Известные мужчины, которые были тайно влюблены в Людмилу Гурченко

Накануне памятной грустной даты Teleprogramma.pro рассказывает о самых близких друзьях актрисы.

Известные мужчины, которые были тайно влюблены в Людмилу Гурченко
Людмила Гурченко. Фото: Лариса Кудрявцева/ «Экспресс-газета»

30 марта исполнится десять лет со дня ухода из жизни Людмилы Гурченко. О шести мужьях звезды кинематографа написано уже много. Но в судьбе легендарной актрисы также были два друга-мужчины, относившиеся к ней с большой нежностью и пиететом. Это стилист и фотограф Аслан Ахмадов и режиссер Роман Виктюк.

Аслан Ахмадов

Последние годы рядом с Людмилой Гурченко находился ее близкий друг – стилист и фотограф Аслан Ахмадов. Звезду кинематографа и мастера преображения познакомила дизайнер меховой одежды Елена Ермак в 2005 году. Как вспоминал тогда Ахмадов, в тот вечер актриса надела строгое черное платье и чалму из черной шали с кистями.

Сам Аслан Ахмадов чувствовал себя скованно, потому что понимал, что впервые встретился с живой легендой. Однако Гурченко не собиралась воздвигать себя на пьедестал, а напротив, много шутила, чтобы ее новый знакомый раскрепостился.

Аслан Ахмадов. Фото:
Аслан Ахмадов. Фото: Борис Кудрявов/ «Экспресс-газета»

А сблизились они на почве того, что Ахмадов действительно стал интересоваться жизнью и творчеством Людмилы Марковны: прочел ее авторские книги и издания, написанные о ней. В этих книгах актриса бесконечно признавалась в любви своему отцу. А еще она вскользь, будто бы случайно часто упоминала о нем в разговоре, поскольку считала папу образцом мужественности и доброты.

И тогда Аслан Ахмадов подумал, что если бы они разлучились в самом раннем детстве, то это была бы самая большая любовь. В тот момент у него возникла мысль сделать фотопроект по мотивам греческого мифа об Эдипе и Иокасте.

На съемки привезли кучу нарядов, многочисленные пары обуви и дорогие украшения. Роль Эдипа играл непрофессиональный актер Евгений Калошин, которому нужно было обнажиться в кадре. Евгений признался, что на самом деле очень стесняется. Людмила Марковна также рассказала о том, что испытывает смущение.

 Людмила Гурченко и Сергей Сенин. Фото:
Людмила Гурченко и Сергей Сенин. Фото: Лариса Кудрявцева/ «Экспресс-газета»

Сам же Аслан Ахмадов боялся, что на съемках появится и муж актрисы Сергей Сенин, о котором говорили, как об очень ревнивом человеке.  И Сенин действительно появился в самый ответственный момент. Но вместо того чтобы устроить скандал, просто сказал: «Это действительно красиво!» Тогда Аслан Ахмадов понял, что и этому человеку можно доверять.

Как вспоминает фотограф, однажды он встретил Людмилу Гурченко и Сергея Сенина на Патриарших прудах, гуляющих с собаками. И в тот же вечер супруги пригласили его к себе домой. А потом они втроем пили чай и задушевно беседовали о жизни. Аслан Ахмадов признавался, что с трудом заставил себя подняться и уйти.

На прощание пара ему сказала: «Теперь мы твои друзья навечно». Ахмадов подружился и с мужем актрисы. Интересно, что Гурченко всегда просила супруга первым звонить стилисту и только после этого сама подходила к телефону. Делалось это во избежание лишних пересудов.

Практически ни одна съемка не обходилась без участия Аслана Ахмадова. Он хорошо знал характер Людмилы Марковны, привычки актрисы, прекрасно разбирался в ее музыкальных пристрастиях. Любимым музыкальным направлением Людмилы Гурченко был джаз. Как говорил звездный фотограф, казалось, что она чувствовала его спинным мозгом, душой, кончиками пальцев. А слыша в н-й раз композицию «What are you doing the rest of life» Билла Эванса начинала плакать.

Аслан Ахмадов и Сергей Сенин. Фото:
Аслан Ахмадов и Сергей Сенин. Фото: Лариса Кудрявцева/ «Экспресс-газета»

Но плакала Людмила Гурченко только, смотря талантливые фильмы и слушая трогательную музыку. Несмотря на эталонную женственность, в житейских ситуациях же она проявляла мужской характер, была твердой, как кремень. И жила на полную катушку, строя планы на будущее и не задумываясь о смерти. Хотя однажды, во время одной из съемок, вдруг заговорила о том, в каком платье ее следует похоронить.

Когда Людмила Гурченко сломала шейку бедра, что впоследствии привело ее к смерти, Аслан Ахмадов приходил в больницу каждый день. В интервью он рассказывал, что актриса мужественно боролась за жизнь. Прохаживалась по длинному коридору, говоря Аслану: «Смотри, как я умею», выполняла всякие упражнения с мячиками и тренажерами. Но не судьба…

При жизни Гурченко Аслана Ахмадова называли любовником актрисы. А он же признавался, что относился к ней, как к божеству, сдувал с нее пылинки, насколько это возможно, ограждал от любого негатива. И конечно, был платонически влюблен. И актриса отвечала ему взаимностью.

Аслан Ахмадов. Фото:
Аслан Ахмадов. Фото: Борис Кудрявов/ «Экспресс-газета»

Однажды Аслана спросили о том, чем было вызвано столь трепетное отношение к нему легендарной актрисы. И он рассказал один случай. Однажды вечером, прогуливаясь со своим другом по набережной, Людмила Гурченко призналась, что мечтала так же ходить со своим внуком Марком, который бы вырос в импозантного и красивого мужчину. И ему можно было бы рассказать о своих радостях и поделиться тревогами.

Но, к сожалению, внук актрисы так и не стал взрослым: он ушел из жизни в 16 лет из-за передозировки наркотиками. Последними словами Марка были: «Люся, прости», как называли актрису друзья и родные. И, наверное, в Аслане Людмила Гурченко видела выросшего внука.

Для Людмилы Гурченко Марк был самым обожаемым человеком. Вообще, она хотела иметь сына, а когда родилась дочка, то очень расстроилась, даже плакала. Поэтому всю свою материнскую любовь перенесла на внука, которого часто баловала подарками и возила в зарубежные поездки.

Песню «Молитва», где есть строчки: «Мне бы быть звездой только над тобой, видеть, что ты рядом и что живой» она посвятила Марку. Наверное, поэтому эта композиция получилась такой пронзительной и достающей до самого сердца.

Роман Виктюк

Еще один друг Людмилы Гурченко, который платонически был влюблен в нее, — это режиссер Роман Виктюк. Роман Григорьевич рассказывал, что влюбился в актрису, когда посмотрел фильм «Карнавальная ночь». Тогда Гурченко находилась на пике популярности.

В тот момент Роман Виктюк подумал, что из этой актрисы на сцене можно лепить все, что угодно. Но как он вспоминал, их знакомство произошло гораздо позже. Уже когда Роман Григорьевич стал успешным режиссером, о котором говорила вся театральная Москва.

Роман Виктюк. Фото:
Роман Виктюк. Фото: Наталия Нечаева/ КП

В своей книге «Небо», написанной в соавторстве с Татьяной Печегиной, Роман Виктюк вспоминал, как общался с дизайнером Карлом Лагерфельдом, когда только задумывал свой знаменитый спектакль «Саломея». Тогда Лагерфельд показывал ему альбомы с иллюстрациями художника Обри Бердслея к этой пьесе. И режиссеру оставалось выражать только свое восхищение.

В этот период Виктюк вместе с Людмилой Гурченко поселились у ближайшей подруги Лагерфельда – дизайнера Сильвии Фенди. Как вспоминал Роман Григорьевич, там их окружала обстановка XIV – посуда, мебель. Но больше всего его поразило обилие музыкальных дисков. Как известно, Роман Виктюк был заядлым меломаном. Он даже хотел свистнуть пару штук себе, но камеры видеонаблюдения помешали пойти на такой радикальный шаг.

Затем Сильвия Фенди повела двух друзей на телевидение и обещала им, что за участие в передаче им заплатят солидный гонорар. А чтобы режиссер и актриса прекрасно выглядели в кадре, дала Людмиле Гурченко красный вечерний наряд, а Роману Виктюку – пиджак и рубашку. Уже предвкушая момент получения заветного конверта, Людмила Марковна заранее присмотрела себе лифчики, трусы, комбинации и запомнила магазины, где все это было можно приобрести.

Людмила Гурченко. Фото:
Людмила Гурченко. Фото: Лариса Кудрявцева/«Экспресс-газета»

Когда Роман Виктюк и Людмила Гурченко приехали на эфир, молоденькая ассистентка пролепетала что-то по-итальянски и дала режиссеру какую-то бумажку, на которой он расписался. Затем обоих позвали в кадр. Гурченко пела и танцевала, а Виктюк с присущим только ему юмором рассказывал забавные истории.

Когда эфир закончился, артисты уже приготовились получить долгожданный конверт, но ассистентка сказала им: «Вы же подписали отказ от гонорара в счет рекламы в Италии на будущее, когда будете здесь работать». Далее последовал поток нецензурных выражений, которых, видимо, не поняли итальянцы.

А тем временем Роман Виктюк с надеждой поглядывал на наряды, выданные им напрокат, думая, что все-таки они не уйдут с пустыми руками. Но в итоге Людмиле Гурченко подарили пакет с пуховым свитером, а ее другу – какой-то твердый сверток, который он открыл только дома.

А внутри оказались три альбома с иллюстрациями художника Обри Бердслея, которые Роману  Григорьевичу ранее показывал Лагерфельд. Это сейчас на выставках и в книжных магазинах можно найти любое издание, а в то время таких альбомов не было ни у кого в Москве. Идеи костюмов и декораций к постановке «Саломея» знаменитый режиссер как раз почерпнул из них.

В одном из своих интервью Сергей Сенин вспоминал, как время от времени Роман Виктюк приходил к ним домой, и они с Гурченко могли часами выбирать наряды для будущих проектов, да и вообще говорить на любые темы.

Роман Виктюк. Фото:
Роман Виктюк. Фото: Марина Волосевич/ КП

В одном из своих интервью Роман Виктюк вспоминал, что говорил с актрисой буквально за неделю до ее смерти. И она кричала ему в трубку: «Ты гений», получая в ответ: «Это ты гениальна». Все гении врут одинаково, шутил главный маг театра.

Когда Людмила Гурченко покинула этот мир, Виктюк говорил, что ушла королева, ушла эпоха. Что путь Люси – это отчаянный, сумасшедший труд. Ведь она не знала ничего, кроме работы.

В сущности, они оба были очень похожи. Оба до безумия обожали  свое дело, обладали безупречным вкусом, любили хорошую музыку. И даже в их прощании с жизнью было нечто общее. Находясь в больнице после перелома шейки бедра, Людмила Гурченко отчаянно цеплялась за будущее: делала все упражнения, рекомендованные врачами, развивала икроножные мышцы, надеясь вернуться в строй в скором времени.

Роман Григорьевич, попав в больницу с коронавирусом, просил, чтобы ему принесли для чтения девять книг самых разных авторов. Он не собирался умирать…  Оба слишком любили жизнь, чтобы думать о финале.

Хочется верить, что теперь они встретились в другом мире. Если бы знать, что это так…

Смотрите также: