Ксения Собчак: «Я точно знаю, что не виновата»

Телеведущая объяснила, почему считает свои действия в ситуации со смертельным ДТП правильными.

Ксения Собчак: «Я точно знаю, что не виновата»
Телеведущая Ксения Собчак. Фото: Борис Кудрявов/"Экспресс-газета"

На прошлой неделе Ксении Собчак исполнилось 40 лет — юбилей она собиралась отметить с размахом, но… Из-за громкой истории со смертельным ДТП праздник пришлось отменить. Напомним, 9 октября Собчак в Красной Поляне провела коммерческое мероприятие, после чего на предоставленном организаторами «Мерседесе» отправилась в аэропорт. На трассе Красная Поляна — Адлер водитель «Мерседеса» при обгоне совершил лобовое столкновение с «Фольксвагеном».

Одна из пассажирок «Фольксвагена», Екатерина Тарасова, погибла, вторая, Оксана Садовник, и водитель Роберт Гедян были госпитализированы. Естественно, гулянка на фоне таких событий выглядела бы не слишком красиво. Телеведущая улетела в Рим, отметив там день рождения без лишней помпы (свободный въезд в Италию Собчак обеспечила себе, привившись сначала «Спутником», а спустя время — разрешенной в Европе вакциной «Джонсон и Джонсон»). Перед отъездом в Вечный город Ксения приняла участие в съемках шоу «Пусть говорят».

«Первая мысль: все ли живы?»

Белый «Фольксваген» после рокового столкновения выглядел жутко... Фото: соцсети
Белый «Фольксваген» после рокового столкновения выглядел жутко… Фото: соцсети

Разумеется, основной темой программы было то самое ДТП. «Это самый страшный эпизод моей жизни, когда я была на волоске от смерти», — заявила Собчак. Ксения так описывает свои ощущения в первые минуты после ДТП: «Я потеряла сознание. Когда очнулась — гул в ушах, везде подушки безопасности, жуткий запах в машине, раскалывается голова, все плывет, звук в ушах… Первая мысль была: все ли живы, вызвали ли скорую, нам срочно надо выйти из машины — она может взорваться. Это было лобовое столкновение на огромной скорости. То, что мы спаслись, это чудо…»

После ДТП многие обвинили Собчак в том, что она покинула место аварии. Мол, надо было остаться, всячески помогать пострадавшим, сотрудничать с полицией. Ксения объяснила, что с ней происходило: «Водитель написал в рапорте, что мы покинули машину через семь минут. Действительно, когда водитель через семь минут вернулся к машине, нас там не было. Но мы никуда не уезжали. Мы пересели в другую машину (директор звезды вызвал еще одно такси. — Ред.), удостоверились, что приехала скорая. И только после этого уехали в аэропорт».

По словам Ксении, она не опаздывала в аэропорт и видела, что пострадавшим оказывают помощь — сначала люди, которые вышли из автобуса (его во время ДТП задел «Фольксваген»), а потом приехали врачи. Собчак пояснила, что помнила правило — людей, попавших в аварию, трогать нельзя, она не спасатель и не доктор, поэтому не могла повлиять на ситуацию:

«Как я могла помочь, будучи жертвой? Это удивительная подлость — обвинять человека, который сидел на заднем сиденье незнакомого автомобиля с незнакомым водителем, которого он видел первый раз в жизни, в том, что он в чем-то виноват, потому что у него известная фамилия. Есть презумпция невиновности, и я не должна доказывать, что было что-то не так. Я точно знаю, что не виновата».

Только из аэропорта Ксения позвонила мужу, режиссеру Константину Богомолову, и рассказала об аварии, а маму расстраивать не хотела. Людмила Нарусова находилась в рабочей командировке и увидела новости на беззвучно работавшем телевизоре — «смертельное ДТП с Ксенией Собчак». Ксения говорит:

«Маме стало плохо, у нее поднялось давление. Когда я дозвонилась, ей делали капельницу, чтобы сбить давление. Она решила, что со мной что-то случилось». Сама Собчак в больницу обратилась уже в Москве: у нее диагностировали сотрясение мозга и другие повреждения — неделю после аварии Ксения ходила в «медицинском воротнике».

«Выпьем с Робертом вина»

Машина, в которой ехала Собчак, пострадала значительно меньше. Фото: соцсети
Машина, в которой ехала Собчак, пострадала значительно меньше. Фото: соцсети

Собчак утверждает, что помогает пострадавшим связями, врачами:

«Роберт сейчас, слава богу, находится в хорошем состоянии, ему сделали операцию, довольно сложную — в лучшей краснодарской больнице. Потом мы сделали так, что его перевели на реабилитацию. Мы находимся на связи с его папой Рубеном (очень, кстати, солнечный человек) — я рыдала, когда с ним разговаривала. Говорю с Рубеном уже как со своим лучшим другом — мы обсуждаем планы, как я приеду в Сочи и мы выпьем красного вина с Робертом, который, надеюсь, уже выйдет из больницы…»

Что касается погибшей, то 35-летнюю Екатерину Тарасову похоронили на родине, в Новосибирске. Оказалось, что Собчак общается и с семьей Тарасовой:

«Катя была пассажиркой этого такси: ее, к сожалению, не стало. Хочу еще раз принести соболезнования всем родным. Я лично встречалась с бывшим мужем Кати, у них осталась маленькая дочь Маша, ей 7 лет. Они живут недалеко от нас, оказалось, что мы почти соседи.

Несмотря на то что я была жертвой в этой ситуации и сама могла погибнуть, я сказала всем родным лично: как смогу помочь — помогу. Потому что мы вместе оказались жертвами этой жуткой ситуации. Я просто нормальный человек, который теперь связан судьбой с этой другой машиной. Я этим людям не просто сочувствую, я проживаю их боль. Я знаю каждого лично: я слежу и за судьбой Оксаны, и за судьбой Маши»…

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале.