«Мы всех порвали!»: продюсеры фильма «Зулейха открывает глаза» ответили на критику

На сегодняшний день фильм посмотрели более 10 млн человек. И чуть ли не половина из них – раскритиковали.

«Мы всех порвали!»: продюсеры фильма «Зулейха открывает глаза» ответили на критику
Съемочная площадка фильма «Зулейха открывает глаза». Фото: кинокомпания «Русское» и телеканал «Россия 1»

Фильм только вышел, а о нем уже говорят многие. И, судя по отзывам и критике — равнодушных нет. Журналисты Teleprogramma.pro поговорили с продюсерами фильма об их отношении к мнению окружающих.

«Не знаю, как это сформулировать, но мы всех порвали»

Съемочная площадка фильма «Зулейха открывает глаза». Фото: кинокомпания «Русское» и телеканал «Россия 1»

«Только по телевизору фильм посмотрели 8 млн человек, 23% от всех, кто включил телевизор, — говорит генеральный продюсер компании «Русское» Ирина Смирнова. – Прибавьте просмотры в Интернете, и получится более 10 млн зрителей.

Конечно, были в истории цифры и выше, но с учетом такой отрицательной реакции критики — это победа!

Самое страшное — это не отрицательные отзывы, а равнодушие, отсутствие внимания, если зрителю не зашло, он переключил на другой канал и все. Он даже писать не будет ничего, тем более ругать.

Наше кино зашло. Поэтому критики могут сколько угодно обсуждать правильный или неправильный выбор актрисы, режиссера и всей остальной творческой группы. Реальность уже доказала, что они не правы – зрителям нравится».

Про сцену секса в мечети

Съемочная площадка фильма «Зулейха открывает глаза». Фото: кинокомпания «Русское» и телеканал «Россия 1»

— Когда мы беседовали перед премьерой, вы говорили, что готовы к критике и даже представляли себе, каким могут быть упреки в ваш адрес. Критика превзошла ожидания?

— Очень много критики не по делу, не по драматургии, не профессиональный разбор удач и неудач, а переход на личности: «Чулпан с Горбачевым обнималась, как она смеет играть раскулаченную?!» Или по поводу Егора (Егор Анашкин – режиссер фильма. – Ред.), что он «не дорос» до экранизации такого произведения.

Много критики со стороны людей, прочитавших книгу, сводится к уровню «я себе это не так представлял». Это проблема любой экранизации.

Что меня еще удивило в негативных комментариях, что народ толком не смотрел. Максимум не всю первую серию. Но тут же побежали что-то высказывать! Кажется, что у нас сейчас только две темы: коронавирус и «Зулейха».

«Нас обвиняют в том, что мы очерняем наше «светлое прошлое». Но тут и сказать нечего – это люди, не знающие истории. Одно радует, что теперь, хотя бы часть людей, задумаются, познакомятся с собственной историей».

— Вас упрекают за сцену секса в мечети…

— Сцена снята именно так не потому, что мы «другого места не нашли» – она показывает бесчеловечность и аморальность большевизма. У людей, которые якобы боролись за светлое будущее, не было понимания пристойности. «Это ж хлев теперь, а не мечеть», — говорит кто-то из них. Не мы говорим, а герои, причем отрицательные, с которыми мы не согласны.

Я давно мечтала снять кино про раскулаченных. Так получилось, что роман про Татарстан. Был бы он написан про Самарскую деревню, откуда мой дед, который точно так же был раскулачен — мы бы снимали про Россию. И та же сцена была бы в разрушенной церкви.

«Такого уровень хайпа, я не ожидала! – говорит продюсер фильма Ирина Смирнова. — Значит, что-то правильно сделали, значит, зацепили, пусть ругаются и посылают проклятья, но то, что люди так бурно реагируют, говорит об одном: мы своей цели добились!».

 «Я сам наполовину татарин»

Съемочная площадка фильма «Зулейха открывает глаза». Фото: кинокомпания «Русское» и телеканал «Россия 1»

Мы продолжили беседу с продюсером канала «Россия» Александром Кушаевым.

— Чулпан Хаматову упрекали, в том, что она ненастоящая татарка, даже языка не знает…

— Что значит быть ненастоящей татаркой? Это же внутреннее самоощущение, уважение к народу, истории. А знание языка зависит от обстоятельств.

Я знаю, насколько серьезно Чулпан подошла к этой роли. Она за все переживала, всех вокруг заводила, чтобы все было максимально аутентично, максимально правильно.

Для нее это было супер важной темой, она ни себе не давала отдыха, ни людям, которые работали на проекте, поэтому я не стал бы говорить о неуважении или легковесной позиции.

Тема болезненная и при желании всегда можно найти до чего докопаться. Люди тяжело воспринимают посягание на национальную самоидентификацию, даже там где этого нет. Для меня лично это тоже важно: я сам наполовину татарин.

— Вы были готовы к такому количеству критики?

— Любое произведение, которое поднимает острые вопросы, приобретает как поклонников, так и критиков. А количество критики означает, что многие смотрят.

Сегодня такой период, когда у многих людей в целом напряжены нервы и эмоции выливаются более бурно. Накопилось много агрессии, разочарования, люди многое воспринимают ближе к сердцу, чем в «мирное время».

Для меня это все говорит о главном: фильм заметили, и он вызвал интерес. Это не простая тема, сложный период в истории, и я не ожидал, что все будет гладко и все всем понравится».

А что вы думаете о фильме «Зулейха открывает глаза»?