать съемки нового фильма с Алексеем Сидоровым еще в апреле, но потом сдвинулись на июль. Надеюсь, что больше не сдвинемся. В театре я репетировал три спектакля. И все три перенеслись на осень. Апрельские же премьеры соответственно зритель увидит в сентябре-октябре.

А пока, пользуясь случаем, поздравляю всех с праздником Великой победы.