Как ради Светланы Светличной ее муж Владимир Ивашов был готов пойти работать садовником

Драматург Виктория Лазич рассказала, как в 90-е годы актер просил у нее работу.

Как ради Светланы Светличной ее муж Владимир Ивашов был готов пойти работать садовником
Владимир Ивашов и Жанна Прохоренко в фильме «Баллада о солдате»

Последнее время общественность обсуждает судьбу актрисы Светланы Светличной. Так, недавно в эфире программы «Пусть говорят» внучка Светланы Афанасьевны Мария Ивашова рассказала, что пока за артисткой присматривает сиделка. Но из-за сложного характера актрисы ей может понадобиться более квалифицированная помощь. Речь, в частности, идет о пребывании в частном пансионате для пожилых людей, в котором находился Леонид Куравлев.

«Пока справляемся своими силами, но против домов престарелых не имею ничего», — призналась Мария.

Виктория Лазич в эфире программы «Пусть говорят»
Виктория Лазич в эфире программы «Пусть говорят»

Сейчас Светлана Светличная живет в одиночестве. Но кто знает, как бы сейчас сложилась ее судьба, если бы муж актрисы Владимир Ивашов не ушел из жизни в 55 лет после обострения язвы желудка. Как известно, в последние годы актер работал на стройке, что значительно подкосило его здоровье. Однако драматург и ресторатор Виктория Лазич, знавшая Владимира Ивашова, уверена, что его можно было спасти…

«90-е годы были самым страшным временем для творческой интеллигенции. Помните, как на студиях, в павильонах располагались склады, а в кинотеатрах продавали автомобили, проводились выставки-продажи мебели. А люди занимались тем, что ездили в Турцию, привозили оттуда шмотки и торговали ими на рынках.

Все это делалось ради детей, которым же не объяснишь, почему холодильник пустой. И это была самая большая катастрофа после развала СССР, которая произошла во всех союзных республиках, — рассказывает Виктория Лазич.

— Как эти бандитские годы повлияли на жизнь Владимира Ивашова? 

— Жертвами этого распада Союза оказались не только представители творческой интеллигенции, но и тех профессий, которые стали не нужны обществу. Пришло в упадок тяжелое машиностроение, закрылись заводы, производящие самолеты, металл отдавали на лом. Людям не платили зарплату. Наступило испытание временем перемен.

Наша плеяда оказалась заложниками безрассудных политиков, которые в этот момент думали только о себе. Они будто и не подозревали, что среди девочек прогрессирует древняя профессия, а мальчики идут в бандитскую группировку. Молодежь ставили на счетчик, вот в это тяжелое время и жил Владимир Ивашов.

Ивашову перед красавицей супругой нужно было выглядеть прежде всего мужчиной, несмотря на то что уже тогда он был больным человеком, с язвой желудка. Светлана же его спасала, помогала как могла. Владимир хотел поддерживать статус сильного независимого человека, который умеет зарабатывать деньги.

И он говорил, словно защищая жену: «Светлана тоже готова была устроиться на работу, пойти той же нянечкой». По сути, это была судьба всего творческого цеха.

Владимир Ивашов. Фото:
Владимир Ивашов. Фото: Global Look Press

— Чем в то время занимался знаменитый актер?

— Чтобы заработать деньги, он ездил в гастрольные поездки, например, однажды выступал вместе с бардом Игорем Черняковым. Но вместо того чтобы идти на Ивашова, люди шли в магазин и покупали детям продукты. То есть искусство уже было второстепенно. Как говорится, не до души, нужно было желудок накормить.

Мы устраивали для Владимира Ивашова творческие вечера. В тот период у него вечно были финансовые затруднения. Владимир часто приезжал к нам на дачу, неподалеку от которой жили и Любовь Орлова, и Александр Абдулов, и Василий Лановой, и министр иностранных дел СССР Андрей Громыко — в общем, вся творческая элита, и мы много разговаривали по душам.

Нередко Владимир сетовал на свою судьбу, пустые карманы. Но при этом просил не денег, а дать ему возможность заработать. Он готов был устроиться водителем, садовником, спрашивал о человеке, который трудился у нас на даче: «А сколько он получает? Не хочешь ли ты взять меня?»

Он ведь таскал на стройке и кирпичи, и цемент, и всякие тяжести. Это же тяжелая работа. А когда  однажды он увидел, как у нас на даче работает человек, который поливает цветы, то просил: «Ну возьми меня на работу», а мне же оставалось только удивляться: «Как я могу взять народного артиста садовником? Ты что, с ума сошел?»

Я думала о том, что будут говорить обо мне мои соседи — Лановой, Купченко, Абдулов и высокопоставленные дипломаты с их женами. Ведь как в свое время обсуждали Иосифа Кобзона, говоря, что у него работают профессора. А на самом деле таким образом он помогал деятелям науки. Они ведь не хотели брать деньги просто так, поэтому и предлагали свои услуги.

Кстати, Владимир Ивашов был не единственным, кто готов был заниматься любой профессией.

Однажды мне позвонил мой близкий друг, актер Арчил Гомиашвили и сказал: «Приезжай, у меня в гостях Софико Чиаурели». Я приехала в малый зал ресторана «Золотой Остап», где он принимал гостей. Помню, как Софико сказала: «Мне нужна работа в ресторане. Давай я буду администратором». Гомиашвили удивился, как же можно привлечь к такому труду народную артистку, на что она ответила: «Слушай, кушать хочется».

А что могли делать в ресторане актеры уровня Мераба Мамардашвили!? Не подавать же им еду, а для работы поваром нужен профессионализм. И Арчил Гомиашвили просто раздавал артистам деньги. Это был великий инвестор, он давал им деньги, чтобы они всегда имели кусок хлеба.

Единственным способом выжить в то время было сдавать квартиру. Тогда в России было много иностранцев, которым нужно было где-то жить. Вся Москва в то время напоминала большой торговый ряд. У метро бабушки продавали валенки — все, что могли…

 — Так тогда Владимир Ивашов устроился к вам на работу?

— Я сделала большую ошибку. В тот период мне надо было не соблюдать протокол совести, а взять его на работу, чтобы он получал зарплату, но при этом не требовать, чтобы Владимир особо что-то делал. Тогда бы он не подорвал здоровье, поднимая на стройке тяжести, что ему категорически нельзя было делать.

Ведь у Владимира открылась язва, началось кровотечение… До сих пор чувствую за собой какую-то вину. Я считала, что не имею права перейти Рубикон, унизить человека таким образом. Но если бы я знала, что случится, я бы сказала: «Приходи ко мне работать, хотя бы чистить снег». Да и Светлане было бы легче.

Светлана Светличная. Фото:
Светлана Светличная. Фото: Global Look Press

— Кстати, о Светлане Афанасьевне. Как вы думаете, ее действительно могут отправить в дом престарелых?

— Мне кажется, любой вброс в Интернет является своеобразным компроматом для семьи. В каждом семействе существуют свои горести и радости. Если человек принимает участие в программе и получает за это деньги, то можно создавать любой сценарий.

Вбросить любую информацию: «А вас действительно хотят сдать в дом престарелых», после чего весь мир начинает жить судьбой той или иной известной дамы. Но это определенный формат политтехнологии, чтобы поддерживать ту или иную актрису и создавать вокруг нее медийность — рейтинг для программы и в то же время деньги для нее, чтобы она могла прилично жить.

Просто обсуждается повод того, что, возможно, никогда и не сделают. Но по определенной договоренности можно создавать сценарий своей судьбы, и такое бывает… Любая реклама, кроме печального повода ухода человека из жизни, приносит рейтинг, что о человеке не забыли и о нем говорят. А если о нем даже плохо говорят, то это значит, что он не ушел бесславным.

Даже Шота Руставелли в своем знаменитом произведении «Витязь в тигровой шкуре» писал: «Лучше смерть, но смерть со славой, чем бесславных дней позор». Актеры порой даже готовы умереть на сцене, чем оказаться забытыми. Это и есть смысл того кодекса, который закладывается в артисте, как только он поступает на актерский факультет. Ведь у него полностью меняется вся жизненная программа. Таким артистом был и Владимир Ивашов.

Смотрите также

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале!