Голод, нищета и никакой поэзии. Последние годы Марины Цветаевой

Война окончательно разрушила семью и жизнь великой поэтессы

Голод, нищета и никакой поэзии. Последние годы Марины Цветаевой

31 августа 1941 года не стало Марины Цветаевой. О последних годах ее жизни, наполненных горем и надеждой, встречами и расставаниями, – в материале Teleprogramma.pro

Эмиграция в бездну

30- годы XX века Цветаева провела в эмиграции. Это было тяжелое для всей ее семьи время, пора практически полной нищеты. Поэтесса писала, что бедность, в которой они живут, никто не может даже вообразить. Ее муж, белый офицер Сергей Эфрон, болел, работать не мог. Дочка Ариадна вышивала на шляпках, но особого дохода это не приносило. Сыну Георгию было 8 лет. Семья из четырех человек существовала на те деньги, которые приносили стихи и переводы Цветаевой. Но это были гроши. «Мы медленно умираем от голода», – писала она.

Все чаще от обилия бытовых проблем, решение которых полностью лежало на плечах Марины, ей не хватало времени и сил на поэзию. «Мне живется очень плохо, в одну комнату нас набито четыре человека, мне некогда писать. Я так зажата жизнью, что ничего не чувствую», – рассказывала она о жизни в Париже.

Муж Марины Цветаевой Сергей Эфрон
Муж Марины Цветаевой Сергей Эфрон

В Париже Сергей Эфрон стал работать на советские спецслужбы, оказался замешан в убийстве агента. И сбежал в Россию. Несколькими месяцами ранее в Москву уехала Ариадна. Цветаева, ничего не знавшая о связях мужа с НКВД и тосковавшая по дочери, находилась в шоковом состоянии. Дальнейшая ее жизнь в Париже в узкой среде русской эмиграции, настроенной против властей Советского Союза и всех, кто с ними сотрудничал, была практически невозможна.

«Живу под тучей – отъезда… Чувствую, что моя жизнь переламывается пополам и что это ее – последний конец… Все меня выталкивает в Россию. Здесь я не нужна, там я невозможна», – писала она.

Цветаева уезжала из Парижа с тяжелым сердцем и чувством надвигающегося рока. Только самые близкие знали о ее возвращении. Осведомленные люди сказали Марине, что судьба ее висит на волоске, и велели «жить в строжайшем инкогнито».

За стихи не платят

Воссоединившаяся летом 1940 года семья жила на даче в подмосковном Болшеве. Но затишье длилось чуть больше месяца. В августе того же года арестовали дочь Цветаевой Ариадну. За ней приехали ночью, провели обыск, увели.

Дача в Болшеве, где в 1940 году жила Марина Цветаева с семьей. Сейчас здесь музей
Дача в Болшеве, где в 1940 году жила Марина Цветаева с семьей. Сейчас здесь музей

«Марина и Сергей сидели в комнате и внешне казались спокойными, и лишь плотно сжатые губы выдавали запрятанную боль», – вспоминала потом подруга семьи Нина Гордон.

Сергея арестовали через полтора месяца, на той же подмосковной даче. После этого оцепеневший пустой дом омертвел окончательно. Как и оставшиеся в нем обитатели. Комнаты зарастали пылью и паутиной. Семья была разорвана на куски.

По воспоминаниям близких, Цветаева в это время была очень сдержанна, никогда не говорила об арестованных муже и дочери. А в своей тетради она писала: «Никто не видит, что я год уже ищу глазами крюк». Чуть позже добавила: «Ничего не записываю. С этим — кончено». Она не переставала переводить, чтобы получать хоть какие-то деньги. На вопрос «почему не пишете стихи» отвечала, что за переводы платят, а «за свое нет».

В начале августа 1941 года Цветаева с сыном Георгием, которому на тот момент было 16 лет, уехала в эвакуацию в Татарстан.

Спор с отражением

Отношения Цветаевой с сыном – сложная, полная домыслов и необъективных толкований история. Он был больше похож на нее, чем дочь Ариадну, мать видела в Георгии свое отражение, надежду на то, что она не исчезнет бесследно, а продолжится в нем и его детях.

Одна из комнат в музее в Болшеве
Одна из комнат в музее в Болшеве

Характер мальчика большей частью сформировался во Франции, в кругу талантливых и мыслящих людей, творческой интеллигенции. Он думал и вел записи в дневнике по-французски, был умен не по годам, в 8 лет переводил французские стихи из детской книжки, к 10 годам прочитал на русском и французском книги, с которыми многие не знакомы и к 20. Ему было легче общаться со взрослыми, чем со сверстниками.

Окружающие могли назвать Георгия грубым и дерзким. Многие не понимали его педантичности и аккуратности, умения носить поношенные и истрепанные пиджаки с таким видом, словно они только что сшиты лучшими портными Парижа.

Характером он пошел в мать: естественно, отношения их складывались сложно. Они спорили, кричали друг на друга по-французски. Сын грубил Цветаевой, она многое ему прощала, списывая на переходный возраст и характер. Говорила, что сама была похлеще в его годы, и что все пройдет.

Марина Цветаева в 1911 году, на фото ей 18 лет
Марина Цветаева в 1911 году, на фото ей 18 лет

Однокурсник Георгия Анатолий Мошковский грубость Мура (так называли его близкие) по отношению к матери объяснял так: мальчик слишком много знал о маме и не мог простить ей увлечений на стороне. А «любовные всплески» у Цветаевой иногда случались, муж подолгу отсутствовал, поэтесса увлекалась как мужчинами, так и женщинами. И когда ей, сломленной репрессиями, одиночеством и вечной неустроенностью быта, так нужна была поддержка сына, он не пошел навстречу.

Настроение самоубийственное

24 августа 1941 года Георгий написал в своем дневнике, что настроение у матери «самоубийственное»: «Деньги тают, работы нет». Она так и не смогла устроиться в эвакуации, металась между Чистополем и Елабугой, не хотела делать переводы для НКВД, но просилась в посудомойки.

Дом Бродельщиковых в Елабуге, где погибла Марина Цветаева
Дом Бродельщиковых в Елабуге, где погибла Марина Цветаева

31 августа ее бездыханное тело нашли в сенях деревянного дома, в котором они с Муром остановились на постой. «Хорошо, что записку оставила, а то так бы на нас подумали. Ведь вещей у нее много осталось, продуктов целый мешок. Могла бы еще и продержаться», – говорили хозяева этого дома. Они даже не знали, что их постоялица – знаменитая поэтесса. Считали, что она обычная беженка.

Цветаева оставила три записки: одну сыну (просила прощения и говорила, что любит его), две другие друзьям и эвакуированным (просила позаботиться о сыне). Услышавший страшную новость Георгий сел прямо на дороге, в пыль (при том, что был жутким чистюлей), и сидел, пока не увезли тело. Так и не взглянул на мертвую маму, отказался.

Вопреки последней просьбе Цветаевой, о сыне в 41-ом так никто и не позаботился. Его ждал приют, потом эвакуация в Ташкент. Там ему помогали литературные друзья Цветаевой, в том числе Ахматова. Но от призыва в штрафбат (ведь отец и сестра репрессированные) и от смерти в 19 лет в одном из первых боев уберечь его никто не смог. Как грустно отмечали потом близкие Цветаевой, она так и не продолжилась в детях Георгия. Остались только ее стихи.

Условная могила Цветаевой в Елабуге
Условная могила Цветаевой в Елабуге
Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!

Фильмы по теме

Подари мне немного теплаПолцарства за любовьПростая история
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Голод, нищета и никакой поэзии. Последние годы Марины Цветаевой
Интересно?
Поделись с друзьями: