Звездные истории

Анна Калашникова: «В Лондоне я однажды увеличила грудь, операция обошлась мне в безумные деньги»

Певица, модель, телеведущая Анна Калашникова ведет свою авторскую колонку на портале Teleprogramma.pro.

Добрый день, мои дорогие читатели! С вами снова я, певица и ведущая Анна Калашникова! И сегодня я хочу поговорить​ с вами об одном​ из любимейших​ моих городов — о Лондоне.​ Ибо для меня это не просто столица Британской империи,​ это и мой личный город перемен. Я бывала здесь много раз и как туристка, и по работе,​ здесь мне однажды сделали предложение, и тут же я впервые решилась на пластическую операцию.

В общем, меня с этим мегаполисом​ связывает многое. Почти целая жизнь, которая до сего дня широкой публике была совершенно неизвестна. Ну и десятки часов шопинга, так обожаемого нашими людьми, приезжающими в Лондон.

Фото: instagram.com

Ведь, как известно,​ в любом крупном универмаге в штате обязательно состоит русская продавщица, а все потому, что русские модники внесли жирный вклад в торговую жизнь города, стараясь​ выносить из бутиков не менее семи пакетов.

А ​с чего бы мне начать свой рассказ? ​Наверное, с различности менталитетов. Да-да!​ Между нами и англичанами​ существует​ огромная разница. И дело тут даже не в лингвистических проблемах.

Язык можно выучить при желании,​ но что сделать с общим культурным уровнем, собственным позиционированием и историческим подтекстом? Особенно это касается женщин. Как ни странно. Да-да!​

Фото: instagram.com

Мы ​коренным образом отличаемся от​ жительниц Туманного Альбиона, да и европеек в целом.​ Вот ​как, например, эту разницу​​ описывает​ известный британский журналист Джереми Кларксон во время своего визита в Москву.

«Обратите внимание на тротуар и попытайтесь ​отыскать хоть одну девушку, которая была бы толстой или ниже 1,80 м ростом, или не носила бы прекрасного фасона джинсы. Понятия не имею, о чем грезит Хью Хефнер в своих мокрых снах. Но готов поспорить, что ему снится нечто подобное», — считает автор культовой телепередачи TopGear.

И я с ним согласна.​ Выходя на улицы Лондона, я зачастую являюсь единственной девушкой, идущей по улице днем на высоких каблуках и с макияжем.

Местные же​ жительницы одеваются куда более расслабленно, красятся только в исключительных случаях, а еще частенько участвуют в акциях за право женщин​ не брить ноги или подмышки,​ не сидеть на диетах,​ а также кормить малышей грудью везде, где им хочется.

Потому что именно так они понимают равноправие. А мы его видим совершенно иначе.​ Так как русским девушкам в первую очередь нравится «нравиться». И это не всегда связано с тем, что нам «кровь из носа» прямо сейчас надо найти себе мужа или парня.

Фото: instagram.com

Нет! Зачастую мы надеваем красивое платье потому, что оно банально красивое, потому что именно в нем мы чувствуем себя увереннее, чем с плакатом в руках и небритыми подмышками. А идею равноправия для нас сформировал еще Пушкин, говоря, что «быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей».

Причем у нас​ так считают уже не только женщины, но и некоторые мужчины. И не только поэты.

Разумеется, эта разница в позиционировании сказывается и на отношениях с противоположным полом.​Уставшие от неухоженных соотечественниц иностранцы буквально шалеют​ при виде ​горячих русских красоток.

Особенно если у иностранцев этих​ когда-то было российское или советское гражданство. Тогда вообще взрыв, основанный на квинтэссенции​ красоты и ностальгии. Под ударную волну как-то попала и я.​

Задолго до истории с Шаляпиным я отправилась учиться в Америку, в одну из школ актерского мастерства. И после очередной лекции познакомилась с американцем русского происхождения.

Вспыхнул страстный роман, который закончился предложением руки и сердца в столице Туманного Альбиона. Ибо мой друг считал, что Англия куда больше соответствует торжественности момента. Поэтому специально отвез меня туда.

И оказался прав. Разумеется, получить колечко в​ месте с такой богатой историей — очень приятно. И я была очень счастлива. Единственное, мне пришлось отвергнуть тогда его предложение, так как​ была очень молода, мечтала ​вернуться в Россию и стать актрисой.

А он был категорически против всего этого. Только заграница и только семья. Никакой самореализации. Тогда я с этим мириться не захотела.

Фото: instagram.com

Зато я попала в сети других стереотипов, когда решилась сделать грудь. И это было в Лондоне.​ Как многие мои соотечественники, я считала, что медицина за границей лучше, и поэтому, когда мне в голову пришло желание немного изменить себя, поспешила это сделать в элитной британской клинике. Не буду сейчас ее называть.​ Нет смысла.

Скажу только, что операция обошлась мне в какие-то безумные деньги. Но ​заплатила я не раздумывая. Такого высокого мнения я была о специалистах центра.​ И зря. Мало того, что грудь мне сделали очень неудачно, были заметны импланты, и я буквально мучилась с подбором гардероба.

Так еще ​через пару лет начались осложнения, мне пережали железу, и ​пришлось ложиться под нож. Но ​уже в Москве. Слава богу, что в этот раз операция прошла нормально. Мне теперь хотя бы не стыдно носить открытые платья.

Что же до клиники, я уверена, что медицина в Англии прекрасная, просто у пластических хирургов там мало практики. Я ​уже говорила — британки ценят натуральную красоту,​ а под нож там ложатся ​только самые отвязные.

Знаете, такие девчонки, которым в кайф выкрасить волосы в платиновый блонд, перемазаться автозагаром, ​ наклеить гигантские ресницы, а затем ​сделать огромную грудь или губы. Да-да! Такие есть в любой стране, эта тенденция не знает географии. ​Вот на них врачи и тренируются.

Фото: instagram.com

Впрочем, наверное, сейчас уже эта индустрия изменилась, как и сам Лондон. В этом городе я была на прошлых выходных, и он поразил меня масштабной стройкой.​

Мои любимые достопримечательности обтянуты лесами и строительной сеткой, дорогущие бутики теперь принадлежат арабским гражданам, и работают там теперь укутанные в платки продавщицы. Рядовых мигрантов также становится все больше, а коренное население находится в легком напряжении из-за реформы Brexit.

Лондон перестает быть таким уж чопорным и традиционным, все активнее впуская в себя другую культуру и как бы даже смиряясь с ней. Да, увы, все течет, все меняется. И только королева Елизавета остается прежней. Интересно, как это удается?

Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Анна Калашникова: «В Лондоне я однажды увеличила грудь, операция обошлась мне в безумные деньги»
Интересно?
Поделись с друзьями: