Мода

История моды: в тренде женственные мужчины

История моды: в тренде женственные мужчины Мужчины Галантного века могли дать сто очков вперед любой кокетке. Фото: globalookpress.com
Король-солнце Людовик XIV сделал Францию законодательницей моды. А его преемник, следующий Людовик, ухитрился распространить влияние французской моды не только на одежду, но и на стиль жизни королевских дворов и аристократов разных стран. Из Великого века времен Людовика XIV мир шагнул в Галантный век.

Людовик «Возлюбленный» Франции

Людовик XV (1710 -1774) стал королем в пять лет и правил долго – более 60 лет. Он был правнуком Луи XIV и попал на трон почти случайно, поскольку у его прадеда судьба отняла всех ближайших родственников и наследников, они рано ушли из жизни.

За здоровьем единственного оставшегося в живых королевского наследника следила вся Франция, будущего монарха прозвали в стране «Возлюбленный» и оберегали как величайшую драгоценность. Любопытно, что маленького Луи XV держал на руках русский царь Петр I, когда посетил Париж в 1717 году. При этом Петр якобы произнес: «В моих руках вся Франция». Свои впечатления от встречи с юным королем русский царь отразил в письме к жене: «дитя зело изрядное образом и станом, и по возрасту своему довольно разумен, которому семь лет». Конечно, Людовик XV вырос баловнем судьбы.

Людовик XV стал королем в пять лет. Фото: globallookpress.com

В 15 лет любимца подданных быстренько женили, чтобы не дай Бог не повторился династический кризис. Его женой стала Мария Лещинская – дочь бывшего польского короля Станислава. Жена была старше короля на семь лет, у них родилось десять детей.

В конце концов рожать ей надоело, и она закрыла для мужа дверь своей спальни. Людовик XV не переживал, ведь королевский союз создавался отнюдь не по любви. Свою жизнь избалованный окружением король посвятил в основном собственным удовольствиям. Он требовал астрономические суммы на своих фавориток и развлечения. С 1722 по 1774 годы для замков Людовика XV приобрели более 800 картин, сотни изящных предметов мебели и многие другие предметы роскоши.

Старость вышла из моды

На смену помпезному стилю барокко, господствовавшему до этого в искусстве Европы, пришло время «рококо», которому присущи легкость, извилистость линий, декоративная театральность, вычурность и манерность. Меняются не только наряды знати и интерьеры дворцов, в духе склонностей короля меняется сама философия жизни. И за Версальским дворцом вся Европа признает приоритет в области искусств, моды, образования и воспитания.

В моде неоэпикурейство – наслаждения, флирт, забавы. Любовь и праздник – вот смысл существования, каприз и прихоть правят отношениями людей. Галантность – изысканная вежливость, утонченность отношений мужчины и женщины – на самом деле только театральная декорация, ширма для того, чтобы скрыть истинное положение дел. Женщина – предмет обожания, страсти, но по-прежнему ее благополучие полностью зависит от мужчины.

Интересный факт: Флирт — был целой наукой. Например, существовал целый свод правил «разговора на языке мушек» или с помощью цветов. Мушки – небольшие наклейки из темной тафты или бархата – носили не только женщины, но и мужчины. Мушка на скуле обозначала траур по предмету страсти, на середине щеки – «я занята», над подбородком – «умей воспользоваться», на шее – «люблю тебя» и т. п. Цветы тоже говорили о многом: полевой мак намекал «мечтаю о тебе», мимоза – «я скрываю свои чувства», желтый нарцисс – «ты – единственная».

Меняется и сам идеал образа мужчины. Не крепкий, крутой, мускулистый герой эпохи Ренессанса, какого мы видим на картинах эпохи Возрождения, а совсем наоборот – хрупкий, изящный, женственный молодой человек. Он сибарит до мозга костей, изнежен праздностью и роскошью.

Существовал целый свод правил «разговора на языке мушек». Фото: globallookpress.com

Об этом свидетельствует и его одежда, в которой не то что работать, даже энергично двигаться было невозможно: кружевные манжеты, почти полностью скрывающие кисти рук, высокие каблуки, пышные жабо, узкие камзолы и короткие штаны-кюлоты.

Что касается косметики, то в этом мужчины Галантного века могли дать сто очков вперед любой кокетке. Главная цель каждого – не выглядеть старым, потому что старость «вышла из моды» и стала постыдным недостатком. Парики, напудренные и нарумяненные лица, намазанные сурьмой брови, подведенные тушью глаза, накрашенные кармином губы, корсеты – все это элементы туалета не только женщин, но и мужчин Галантного века. В этом универсальном обличье различить их было иногда очень трудно.

После нас хоть потоп!

Галантный век установил свои правила жизни высшего общества. Модным для аристократа считалось наличие любовницы. Пример подавал сам король, у которого было множество фавориток, разорявших казну Франции
Одна из них Жанна-Антуанетта де Этиоль, она же – мадам Помпадур (1721 -1764), вошла в историю. Жанна с детства мечтала приблизиться к королевскому двору. О том, что она станет фавориткой, ей еще в девять лет нагадала знаменитая гадалка мадам Лебон.

Не очень богатая и не очень красивая, Жанна использовала все хитрости, чтобы стать любовницей Людовика. 20 лет она не уступала своего титула официальной фаворитки капризного и избалованного вниманием женщин короля. Когда стала ему неинтересной как женщина, создала так называемый Олений парк, где под ее присмотром специально «растили кадры» молоденьких девиц для королевских утех.

В моде хрупкий, изящный, женственный молодой человек. Фото: globallookpress.com

Она стала советчицей Людовика XV, окружила себя талантливыми людьми, оказывала им покровительство, с ними король встречался в ее гостиной, и ему не было скучно в этом изысканном обществе. Помпадур, например, очень многое сделала для Вольтера, который по ее протекции получил звание придворного камергера, стал академиком. При ее содействии была создана Военная школа для детей ветеранов войны и обедневших дворян, в которой позже учился и Наполеон Бонапарт. С ее именем связано рождение знаменитого на весь мир севрского фарфора розового цвета.

Естественно, что все 20 лет маркиза была законодательницей моды. Это был «стиль Помпадур», который оставил заметный след в культуре Франции, а практически – и во всей Европе. Сюда входили не только одежда, но и ткани, драгоценности, мебель, дизайн интерьеров.

Например, она ввела в моду платья легкого силуэта с подчеркнутой талией и широкой юбкой без драпировки на спине, пальто из узорчатых тканей, атласную материю, нарядные фартучки, обшитые кружевами, ажурные чулки, сумочки для дамского рукоделия, названные помпадуркой.

Ей приписывают также высокие каблуки, поскольку сама Жанна была маленького роста. Вдобавок считается, что по той же причине она изобрела прическу «кораблик». Кстати, прически с поднятыми наверх волосами стали настолько модны, что их носили и щеголи-мужчины. Из париков сооружали на голове вазы с цветами, замки, корабли, «чем выше – тем лучше».

20 лет мадам Помпадур не уступала своего титула официальной фаворитки капризного и избалованного вниманием женщин короля. Фото: globallookpress.com

На память о мадам осталась огранка бриллианта «маркиза», повторявшая контур ее губ, бокалы для шампанского в виде конусообразных сосудов – по форме ее груди, розовый фарфор Rose Pompadour, глубокие кресла с подушками и мягкими подлокотниками. И еще – ее знаменитая фраза «После нас хоть потоп!», которую очень любил повторять король Людовик XV в ответ на упреки о том, что казна на грани разорения. Сам он умер от оспы, через 10 лет после смерти Жанны, оставив своему наследнику огромные государственные долги и множество нерешенных проблем.

«Великий мужской отказ»

Погрязший в безделье и наслаждениях, всячески избегающий скуки Галантный век незаметно для аристократии на полном ходу буквально влетел в эпоху Великой французской революции (1798 -1794), где те самые презираемые за натруженные руки и темный загар трудяги, одетые в длинные штаны из грубой ткани (санкюлоты, т. е. те, кто не носит кюлоты) и войлочные широкополые шляпы, сноровисто избавили многих аристократов от кружевных камзолов и париков, поскольку на гильотине подобные роскошества были лишними.

За грехи «Возлюбленного» – короля Луи XV – с лихвой расплатился его преемник – не мот и не развратник, образцовый католик – внук Людовик XVI (1754 -1793), которого лишили головы на Площади Революции, ставшей через два года Площадью Согласия. Там же на гильотине окончила свои дни его жена, любительница бриллиантов Мария-Антуанетта (1755-1793).

Помпадур изобрела знаменитую прическу «кораблик», чтобы казаться выше ростом. Фото: globallookpress.com

И мода словно испытала на себе ужас гильотины: женские наряды стали гораздо скромнее, парики, словно срезанные ножом, почти незаметны. Настало время, которое называют «великим мужским отказом», что означает отказ мужчин от роскошного пестрого костюма.

На смену кружевам и разнообразным отделкам, парче, шелку пришли шерстяные и суконные изделия. Только на бал теперь надевали короткие штаны и белые чулки. А вместо них появились длинные узкие панталоны, а позже – и брюки.

К концу XVIII века центром мужской моды стал не Париж, а Лондон. И здесь зародился «дендизм» – новый культурный канон, охватывающий и костюм, и манеру поведения. В отличие от изнеженного, капризного мужчины Галантного века появился новый тип, новый герой общества, которого отличал сдержанный и лаконичный наряд, где каждая деталь костюма была тщательно продумана. Это был ироничный, хладнокровный, элегантный мужчина, светский лев и покоритель женских сердец. Законодателем «дендизма» стал лорд Джордж Брайян Брумель (1778 -1840), которому подражала молодежь всей Европы.

Читайте также:

История моды: Как Людовик XIV одел всю Европу в пиджаки и галстуки


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши! Комментировать
Загрузка...
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
История моды: в тренде женственные мужчины
Интересно?
Поделись с друзьями: