«Прежде чем уничтожать, посмотрите на все объективно»: Чурикова заступилась за Ахеджакову после скандала в «Современнике»

В беседе с Teleprogramma.pro Чурикова высказалась о скандальном монологе коллеги по цеху в постановке «Первый хлеб» и о театральной цензуре.

«Прежде чем уничтожать, посмотрите на все объективно»: Чурикова заступилась за Ахеджакову после скандала в «Современнике»
Инна Чурикова. Фото: Михаил Фролов/ КП

В Интернете появилось обращение в поддержку народной артистки России Лии Ахеджаковой, публично обвиненной в оскорблении ветеранов и пропаганде гомосексуализма после ее участия в спектакле «Первый хлеб» театра «Современник». Так, в нем, в частности, говорится о том, что у актрисы – репутация достойнейшего гражданина, неравнодушного к несправедливости и к боли.

И «агрессивная, злобная и необоснованная реакция отдельных общественных организаций, выступивших с обвинениями в ее адрес», недопустима, считают авторы документа.

Также составители обращения пишут, что «Лия Ахеджакова способна создавать невероятно разнообразные и всегда живые образы. Она актриса мирового уровня, достояние российской культуры».

Премьерный спектакль «Первый хлеб» по пьесе драматурга Рината Ташимова, где Лия Ахеджакова предстала в новой для себя трагической роли, вызвал у зрителей потрясение.  Это и есть главный критерий актерского дарования, пишут авторы обращения. Они призывают активистов, выступающих против спектакля с ее участием, принести публичные извинения актрисе.

За Лию Меджижовну вступилась и народная артистка СССР Инна Чурикова.

«Лия Ахеджакова – бесконечно талантлива. И то, что сейчас говорят некоторые активисты о ней, — это ложь. Пока прошла только премьера постановки.

Но когда отрывок премьеры показали по телевидению, я увидела, в каком восторге пребывал зритель, как аплодировали Лии, как она волновалась. По реакции публики было видно, что постановку ждет большой успех! Я была очень рада за нее, — говорит Инна Михайловна.

— Более того, Лия изначально размышляла, стоит ли играть в этом спектакле. Тогда я попросила ее прочесть монолог из ее роли. Этот монолог, полный любви и добра,  настолько глубокий, что я заплакала. Наш разговор состоялся по телефону. Тогда я сказала, что Лия должны это сделать, поддержала ее.

Лия Ахеджакова – абсолютно другой человек. А какие-то непонятные коллективы считают спектакль преступным, и главное, кого они обвиняют в этом, — это именно Лию.

Вы видели спектакль «Мой внук Вениамин»? Как она великолепна в этой постановке! Смотреть, видеть, слышать ее – наслаждение! А как в свое время Лия прекрасно играла с Валей Гафтом, как она чувствует юмор, как она относится ко всему. Вспомните ее прекрасные работы в кино – в фильмах  Эльдара Рязанова, Алексея Германа и других режиссеров.

И в противоположной позиции меня не убедит никто – так же, как и  очень многих зрителей. Я могу сказать, что зритель очень любит Лию Ахеджакову.

Вы знаете, я бесконечно огорчена и даже возмущена тем, что происходит. На мой взгляд, это чудовищно».

Лия Ахеджакова. Фото:
Лия Ахеджакова. Фото: Лариса Кудрявцева/ «Экспресс-газета»

— Лия Меджидовна расстроена происходящим?

— Она очень расстроена. Невозможно передать словами, как глубоко ее ранила и оскорбила эта ситуация. Когда актер протягивает руку, полную любви, нежности и добра, а получает в ответ хамство от людей, которые даже не видели этот спектакль…

Мне стало страшно за Лию, как будто бы меня полоснули. Вы знаете, это все несправедливо. И сейчас говорят, что спектакль «Первый хлеб» проверяют какие-то комиссии. Это то, что я уже когда-то претерпела

— Да, говорили, что театры будут проверять на соответствие нацбезопасности. Но это похоже на возвращение времен цензуры…

— Я помню это время. Цензура и в кино, и в театре. Мучительное время. И в нашем театре спектакль «Три девушки в голубом» по пьесе Людмилы Петрушевской в постановке Марка Анатольевича Захарова долго не пропускали.

Приходили разные чиновники из отдела культуры. Только для них мы четыре раза играли этот спектакль, они внимательно смотрели. Но  спектакль  все-равно был закрыт. Кстати, один из начальников даже выгнал из зала Людмилу Гурченко и Олега Борисова, которые были приглашены на показ, сказав: «Посторонние, покиньте зал».

Слава богу нам удалось отбить «Три девушки в голубом». В спектакле играли уникальные Татьяна Ивановна Пельтцер, Елена Георгиевна Фадеева и мы – тогда молодые актеры.

Мы принимали участие в этой постановке на радость зрителю, который нас поддержал. Чувствовали доброжелательное, сердечное отношение и к спектаклю, и к нашим работам. Кстати, у постановки была долгая жизнь.

Я бы очень хотела посмотреть спектакль Лии, главное, чтобы его не только не убирали из репертуара.

— Но у зрителя ведь свое — особое отношение к Лие Ахеджаковой…  

— Лия мне рассказывала, что, когда несколько дней назад она вышла на сцену в Санкт-Петербурге, зал встретил ее такими овациями, что она не знала, что делать, как начинать спектакль «Мой внук Вениамин». Я видела эту постановку. Это потрясающая работа и замечательный спектакль.

Зрители  ее бесконечно любят. Лия  правдива, естественна, жизненна и при этом глубока. И такое впечатление, что она не играет спектакль, а живет в нем.

Я иногда слышу, как актеры повторяют найденное прежде в спектакле, и это заметно. А она – нет. Каждый спектакль Лии – это новое дыхание и существование. Я не люблю это слово, но она великая актриса. Лия не враг. Она друг, а для кого-то – подарок! И с такими актрисами нужно быть очень чутким, гордиться ими. Беречь их.

Тем более сейчас, когда прискакал этот вирус в короне. И в это сложнейшее время,  я думаю, надо быть добрыми друг к другу.

В тяжелый период Лия продолжала работать, и вот премьера! Волнительный праздничный день. По телевизору я увидела с каким восторгом зритель принимал спектакль. И вдруг началась такая жуткая травля.

Считаю что прежде чем уничтожать человека, нужно в первую посмотреть спектакль внимательно и объективно. Но не губить его.

Инна Чурикова. Фото:
Инна Чурикова. Фото: Михаил Фролов/ КП

Напомним, недавно в театре «Современник» прошел допремьерный показ спектакля «Первый хлеб» по одноименной пьесе современного драматурга Рината Ташимова. Его поставил польский режиссер Бениамин Коц, работающий в России.

Постановка вызвала большой общественный резонанс. Так, на нее пожаловались в прокуратуру представители общественной организации «Офицеры России». Они были возмущены тем, что героиня Лии Ахеджаковой приходит в алкогольном опьянении на могилу мужа, погибшего во время войны в Афганистане, и произносит монолог с нецензурной бранью. Представители этой организации рассказали о том, что им поступали многочисленные сообщения от ветеранов Великой Отечественной Войны, возмущенных неуважительным отношением к защитникам Отечества со стороны создателей постановки.

Сама Лия Ахеджакова ответила на все обвинения в интервью телеканалу «Дождь». Так, она пояснила, что никакого мата в ее монологе не было.

А еще рассказала, что некоторые сцены в спектакле были основаны на реальных событиях. Так, в одном из российских городов раскатали кладбище, где были захоронены и ветераны. А потом на этом месте поставили хлебзавод.

«И как говорит в спектакле моя Нурия, «прямо на могилках хлеб пекут. Тракторами все разровняли, и она в ужасе от этого. Хотя никакого мужа, который служил в Афганистане, в пьесе нет вообще, и никогда не было», — сказала Лия Ахеджакова.

Также актриса пояснила, что представители организации «Офицеры России» не могли присутствовать на генеральной репетиции. И вся эта ситуация была раздута еще до премьерных спектаклей, и, по мнению Ахеджаковой, наверняка, кому-то выгодна.

Обращение в прокуратуру – это не единственное, чем ограничились противники постановки. Так, некоторые недовольные принесли к зданию театра траурные венки, на которых было написано, что легендарный «Современник» умер. Их возмутила уже другая сцена, где два парня целуются.

А Teleprogramma.pro будет следить за развитием событий!

Смотрите также: