«Очень обидно»: мама Дэцла об отношениях со вдовой Кирилла и об Александре Толмацком

Гражданская супруга Толмацкого Юлия не выходит на связь с его родителями, а мама Кирилла очень переживает.

«Очень обидно»: мама Дэцла об отношениях со вдовой Кирилла и об Александре Толмацком
Кирилл Толмацкий на съемках проекта «Универсальный артист». Фото: Анатолий Жданов. Архив «КП»

22 июля рэперу Децлу могло бы исполниться 37 лет. Недавно на телеканале СТС прошла премьера сериала «Погнали», где музыкант сыграл свою последнюю роль.

Коллеги артиста по фильму отмечают, что в будущем он хотел попробовать себя и в актерской профессии, и в режиссуре, писал сценарии, которые остались нереализованными.

Наверняка, у Кирилла Толмацкого было много задумок, которые он не успел воплотить в жизнь. Но вся загвоздка заключается в том, что сейчас проблематично даже издать сборник стихов музыканта.

Вопрос с авторским наследием не решен до сих пор во многом потому, что гражданская супруга Толмацкого Юлия не выходит на связь с его родителями.

О том, почему так получилось Teleprogramma.pro рассказала мама артиста Ирина Толмацкая.

Кирилл Толмацкий. Фото:
Кирилл Толмацкий. Фото: канал СТС

— Ирина, как планируете провести 22 июля?

— Собираюсь одна поехать на кладбище. Возможно, приедут друзья Кирилла.

«Весь материал находится у Юлии»

— Ваша книга «Кто ты, Кирилл Толмацкий?» уже вовсю продается на Интернет-ресурсах. Какие основные сложности возникли при ее создании? 

— Слишком тяжелые воспоминания, а других трудностей не возникало. Было много воспоминаний и много материала. В работе над изданием мне помогала журналист Елена Михайлина.

Люди, читавшие книгу, писали очень много отзывов о ней. И в итоге у нас получилось рассказать не только про Кирюшу, но и про жизнь, и про любовь, про маму и сына.

— А планируете ли вы издать какие-то неизвестные стихи или песни Кирилла?

— Пока ситуация складывается таким образом, что весь материал находится у Кирюшиной гражданской жены. А мы пока так и не общаемся. Но надеюсь, что все-таки сядем за стол переговоров и решим, кто что будет делать дальше.

Но я такой человек, что не отдаю никому никаких приказов, а люблю договариваться по-человечески. И очень обидно, когда тебя не понимают.

— В интервью нашему порталу вы однажды сказали, что Юлия могла уехать в Индию. Где же она все-таки сейчас находится?

— Информация поступает противоречивая. Кто-то говорил мне, что она уехала в Индию, кто-то, что находится здесь в Москве. Не могу прокомментировать эти сведения. Но лично я остаюсь на связи и готова к разговору. Хочется уже решить какие-то моменты, чтобы все это не оставалось в подвешенном виде. Речь, прежде всего, идет об авторском наследстве.

Например, даже если я захотела бы выпустить сборник стихов сына, я все равно должна буду брать разрешение у внука, то есть у Антония. А поскольку он несовершеннолетний, и его опекуном является мама, то и у нее заодно. Соответственно, она должна брать разрешение и у меня. Можно, конечно, все это запустить и без их ведома, но тогда на меня могут подать в суд. Пока мы не находим решения этого вопроса. Юлия сама должна решить, общаться или не общаться нам дальше.

Кирилл Толмацкий на съемках сериала «Погнали». Фото
Кирилл Толмацкий на съемках сериала «Погнали». Фото: канал СТС

«Я до сих пор советуюсь с Кириллом»

— Общаетесь ли вы сейчас с Александром Толмацким – отцом Кирилла?

— Да мы и всегда общались, просто на бытовом уровне. Последнее время часто общались по поводу концертов, которые хотел делать Саша, о моей книге. Я спрашивала у Саши, можно ли  упоминать его имя в издании по поводу памятника Кириллу. Но у каждого все-таки своя жизнь.

— В прессе много говорили о разногласиях Кирилла с отцом…

— Сын всегда говорил, что еще не достиг того уровня, чтобы сказать: «Папа, посмотри, какой я». Ему же все время твердили, что все его проекты реализовались только благодаря отцу. Но если бы у Кирюши не было бы таланта и харизмы, ему не помог бы даже папа.

Сколько бы я ни читала классику, больше всего проблем всегда касается отцов и детей. А мамы обычно более мягкие и покладистые, они хранительницы очага. Хотя сейчас многое поменялось – женщины стали как мужчины, а мужчины как женщины.

— Прошло уже больше года со дня ухода Кирилла. Какие у вас сейчас ощущения? Вам стало легче?

— Я не чувствую его на физическом уровне, но на духовном ощущаю его присутствие. Я ложусь спать с мыслями о нем, встаю по утрам, мысленно разговариваю с сыном. Мне еще тяжело ходить на кладбище, потому что там я сталкиваюсь с реальностью. А когда ты туда не ходишь, то можешь нарисовать себе любую картинку…

Я до сих пор не могу смириться с уходом Кирилла. Это пустота, которую ты ощущаешь, но и им же заполняешь.

Когда Кирюша был жив, мы постоянно советовались друг с другом. Я и сейчас не могу отвыкнуть от этой привычки… Конечно, я не могу позвонить Кириллу и услышать его голос, но подсознательно все-таки слышу его. Пока я не забыла его тембр, как он улыбается, смеется, говорит: «Мама, не переживай, все будет хорошо». И когда он так говорил, я всегда верила в это…