ПЛАВАНИЕ

Наталья Панкина: секреты воспитания новых чемпионов

Коллеги на Ближнем Востоке уважительно называют ее Наталья Великая, руководители ценят за прямоту и профессионализм, родители учеников — ​за любовь к их детям. Наталья Панкина — ​выдающаяся российская спортсменка, представительница открытой воды, сегодня руководит одним из крупнейших спортивных клубов в ОАЭ и отдает все свои силы воспитанию новых чемпионов.

Пацанка

Детство. Большая семья: мама, папа, брат, тетя, ее сын и я. Мы жили тогда все вместе в Липецке, в большом частном доме. Он перешел нам в наследство от родителей мамы. Уютный коттедж у самого леса на левом берегу реки, во дворе яблоневый сад и все остальные радости жизни. Меня в те времена окружало счастье и сплошные мальчишки, поэтому и игры в детстве были мальчишеские: футбол, катание на велике, бег по крышам, лазанье через заборы — ​о чем можно было еще мечтать? Я наслаждалась каждым своим днем. Сначала садик, потом школа — ​в отличие от многих других детей домой не рвалась, ведь у пацанки всегда были проблемы, которые нужно было решать во дворе, я впрягалась и решала — ​и за себя, и за других. Наверное, поэтому даже сейчас продолжаю жить в таком же духе. И характер соответствующий выковала себе именно тогда, независимый, во многом скорее мужской.

Плавание появилось само собой. Я использовала любую возможность залезть в воду — ​ то ли в речке рядом с домом, то ли в море в грузинском Кобулети, куда мы ездили на лето. Я бултыхалась, складывалась в стрелочку, задерживала дыхание, ныряла на глубину — ​все эксперименты, конечно, под присмотром родителей. У мамы была подруга, а у той муж — ​тренер по плаванию, что окончательно решило мою спортивную судьбу, я пошла в бассейн раньше школы и с первых же занятий во мне угадали плавательные задатки. Это было удивительно, ведь у нас из спортсменов никого в семье не было! К Лидии Власевской, своему главному тренеру в жизни, попала не сразу. Однажды, когда наш детский преподаватель не смог прийти на тренировку, он передал нас Лидии Геннадьевне на замену. Мне у нее так понравилось, что я просто взмолилась остаться. Она выдвинула условие: «Вот выдержишь месяц моих нагрузок, тогда посмотрим». Сцепив зубы, я старалась изо всех сил, каждую тренировку, каждое задание выкладывалась, чтобы ей угодить.

Наталья Панкина

Идиллии юности закончились с разводом родителей. Меня это событие потрясло. Я долго не могла прийти в себя и согласиться с действительностью. Это и еще болезнь брата — ​у него ДЦП — ​отнимало много душевных сил, не давало в полной мере реализоваться и в спорте. Помню, иду на тренировку, еду в поезде на соревнования или уже готовлюсь к старту, а все мысли дома: как там мама, как брат? Поэтому все остальные трудности жизни, от которых страдают подростки — ​ тяжелые тренировки, учеба,  — ​мне казались мелочами и давались легко.

Секреты воды

Я специализировалась в среднем кроле и комплексе, но у Лидии Геннадьевны тогда плавала Олеся Долгова, чемпионка России на открытой воде, поэтому и я в 1996 году поменяла комфортную бассейновскую житуху, начав как хвостик мотаться за ними по сборам, гребок за гребком, постепенно осваиваясь в природных водоемах. Через год я уже накручивала километры по морю, а в середине лета мне даже удалось стать победительницей юношеского первенства России в Геленджике  — ​ на пятерке. После награждения ко мне подошел возглавлявший тогда сборную команду Дмитрий Федорович Белов и предложил попробовать силы на шестнадцати километрах, десятки тогда еще не было. Я подумала: ничего себе — ​шестнадцать километров! Такое, наверное, только сумасшедшие плавают! Но вслух ответила: «Конечно, попробую». Решила так: доплыву — ​хорошо, не доплыву — ​тоже не беда. В итоге я стала бронзовым призером чемпионата. Среди взрослых. Но в сборную меня не взяли, Белов заявил: «Пока мастера не выполнишь, и не надейся!» В следующем сезоне я запахивала с двойной энергией, и мои старания увенчались заветным нормативом уже в мае сразу на двух дистанциях, четыреста и восемьсот. После этого понеслось: длинная, счастливая и не всегда простая марафонская жизнь. Чемпионаты России, Европы, мира, подъемы в 5 утра, тренировки по тридцать километров и по четыре тысячи за год — ​все было. Долгие трудные годы воды. Иногда плывешь, смотришь по сторонам, чтобы хоть чем-нибудь занять мозг, и отмечаешь: вот группа какая-то пришла, плывешь дальше, смотришь, вот она уже и ушла. Пристроишься к кому-то по соседней дорожке и шарашишь с ним на его скорости, потом через часок-другой проводишь его взглядом в душ и сориентируешься на нового, свежего конкурента. Главное, чему учит спорт, — ​это бросать вызов самой себе. А открытая вода знакомит с самой прекрасной стихией в мире — ​ с морем. Однажды мой добрый знакомый, вице-президент FINA Корнелий Маркулеску прекрасно сказал об открытой воде, назвав ее сплавом выносливости, скорости и… ума. В открытой воде необходимо каждую секунду сохранять максимальное внимание к деталям. Это может быть дерево или коряга какая-нибудь, на которую можно напороться, ветер, волны, животные, течение, соперники и много еще чего. Но главное — ​ее, воду, нужно любить и не ставить себе лимитов, ее нужно принимать такой, какая она есть. Грязная она или чистая, теплая или холодная — ​не важно, ей нужно верить, быть честной и общаться с ней, тогда она поможет. Посредником выступает Господь, лично я обращалась к воде через него…

Наталья Панкина
Плавание появилось само собой. Я использовала любую возможность залезть в воду

Коровы, крокодилы и встречное течение

Мне повезло, я плавала в эпоху великой российской команды и выдающихся спортсменов. Успехи той же Лары Ильченко и ее золотая олимпийская медаль в Пекине были закономерны. Мировые лидеры конца ХХ и начала XXI века, те, кто создавал образ непобедимой сборной, сделали свое дело: Леша Акатьев, Юра Кудинов, Женя Безрученков, Вова Дятчин, Женя Кошкаров, Ксюша Попова, Катя Селиверстова, Ира Абысова, а позже еще и многие другие были действительно большими спортсменами и великими личностями. К примеру, на чемпионате мира в Севилье 2008 года, накануне Олимпийских игр, мы взяли командой четыре золотые медали из шести возможных и почти все ребята оказались на пьедестале. Сложно даже представить повторение подобного успеха, но ведь это же было! Тот олимпийский год, кстати, стал самым тяжелым в моей карьере. Куча этапов Гран-при, где на последнем в лодке в качестве тренера мне ассистировала сама Лариса Ильченко, а в мексиканской мутной воде — ​крокодилы с коровами, я выиграла. Потом чемпионат Европы, затем — ​мира, очередная попытка побить рекорд Ла-Манша и неудачный отбор на Олимпиаду — ​всё навалилось таким тяжким грузом! Слишком много дистанций, километров, напряжения. Слишком много. Такое просто невозможно выдержать. Боль преодоления, хроническая усталость плюс тяжесть самой дистанции. Вы представьте себе, к примеру, однажды в Аргентине, на Кубке мира, мне пришлось плыть 88 километров, а это более 10 часов гонки! И все же самой тяжелой в жизни пыткой оказался мой первый Ла-Манш в 2007-м. Холодная вода, одиночество в пути и битва с самой собой, а самое главное — ​ разочарование от развязки: ​последние пять километров, казалось, длились вечность. По ходу дистанции я лишь минуту уступала высшему мужскому достижению (!), намного превышая женский рекорд мира. Но, попав во встречное течение уже перед французским берегом, будто остановилась. Это было похоже на кошмарный сон: кажется, вот он, берег, еще чуть-чуть! Но я плыла изо всех сил и почти не приближалась к суше. Я проработала лишний час, прежде чем сумела выйти из воды…

Я плыла изо всех сил и почти не приближалась к суше. Я проработала лишний час, прежде чем сумела выйти из воды…

В 2009-м, после мира в Риме, я закончила свои мытарства. Очень много переживала, сомневалась, и всё же седьмое место в Вечном городе восприняла как приговор — ​надо заканчивать. К счастью, у меня получилось сделать это не на пустом месте. Еще за полгода я приняла предложение исполнительного директора федерации плавания ОАЭ о моей работе по подготовке и проведению чемпионата мира в Дубае. Мистер Айман Саад стал моим шефом и остается им по сей день. Он мне как отец, и я ему очень признательна. Он поверил мне, невзирая на отсутствие у меня какого-либо опыта работы в офисе. Ему было достаточно, что я знаю спорт и спортсменов, плавание и его специфику наизусть. Он не ошибся, а я его не подвела.

Вершины и вызовы

Первая вершина, которую я на этом пути взяла,  ​был язык общения. Даже с Вадимом Ахмадиевым, моим супервайзером, в присутствии коллег мне приходилось разговаривать на английском. Второй ступенью взросления стал сам чемпионат мира в столице ОАЭ. Это были тяжелые месяцы работы, завершившиеся радостью реализации задуманного. Там, помимо общих задач, мне пришлось решать и творческие: я отвечала за наградную атрибутику, ее разработку и производство, словом, все этапы от макета до пьедестала почета. После чемпионата новый вызов — ​работа в местной федерации плавания. Переливания из пустого в порожнее, мои мысли и планы, кропотливый труд, который часто оказывался никому не нужен, терпение самодурства руководителей, несмотря на то, что я их до сих пор люблю и уважаю, — ​также бесценный человеческий опыт. Затем контракт супервайзера бассейна в крупнейшем спортивно-зрелищном комплексе Hamdan. А сегодня — ​новая и любимая «головная боль», связанная со спортивным направлением в клубной системе. Плавание и синхронное плавание, водное поло и даже художественная гимнастика — ​наши векторы развития. Работа с детьми самая приятная, ведь они для меня — ​рыбки, зайки и солнышки. Мы их набираем с трех лет, и я от них балдею. У меня чудесные отношения с их родителями — ​они мои главные помощники. Но я не просто вожусь с детьми, я организовала работу всей школы в целом, набрав для этого специалистов из России, Египта, Южной Африки, Украины и других стран. В таком мультикультурном городе как Дубай нужны и подходы соответствующие. Swim for Life («плавание для жизни» — ​англ.) — ​девиз, которым дышат все участники программы. Ведь в конце концов плавание служит жизни, а не наоборот…

Наталья Панкина

Как-то раз на чемпионате мира в Казани я сидела на берегу реки, где только что, после 10 километров, в четвертом десятке финишировали наши парни. Смотрела на них и плакала. А ко мне время от времени подходили российские коллеги и со злорадством комментировали провал. Мне вдруг пришло в голову, что, если бы от меня зависело то, как собрать коллектив, который вновь будет бороться за первые места, я бы отобрала в команду тех, кто самозабвенно любит плавание и не радуется неудачам, пусть и чужим. Успех приходит к тем, кто свято верит в свое дело и с чистой совестью идет к намеченной цели. Еще нашим ребятам и тренерам не хватает соревновательной практики, необходимого профессионального спарринга, опыта, который можно получить лишь в непосредственном контакте с лучшими на планете. Я была бы счастлива когда-нибудь им в этом помочь. Жизнь  — ​как длинная дистанция, и время бежит, мне уже 33. Многие не видят закулисья, и им кажется, что я в полном шоколаде. Но это далеко не так. Мечтаю о простом женском счастье, о крепком, надежном плече. Бывает, проплачешь всю ночь напролет, а утром встанешь, улыбнешься самой себе в зеркало и пойдешь на работу как ни в чем не бывало…


Личное дело

  • Родилась в Липецке 5 апреля 1983 года
  • Имеет высшее экономическое образование, окончила ВЗФЭИ в 2008 году.
  • Многократная чемпионка России, неоднократная серебряная и бронзовая призерка чемпионатов мира и Европы, обладательница Гран-при Кубка мира 2008 года. Первая россиянка, покорившая Ла-Манш. ЗМС России.
Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши! Комментировать
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Наталья Панкина: секреты воспитания новых чемпионов
Интересно?
Поделись с друзьями: