Мария Аниканова: «Фигуристам плавать запрещают, но я плавала»

С раннего детства она готовилась к олимпиаде. Сборы, тренировки, коньки, лед, лед, снова лед, травмы и все сначала: тренировки, коньки лед…. В 16 лет мастер спорта СССР, кандидат в сборную. Их с Петром Чернышевым пара была одной из самых перспективных мире.

Мария Аниканова: «Фигуристам плавать запрещают, но я плавала»
Мария Аниканова в сериале «Нюхач»

А потом резкая смена курса, и теперь мы знаем Марию Аниканову как прекрасную актрису, исполнительницу запоминающихся ролей. О том, как спорт помогает в жизни, сложно ли бросить то, над чем работал много лет и почему плавание для фигуристов табу мы и поговорили со звездной красавицей.

«Росла на катке»

– Мария, вы с детства на льду. Неужели даже не мечтали стать актрисой?

– Никогда! Мечтала только об Олимпийских играх. Да, конечно, меня восхищало и завораживало искусство кино и театра, но всегда считала, что от меня это очень далеко. И потом, я же понимала: я – спортсмен и стремлюсь к достижению определенной цели.

– Вы были в группе у Татьяны Тарасовой, потом у Натальи Дубовой. На школу, на учебу оставалось время?

– Совсем нет. И сейчас ничего не изменилось. У меня дочка занимается баскетболом, учится в спортивной школе, и вот приходится думать насчет дистанционного обучения, искать варианты. А в то время у нас не было такого выбора – ты либо катаешься, либо учишься. И я перестала учиться, как и все мои коллеги по сборной. Мы все просто ходили, сдавали какие-то зачеты, экзамены. Все это было с трудом, конечно. Учителя меня не видели по три-четыре месяца. Как-то я была на соревнованиях в Чехословакии и пропустила зачет по лыжам, приезжаю, а учитель говорит: «Зачет тебе не поставлю». Ему все: «Она – фигуристка, мастер спорта. Ей поступать в физкультурный институт». А он: «Она не пробежала у меня – всё. Тройка».

Представляете? Далеко не все шли на компромисс.

– Ваш дедушка конькобежец, 13-кратный чемпион СССР, тренер. Бабушка – чемпионка мира (1952) в этом же виде спорта. Мама – наша первая фигуристка-одиночница на чемпионате Европы. Папа – врач сборной команды… У вас хоть один шанс не стать спортсменкой был?

– Видимо, нет. Я ни о чем другом и не думала. Все было заточено на танцы на льду. Тем более у меня неплохо получалось. Но, может, со спортом в итоге у меня не сложилось потому, что я оказалась там не по своей воле. Девать меня было особо некуда, я росла на катке. И вот на какой-то период времени меня заинтересовали танцами на льду. Не могу сказать, что я испытывала от этого восторг. Добросовестно работала, но это было не мое, понимаете? Вот когда пришла учиться в театральный вуз, меня это сразу захватило. Даже неудачи переживались по-другому, все трудности легче преодолевались. Ведь это же любимое дело! А в фигурном катании я ломалась от первой же совсем маленькой неудачи.

Фото: журнал «Плавание»

«Почему не прогуляться на «Мосфильм»?»

– Как вас киношники разглядели?

– Мы дружили с семьей Николаенко – Валентиной Петровной (профессор Высшего театрального училища им. Б. В. Щукина, актриса. – Ред.) и Георгием Михайловичем (режиссер. – Ред.). Они и заметили во мне что-то. Дядя Юра даже как-то сказал, что я могла быть стать хорошей актрисой. Я об этом сразу забыла. А Валентина Петровна все годы, пока я каталась на коньках, об этом думала. И однажды показала кому-то на «Мосфильме» мою фотографию. Так совпало, что они как раз искали девочку на роль в фильме «Дом под звездным небом», и Сергей Александрович Соловьев вызвал меня на пробы.

– И вы нашли время на съемки? А как же тренировки?

– Как раз в этот момент мой партнер в танцах на льду Петя Чернышев уехал в Америку, а я осталась одна и искала нового партнера. И мама сказала: «Сходи на «Мосфильм». Когда еще представится такая возможность?». Я подумала: «Ну чего не прогуляться? Сейчас лето, расширю кругозор и… пойду в институт физкультуры».

Даже мыслей не было стать актрисой. А вот уже после съемок Сергей Александрович сказал: «Я буду набирать актерский курс, поступай ко мне во ВГИК. Какой институт физкультуры? Ты что, обалдела?! С хоккеистами будешь учиться?!» А тут и съемки затянулись, потом было еще озвучание… Все равно в тот год в физкультурный я уже не успевала поступить. Пошла в театральный, чтобы время зря не терять. И поступила во ВГИК, а потом перевелась в Щукинское училище.

– Лихо!

– Еще бы! Но были девяностые, как раз СССР разваливался. И если спорт – серьезное дело, то отдавать ребенка в творческую профессию маме было не так спокойно. Тогда ведь еще для многих все считались проститутками и алкоголиками в артистической среде. Еще и мама уехала в 1991 году работать во Францию… Но тогда я уже вышла замуж за Евгения Платова (двукратный олимпийский чемпион в танцах на льду. – Ред.), так что ее сердце было спокойно.

Женя как раз выиграл Олимпийские игры, и я предполагала, что мой путь – быть его женой в Америке. Тогда почти все чемпионы уезжали в США.

– Но пошло не по плану?

– Да, я перевелась в Щукинское училище, и меня все это захватило. На Щуке и перемены в стране не так сильно отразились, репертуар, серьезная школа, все работало. И мне нравилось пахать по 24 часа в сутки, тем более что я это умела. После фигурного катания и пяти тренировок в день мне казалось, что здесь очень легко и0 что народ здесь просто «в носу ковыряет». У меня стало получаться, меня начали хвалить.

– Евгений Платов все-таки уехал в Америку?

– Да. Когда Женя начал собираться туда, у нас пошли конфликты, недопонимание. Ведь у меня появились новые интересы, ему они были не так близки… В итоге мы развелись. Я решила заниматься новой профессией, а просто сидеть и быть его женой где-то за океаном мне уже не хотелось.

«С медными трубами я бы не справилась»

– Вы же не теряете связи со спортом. Видела вас в передаче Вячеслава Фетисова, например. Сейчас девочки- фигуристки в совсем юном возрасте становятся звездами…

– Мне бы совершенно точно в их возрасте башню снесло! Я бы не справилась. В те времена тоже были мальчики и девочки, которые становились чемпионами в совсем юном возрасте, и некоторые менялись на глазах. Деньги и слава очень быстро их портили, не так много примеров, когда удавалось с этим справиться, остаться в своем уме. Но так ведь не только в спорте, но и в кино, да и везде… Не зря же про медные трубы говорят. Слава и деньги – сильнейшие испытания.

– Вам с кем интереснее общаться – с актерами или спортсменами?

– Лет в 25 я бы сказала: с актерами, ведь нам с ними есть о чем поговорить. Сейчас скажу – все от человека зависит. С возрастом и думаешь, и говоришь совершенно о другом, больше о жизни. У меня есть друзья артисты, спортсмены, люди других профессий – и все они совершенно потрясающие.

– Сейчас часто дети становятся богатыми благодаря соцсетям. А их сверстники не понимают, зачем надо работать, учиться, если всего можно добиться и без этого. Вы как свою дочку приучили к труду?

– Просто объясняю, что непонятно, что будет через десять лет с мальчиками и девочками, которые сейчас стали популярными и богатыми. Всегда были дети, которые сидели в подъездах, не учились, играли на гитарах и становились популярными среди сверстников. Но сейчас это все намного опаснее, потому что тогда никто не получал за это больших денег. Стараюсь дочку Аглаю от всего этого оградить. Не запрещаю, но потихоньку рассказываю, что это история короткая. И студентам своим я это с первых дней говорю: «У вас должна быть профессия. И если вы думаете, что, снявшись в одном сериале, вы супер-пупер-звезда, то я вам могу прямо сейчас назвать десять талантливых людей, которые плохо закончили». Профессией надо заниматься всю жизнь, а не почивать на лаврах.

Вот очень правильно Этери Тутберидзе своих девочек воспитывает, она вкладывает им в головы очень верные вещи. Девочки, несмотря на свои успехи, продолжают работать и строить свои карьеры. Они работают, а не загуляли от головокружительного успеха, как, например, совершенно гениальная Оксана Баюл.

Случай в Сухуми

– А как вы к плаванию относитесь?

– Люблю плавать, но для меня это не спорт, а удовольствие. Правда, при моем графике я просто не могу выделить время на плавание. Но, понимаете, когда мы занимались фигурным катанием, нам запрещали две вещи делать: прыгать на батуте и много плавать. Для одиночников попрыгать на батуте – это смерть. После этого на льду они уже не смогут прыгать, там совсем другие мышцы работают. И плавание – это совсем другие мышцы, и оно очень расслабляет, потом очень сложно собраться. А с профессиональным плаванием у меня связана одна смешная история.

Фото: журнал «Плавание»

– Расскажите!

– Это было в Сухуми, на олимпийской базе. Мы каждый год ездили туда на сборы. Был 1980 год, мне семь лет. И после Олимпиады, туда же приезжает наша сборная по плаванию, во главе С Владимиром Сальниковым, в те годы настоящей мега звездой. Ходят они такие важные, как мне казалось, крутые. И вот что-то мне, семилетней, привиделось, что сам Сальников на меня как-то недобро смотрит. Он-то меня и не видел наверняка, но дети любят придумывать. В общем, я прямо боялась-боялась. И к тому же я совершенно не знала, кто это. Спросила у девочек. А они решили подшутить надо мной, сказали: «Да это пловец какой- то». И давай меня подначивать. Мол, ты в следующий раз, когда он посмотрит, подойти и спроси: «Ты пловец?» Он ответит: «Да». А ты ему: «Вот и плыви отсюда». А я была интеллигентная, спрашиваю:

«А это удобно?» Девчонки мне: «Да, конечно, удобно».

– Да, любили у вас похулиганить!

– Ну, думаю, правильно. Выхожу я на балкон и вижу – идут пловцы, с ними занималась серьезно. Но она настояла на своем. И вообще я за то, чтобы она воплощала свои мечты и надежды, а не мои. Агаша сейчас с удовольствием еще играет на укулеле, перешла уже на гитару. Занимается и с педагогом, и самостоятельно. У нее уже даже был концерт. Она развивается не только в спорте, но и в других направлениях.

И я это только приветствую, если это на благо здоровья и, как говорится, головы. Мне главное, чтобы она свои желания воплощала. Спорт – это и трудоспособность, и дисциплина. Нет такого, что я сплю и вижу ее с олимпийской медалью на шее. Владимир Сальников. Я обращаюсь к нему: «П-простите, п-пожалуйста, вы – пловец?» Он отвечает не без гордости:

«Да». А я ему тоненьким голоском: «Ну и плывите отсюда, пожалуйста».

– И какая реакция была?

– Они все рухнули от хохота. Я потом девочкам говорю: «Он, по-моему, меня не испугался». А они мне: «Да ведь это же Сальников! Наш великий пловец! Олимпийский чемпион!» И я: «Боже мой! Это я сейчас нахамила олимпийскому чемпиону?!» Для нас это же была вершина вершин, самое главное. Но вот такая история. Пользуясь моментом, передаю привет Владимиру Валерьевичу! Хотя он, скорее всего, и не вспомнит об этом случае.

«Великие спортсмены двигают человечество вперед»

– Дочка баскетболом занимается, а ей нравится плавать?

– Когда Агаша была маленькая, почему-то мне все советовали отдать ее в плавание, но вот она выбрала баскетбол. Но она с детства обожает плавать, прямо с первого ее погружения в ванну. Она сама научилась, как и я, кстати. Я ничего никому не говорила, и потихоньку на базе в Сухуми в тамошнем бассейне и научилась плавать. Когда приехали с мамой на море, то сразу за буйки заплыла.

Мама просто поседела, увидев, что ее ребенок, который, как она думала, не умеет плавать, вышел на море и сразу уплыл. И вот Агаша так же. В позапрошлый допандемийный год мы были на море и она у меня поплыла, доплывала до буйков… И на сборах они постоянно ходят в бассейн. В баскетболе нет таких ограничений, какие были у нас в фигурном катании. Если есть бассейн на базе, то плавание входит в обязательную программу.

– Как вы относитесь к тому, что детей с малолетства готовят к профессиональному спорту? Не противились решению дочери заниматься спортом на таком уровне?

– Я не могу этому противиться, потому что я сама профессионально занималась спортом. Что касается травм и нагрузок, которые вы, наверное, имеете в виду, то я думаю, если тренер адекватный, а у нее адекватный потрясающий тренер, который с умом ко всему подходит, то можно спокойно заниматься профессиональным спортом без каких- либо серьезных потерь. Очень рада, что дочка сейчас занимается. И мы даже всю свою жизнь сейчас подстроили под ее баскетбол. Здорово, что она сама этого хочет. Вот я в ее возрасте не хотела заниматься. Совсем недавно ей, кстати, присвоили третий юношеский разряд.

– Существует миф, что родители в ребенке пытаются свои мечты реализовать. Не согласны?

– В какой-то момент я, наоборот, хотела ее напугать и остановить, чтобы она не занималась серьезно. Но она настояла на своем. И вообще я за то, чтобы она воплощала свои мечты и надежды, а не мои. Агаша сейчас с удовольствием еще играет на укулеле, перешла уже на гитару. Занимается и с педагогом, и самостоятельно. У нее уже даже был концерт. Она развивается не только в спорте, но и в других направлениях.

И я это только приветствую, если это на благо здоровья и, как говорится, головы. Мне главное, чтобы она свои желания воплощала. Спорт – это и трудоспособность, и дисциплина.

Нет такого, что я сплю и вижу ее с олимпийской медалью на шее.

Если ей это даже будет просто в удовольствие, это очень хорошо.

– Вы знаете и знали великих спортсменов и великих актеров. Как думаете, что есть в этих людях такого особенного? Почему именно они?

– Думаю, у всех этих людей есть одна объединяющая черта – это безусловная любовь к своему делу, к своей профессии. Если человек любит свою профессию, значит, он в ней развивается, он хочет всегда узнавать в ней что-то новое. Я считаю, только такие люди двигают искусство и спорт вперед. Возьмем Татьяну Анатольевну Тарасову, ведь она не только сидела на катке, но и постоянно смотрела драматические спектакли, балет, и привносила это в фигурное катание. Это был, конечно, неоспоримый прогресс. Я уверена, что так же развивается Этери Тутберидзе и все великие спортсмены. Посмотрите на Женю Медведеву… На Лизу Туктамышеву – человек, влюбленный в свое дело, она совершила просто революцию. Вспомним Людмилу Гурченко, которая столько лет не снималась, но чувствовала, что она актриса, она на своем месте, верила, держала себя в форме, хранила себя в отличие от многих, кто, не получая ролей, спился и сломался. И какие великие драматические у Гурченко «Пять вечеров», «Двадцать дней без войны»…

У всех великих людей есть любовь к своей профессии, и, развиваясь в ней, они двигают человечество вперед.

Автор материала: Елена Садкова