Александр Носик: «С возрастом я стал чаще позволять себе любить то, что хочу любить»

Звезда сериала «Пересуд» - о несправедливости на кастингах, нигилизме молодых и мужском наследии.
Александр Носик

Александр Носик. Фото: Persona Stars

В эфире НТВ пронесся очередной лихо закрученный детективный сериал.

«Пересуд» - история про беглых лютых рецидивистов, охотятся за которыми только лучшие копы. А возглавляет спецоперацию по поимке опасных преступников офицер Тищенко, сыграл которого Александр Носик, известный специалист по образам силовиков («Мухтар», «Пасечник» и др.). В связи с чем «Телепрограмма» и побеседовала с артистом о прилипчивом амплуа, отце - всенародно любимом советском артисте и слабостях современных молодых актеров.

- В «Пересуде» вам снова довелось играть оперативника.

- Опять силовик. Наверное, действительно существует амплуа, в рамках которого меня используют в кино: сотрудники полиции, военные, офицеры. Но при этом иногда приходится играть и преступников, хладнокровных, жестоких… Видимо, влияет внешность. Такое вот привычное для зрителей и продюсеров амплуа. Надеюсь, что моей публике в театре удается видеть меня в других образах и наблюдать другие актерские проявления.

- Не так давно вы признавались, что на кастингах или от причастных приходилось слышать: «Мухтара» не зовите, даже пробовать не будем». Это больно было воспринимать?

- Действительно, эта роль прикрепилась ко мне. И было обидно, что не допускают до проб или вовсе не останавливают выбор на мне, но понять это можно. Когда одного актера довольно много в определенном образе, совершенно естественно, если его начинают воспринимать как актера того самого сериала. Как актеру мне было обидно, но с точки зрения индустрии это вполне закономерно.

Хотя, если бы тогда нашелся продюсер, который предложил бы другую работу и образ, сильно отличный от Артема Колосова, возможно, парное существование двух героев на экранах смягчило бы стереотипное восприятие. Но сложилось так, как сложилось. Актерская судьба. У каждого случается определенное стечение обстоятельств, которое и проводит нас к определенным точкам в жизни. Преодолеть это невозможно, потому что наша профессия связана с ожиданием и предложением. Не мы создаем, а нас утверждают и выбирают.

- Сейчас ситуация выправляется?

- Этот образ (Колосов из «Мухтара») остался в памяти зрителей, но моей карьере сейчас совершенно не мешает.

- Вы как педагог готовите студентов к подобным испытаниям?

- На самом деле я настаиваю на том, чтобы меня не называли педагогом по актерскому мастерству (Александр возглавлял актерскую студию «Школы искусств и медиатехнологий» Арины Шараповой. - Авт.). И когда веду коучинги, никогда не говорю, что я педагог. Я делюсь опытом. Он достаточно объемный, мне удается передать что-то ребятам - пока недовольных не встречал. И все же педагог - призвание, этому посвящают всю жизнь. Все же я - актер, который дает мастер-классы и кропотливо работает с ребятами. Иногда от этой работы в копилку опыта забираю даже больше, чем они.

«Нигилизм идет от бытовой жизни»

- Ваш папа Валерий Носик - ученик Михаила Ромма, тоже часто играл однотипных героев (морячок, слесарь, шофер), хотя обладал куда большим диапазоном умений и талантом.

- Отец стал героем эпизода. Но потрясающим. Заслужил поистине всенародную любовь. Это очень приятно. Сколько живу и нахожусь в профессии, каждый раз слышу слова любви, обращенные к творчеству отца, его таланту и профессионализму. Это здорово. Так что актерскую стезю он прошел в объятиях зрительской и режиссерской любви. На самом деле в кино его роли гораздо разнообразнее, а в театре он играл и главные роли, и трагические, и драматические - это было замечательно. Я счастлив за отца - актеру нужно быть принятым и залюбленным, иметь право выражать душу - и у него это, слава богу, было.

- Что отличает молодых актеров прямо сегодня?

- Образ мышления и восприятие мира. Чем больно поколение, то же самое несут и молодые актеры. Чем славится поколение, то же самое есть и у молодых актеров. Мир меняется: становится более информативным и, может быть, даже менее жизненным. Хотя люди, попадающие в театральные институты, одаренны, обладают болящей, обращенной к сопереживанию душой, стремятся к воссозданию человеческой жизни, проживанию. Таланты есть. Главное, чтобы был достойный материал. Потому что и военный, и врач, и актер учится на рабочем материале. Теория мало что дает.

- То есть современные актеры не слабее тех, на кого мы привыкли смотреть с придыханием?

- То есть современные актеры не слабее тех, на кого мы привыкли смотреть с придыханием?

- Думаю, если ставить серьезные задачи, если будет сильный сценарий, то у молодежи будет большая школа. И они смогут доходить до больших высот, делая шаг за шагом.

- А снисходительное отношение к традиционным ценностям - семье, армии, церкви - это бич молодого поколения сегодня?

- Друзья, а как мы сами относимся к этим ценностям? Можно заявлять любую позицию, связанную с важными вещами, но не придерживаться ее в реальности. Имитировать. Нигилизм идет от бытовой жизни: из семьи, общества, примера. Что видит молодежь, то и повторяет. Поэтому пренебрежительное отношение к ценностям прежде всего рождается в обществе и уже потом переходит к молодежи. Давайте посмотрим на себя и честно признаем: виноваты мы. Они идут за нами.

В погоне за деньгами кидаемся, рекламируем образ жизни, который потом и осуждаем. Что воспевается на экране? Надо начинать с себя. Один мой товарищ - военный, всю жизнь защищающий Родину, - сказал очень точную вещь. Есть два правила, как можно научить солдата делать правильно: замполит объясняет, как делать не надо, а хороший командир - делай так, как делаю я. Вот так и с молодежью. Нужно, чтобы наши поступки были правильными, честными и справедливыми. Чтобы была позиция, совесть, настоящая любовь к стране. Тогда, возможно, и молодые будут другими.

«Отчаяние - это слепота»

- В прошлом году вы отметили 50-летие. Ощущаете качественные изменения внутри себя с течением времени?

- Да, полтинник стукнул, но изменений особо не заметил. Возможно, я стал чуть мудрее и спокойнее смотреть на жизнь, точнее расставлять приоритеты.

Чуть больше стал позволять себе любить то, что хочу любить, и не любить то, что не хочу. Просто осознаю, что жизнь коротка и она должна быть замечательной, честной, гармоничной. Внутри должно быть ощущение счастья. Все, что мешает этому ощущению и заставляет быть не собой, неправильно.

- Что бы вам еще хотелось успеть? Из того, что сделать пока не удалось.

- Надеюсь, что успею все в этой жизни. Хочу продолжать работать, играть в хороших спектаклях, сниматься в хорошем кино. Может, осмелиться сделать пробу в качестве режиссера и снять короткометражку. Хочу быть счастливым, видеть родных и близких, делать для них приятное. Хочу, чтобы в мире было счастье, любовь. Чтобы меня окружали счастливые люди. Для этого нужно жить, дышать и любить.

- В тяжелые кризисные моменты что помогало вам справиться с ситуацией и не опустить руки?

- Сила духа, вера. Понимание того, что в жизни всегда есть нечто важное, любимое и ценное, какие бы обстоятельства ни выбивали из колеи. Важно уметь обращаться к истокам - тому, что в глубине каждого. Всегда найдутся силы. Отчаяние - это слепота. Самое страшное, когда сознание человека затемнено и он не понимает, что делает, потому что не видит, что по-настоящему важно.

- Что для вас как для мужчины означает «оставить хорошее наследие»?

- Прожить жизнь так, чтобы, уходя, понимать: ты не скурвился, не сдался, остался настоящим человеком. Хорошее наследие - это когда те, кто был рядом, будут вспоминать добрым словом, а не обиженно и со злостью. Было бы неплохо оставить несколько ролей, которые будут заставлять людей плакать, смеяться и сопереживать спустя десятилетия после выхода проекта. Пусть люди даже не будут помнить, что это за актер из прошлого, не важно. Главное, что для зрителя это останется ценным, будет трогать и цеплять.

Другие материалы
Подписывайтесь на наш канал