Звездные истории

Финансовый крах, семья и «Кавказская пленница»: Наталья Варлей рассказала правду о своей жизни

Актриса выпускает автобиографию «Канатоходка», в которой впервые поговорит с читателями о детстве, актерской профессии и личной жизни.

У Натальи Варлей нет своего личного сайта, и многое, что пишут об актрисе, далеко не всегда правдиво. Зарисовки о ее личной жизни и творческом пути — не ложь, но приблизительность, перемешанная со сплетнями, вымыслами и домыслами. «Раньше читать это было до слез стыдно, — признается Наталья Владимировна. — Хотелось бежать в суд. Или просто — найти „писателя“ и дать пощечину. Потом поняла, что это глупо. Опровергать — нет сил и желания. Бороться с этим — невозможно и бессмысленно. Поэтому лучше написать самой о том, как все было. Все, что помню. О тех, кого люблю. О тех, перед кем в долгу. Во имя любви».

Наталья Владимировна снялась в 61 фильме, озвучила и дублировала около 2000 кинокартин. Роль Нины в кинокомедии Леонида Гайдая «Кавказская пленница» принесла ей всенародную славу, которая не стихает спустя годы. При этом главным своим достижением актриса называет своих уже взрослых сыновей Василия и Александра, а также внука Евгения. О сложной, прекрасной, насыщенной событиями и встречами жизни эквилибристка Наталья Варлей предельно искренне и живо рассказывает в своей книге воспоминаний. Читатель встретит на ее страницах как очень известных людей: Нонну Мордюкову, Леонида Гайдая, Николая Бурляева, Вячеслава Тихонова, Юрия Никулина, Георгия Вицина и многих других, так и тех, кто повлиял на жизнь актрисы порой сильнее, чем всенародные кумиры: ее духовных наставников, родителей, близких и друзей.

Автобиография «Канатоходка» выходит в «Эксмо» 5 сентября. Teleprogramma.pro с разрешения издательства публикует несколько отрывков из книги Натальи Варлей.

Я и материальное

Наталья Варлей
Фото: кадр из фильма

— Я бралась за все дубляжки и озвучки, соглашалась на концерты, и даже (с благословения отца Алексея) согласилась сняться в рекламе…
И накопила 5000 рублей — за эти деньги можно было построить маленький скромный домик! Но я решила, что нужно ещё чуть-чуть подкопить — на всякие непредвиденные, но вполне ожидаемые расходы…
Деньги лежали на книжке в сберкассе, «надёжнее которой нет на свете»…
И грянул дефолт — так, кажется, называется кошмар, во время которого твои пять тысяч в один день превращаются в пять рублей, на которые можно купить разве что буханку хлеба…
Народ, который ничего и раньше не понимал, и на этот раз не понял. Да и не поверил, что его так надуют…
На всякий случай все бросились в магазины, чтобы успеть истратить наличные, которым предстояло одномоментно «сгореть»…
А в магазинах практически уже ничего не осталось. Скупали то, что ещё не куплено, но и за этим стояли очереди… Я помню, мы с мамой купили какие-то подушки, наборы столовых предметов, скатерть, постельное бельё…
В сберкассы стояли километровые очереди…
Два дня я ходила туда, как на работу, но очередь продвигалась на несколько человек за весь день. И сберкасса закрывалась…

Но, честно говоря, я до последнего не верила, что у меня могут разом отнять всё, что я заработала с таким трудом, скопила, экономя на всём, кроме питания детей… До конца не верила!.. До тех пор пока в очереди, стоящей в сберкассу на Садовом кольце (по иронии судьбы я сейчас живу в доме на противоположной стороне кольца!) не пронёсся зловещий шорох: «Закрывается!» Толпа задёргалась, загудела… Но что толку!.. Двери безвозвратно закрылись…

Состояние своё помню: как тогда, когда украли мою первую киношную зарплату, я иду на ватных, подгибающихся ногах домой…
Внутри та же выжженная пустота… Голова кружится. Я даже думать боюсь, что делать дальше. В мозгах — вакуум…
Но на подходе к дому вдруг появилась первая отчётливая мысль: «Ну, значит, так надо!.. Значит, не судьба. Но жизнь-то не заканчивается!..»
И я пришла домой, к моим мальчикам, уже спокойная… Я их расцеловала. Я погладила кошку Мурку и собаку Тома. И подумала: Господи! Да я же счастливая!.. Я жива-здорова! Слава Богу, живы родители! У меня есть маленькая, но отдельная квартира. У меня потрясающие сыновья, которых я люблю так, что сердце разрывается от этой любви!.. По квартире скачут любимые кошка и собака. Есть работа — может быть, не та, о которой мечталось, но не «челночу» же, в конце концов!.. Я учусь в Литинституте, и стихи по ночам пишутся!..
А домик?.. А деньги?.. Ну, значит, не время. Заработаю ещё — если Богу угодно…
Мамина спокойная реакция, много лет назад смягчившая горечь потери, мостиком перекинулась в настоящее…
Я полноценно осознала, что-то, что сегодня со мной случилось, на самом деле — счастье, потому что ещё раз заставило меня расставить приоритеты…
И сегодня я думаю так же: ТОГДА все самые главные компоненты счастья были в моей жизни!.. Да, этот отрезок времени — один из самых счастливых!..

Володя Тихонов

— …И ещё в Володе подкупала его доброта. Он очень трогательно, по-детски, любил животных и жалел их. Это нас роднило. В нашем доме всегда были кошки, собаки. И Володя всегда подбирал щенков, котят, птичек…

Владимир Тихонов
В. Тихонов. Фото: Globallook

Нонна Викторовна мне рассказывала, как Вовка, уже взрослый, купил и принёс домой цыплёнка, и всё не выпускал его из рук — играл с ним, любовался, да так рядом с ним и заснул. И раздавил во сне. Как же он плакал!
Когда мы уже жили вместе в их квартире на Краснохолмской набережной, однажды утром я проснулась, спустила с кровати ноги и наступила на что-то мокрое, холодное и скользкое — как будто на раздавленную лягушку. Я взвизгнула, так как жутко боюсь пресмыкающихся и хладнокровных. Потом осмелела и посмотрела вниз. Из тёмного бесформенного комка на меня смотрели… мои глаза. И я поняла, что это моя фотография на паспорте, который и превратился в это «холодное и скользкое», потому что его сжевал очередной щенок, которого Вовка принёс домой…
Ох, как же веселились в паспортном столе милиции, когда я принесла в руках то, что осталось от паспорта. Зато новый паспорт мне выдали на следующий день!..

Еще немного о моих любимых партнерах

— Время расставляет всё по своим местам. И становится понятно, кто чего стоит. Но тогда…
Представляю, как Саше было больно и обидно. Ведь он воспринимался как «постаревший Шурик»…
Только когда Саша ушёл из жизни, стало известно, что у него было больное сердце. И не нашлись деньги на операцию. А обратиться за помощью ему было стыдно. И я понимаю, что диктующие тогда свой вкус «братки», действительно, могли не обратить внимания на его проблемы и не помочь ему.

Но любящих Сашу людей, которые, конечно, не оставили бы его без помощи, было на самом деле много. Но Сашина деликатность и интеллигентность не позволили ему заявить о своей болезни на весь мир. И все только горько ахнули, узнав, что «Шурика» больше нет…

Наталья Варлей и Александр Демьяненко
Наталья Варлей и Александр Демьяненко. Фото: кадр из фильма

Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!
Фото: Globallook
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Финансовый крах, семья и «Кавказская пленница»: Наталья Варлей рассказала правду о своей жизни
Интересно?
Поделись с друзьями: