Федор Добронравов: «Остаток жизни я доживу, благодаря жену за ее подвиг»

Накануне премьеры комедии «Страна чудес» журнал «Телепрограмма» поговорил с актером о политической сатире, смирении и кульбитах внучки

Федор Добронравов: «Остаток жизни я доживу, благодаря жену за ее подвиг»

Накануне премьеры комедии «Страна чудес» журнал «Телепрограмма» поговорил с актером о политической сатире, смирении и кульбитах внучки.

Федор ДОБРОНРАВОВ

Не знать Федора Добронравова невозможно. За десятки лет, отработанных на съемочной площадке и театральной сцене, актер сериала «Сваты» и скетч-шоу «6 кадров» стал поистине народным артистом. Журнал «Телепрограмма» прямо перед Новым годом заглянул в гримерку актера в Театре сатиры.

— В новой комедии «Страна чудес» ваш герой, пожарный Семен из Костромы, получает шанс поехать в Москву на «Поле чудес». Почти как в фильме «Не послать ли нам… гонца?», где персонаж Михаила Евдокимова отправляется в столицу на поиски правды и попадает в студию к Якубовичу.

— Таких параллелей у меня в голове не было. Да и тот фильм я не припомню. Мой герой — обычный человек из глубинки, много читает и многим интересуется. Типажно Семен напоминает героя рассказов Василия Шукшина, этим он и любопытен. Сценарий написан прекрасно, потому и согласился сниматься. Я остался в восторге от работы с Еленой Яковлевой (она сыграла супругу героя Любу. — Авт.). Получилось трогательно, на мой взгляд. Наша задача — натянуть на себя предложенные обстоятельства, а остальное — на суд зрителя.

— Вы получили роль Суворова в фильме «Гардемарины-1787» — четвертой части проекта Светланы Дружининой. Как идет работа?

— Пока никак. Надо молиться, чтобы съемки начались. Я утвержден на роль, но работа начнется не скоро.

— Как вы в целом относитесь к продолжениям или ремейкам?

— К продолжениям — хорошо. Герои остаются теми же, время проходит, это и прекрасно. Несколько лет назад я работал с культовым польским режиссером Кшиштофом Занусси, и он показывал нам картину, между первым и последним съемочным днем которой прошло 40 лет. Представляете? Это уму непостижимо! 40 лет — целая жизнь. Актеры в этом фильме сначала молодые, а потом они же — старики. Вот это отличное продолжение, такое развитие характеров! Думаю, у Светланы Сергеевны Дружининой тоже с чутьем и мастерством все в порядке — с «Гардемаринами» должно получиться. А вот ремейки — вещь опасная. Лучше сесть и придумать новую идею, чем переснимать и пытаться копировать великих людей. Зачем делать пошаговое повторение? Бред какой-то…

ликвидация

— В Театре сатиры вы даете спектакль «Чемоданчик». Как его принимают?

— Прекрасно! Вчера сыграли — полный зал, люди откликаются. Можно любить или не любить наш театр, но он особый. Как и жанр сатиры — здоровой, хорошей. Он обязательно должен присутствовать в любом государстве. Это как отрезвляющее лекарство. У каждого человека должен быть рядом друг, который вовремя скажет: «Алло! Стоп! Не взлетел ли ты? Спускайся». Или помочь дельным советом. Или показать, как человек выглядит со стороны. Это важно, ведь глаз замыливается, влияние на характер оказывают медные трубы, деньги, власть.

— В этой апокалиптической комедии по пьесе Юрия Полякова о краже ядерного чемоданчика сегодня могут углядеть и раскачивание лодки.

— Риск есть всегда. Но у нас на спектакле были люди из правительства — все довольны. При игре в сатиру всегда есть опасность скатиться в оскорбления, но в нашем театре работают такие мэтры, что это невозможно. Все-таки «Чемоданчик» — постановка Александра Ширвиндта, а он и есть тот самый ценз здоровой сатиры. В другие времена, когда к театру относились жестче, спектакли просто закрывали. Придраться можно к чему угодно. Муслим Магомаев рассказывал, как во времена жесткой цензуры из песен целые куски удаляли. У Эдиты Пьехи в песне «На тебе сошелся клином белый свет» строчка «я могла бы побежать за поворот» повторяется несколько раз. Вырезанные стихи заменили! (Смеется.) Слава богу, теперь другое время. Да и никакой критики власти у нас нет.

— Из сериала «Сваты» вы с Татьяной Кравченко действительно ушли по политическим убеждениям?

— Чушь. Мы никуда не ушли. Сериал не закрыт. Причины очень простые: пока мы не можем приехать на съемки туда, а они — к нам (проект производит украинская компания «Квартал-95» по заказу «России 1». — Авт.). Все! Как только эта возможность появится, надеюсь, съемки сразу возобновятся. Мы продолжаем общаться с украинскими коллегами — созваниваемся, дружим семьями. Политика ни при чем.

сваты
Но именно роль Ивана Будько из «Сватов» стала визитной карточкой актера. Фото: Канал «Россия»

— А с шоу «6 кадров», значит, решено без возврата.

— Да, тут все понятно. Сколько можно? Уже лысина такая разрослась за время съемок, сколько можно скакать? (Улыбается.) Надо делать что-то другое.

шесть кадров
Из шоу «6 кадров» Добронравов ушел, сыграв почти все возможные типажи, образы и характеры. Фото: Канал СТС

«С детьми вижусь в основном на площадке»

— Ваш старший сын Виктор сейчас выходит на сцену Театра Вахтангова в спектакле «Бег» в образе Хлудова. Часто обсуждаете с ним работу?

— Ну нет, куда уж. Оба совсем взрослые, Виктору — 32 года, Ивану — 26. Обычно вижу только результат их работы. И тогда могу что-то сказать. С вопросами «Папа, а как сыграть?», конечно, не подходят. Они уже встали на крыло, полетели — у них свои победы и падения, собственные ошибки и опыт.

— С Виктором вы играете новогодний фолк-мюзикл «Ночь перед Рождеством».

— Играю и получаю удовольствие. А с Ваней играем отца и сына в спектакле Леонида Трушкина «Забор». Это сложная история взаимоотношений и любви. Два мужских характера мешают сознаться в том, что люди бесконечно любят друг друга. Светлая, невероятная любовь, которая рушит и время, и характеры. Играем с радостью. Так что вижусь с детьми на площадке.

Сыновья Добронравова
Сыновья Добронравова Иван (в центре) и Виктор выросли и стали актерами. Фото: Борис КУДРЯВОВ

— Замечаете в них ваши проявления?

— Конечно. (Улыбается.) Движения рук, взгляд, походка — они делают это неосознанно. К тому же с возрастом стали еще больше похожи друг на друга.

— С внучкой Варей получается видеться?

— Редко, но выбираемся. Как только вечер свободен, звоню жене, и после спектакля — к Витьке, играть с Варей. Стараюсь делать все, что просит. Правда, здоровье уже не то. (Смеется.) Показывает мне, чему их учат на гимнастике, а потом командует: «Дед, давай кульбит! Березку! Кувыркайся! Давай бегать!». Стараюсь повторять. Кроме того, фигурным катанием занимается. Это верно, это правильно. Даже если ребенок не будет олимпийским чемпионом, все равно пригодится. Смотришь на человека, а он почему-то прекрасен, почему-то гармонично развит, правильно говорит и думает, — вот потому что развивался всесторонне. А потом каждый ребенок выберет свой путь.

внучка федора добронравова
Внучка Варя растет артистичной — в отца Виктора и деда Федю. Фото: личный архив

— Чему вы учитесь у внучки?

— Я вообще-то мало чем отличаюсь от нее. Актеры вообще мало отличаются от детей. Само слово «играть» не свойственно взрослому солидному человеку. А вот у актеров по-другому. Мне кажется, что люди, которые зависли в детстве, и есть артисты. Причем по профессии могут быть и слесарями, монтажниками, но здесь (стучит себя в грудь) они — дети! Поэтому и я завис в возрасте внучки.

— На кого Варя больше похожа?

— И на Виктора, и на его супругу Сашу. Замечательная девочка. Любознательная, артистичная. Куда без этого? Актерское нутро проявляет себя. Все идет от родителей. И Витька, и Ванька выросли за кулисами. Я же не хотел, чтобы они были артистами.

— Почему?

— Стабильности хотелось. Банкирами, например, их видел. Но в какой-то период сказали: «Пап, не хотим! Мы ничего, кроме актерства, не умеем». И стали учиться. Теперь счастливы в профессии. Рад за них.

— Вам ведь в свое время и улицы приходилось мести, когда работы не было. Дети ощутили на себе муки актерской невостребованности?

— Конечно, когда работы нет, сложно. У меня и Витюши есть театр, даже когда нет киносъемок. У Ваньки сложнее. В те театры, в которые он хочет и готов, его не берут — кризис, штат заполнен. А в театры, которые его зовут, сам не хочет — стремится держать планку. Так что в основном снимается в кино, играет в антрепризе. Недавно сняли небольшой фильм. Ванечка приносил домой материал, показывал — мне очень понравилось. Фильм о той самой «атаке мертвецов» во время Первой мировой, когда немцы применили против русских солдат газ. Занятно.

«Жена плакала: «Сколько еще ждать?»

— Ваша супруга Ирина по специальности — воспитатель. За счет ее бесценного опыта вам удается более 30 лет сохранять отношения в сохранности?

— Только любовь может сохранить брак. Вообще по жизни людьми движет любовь. Почему человек так долго занимается одной и той же профессией? Любит. Почему он не уходит из семьи? Любит. Семью и никого больше. Конечно, в каждом союзе бывают минуты отчаяния. Когда мы были молодыми, притирались друг к другу, случались и ссоры. Влюбленность сменила реальность — и вот это самое непростое. В один момент от конфликта сдержало то, что мы венчались. В другой момент — то, что есть дети. Но все это время, как бы мы ни ругались, я любил свою жену. В этом, видимо, и весь секрет.

Федор Добронравов с женой
Любимая жена Ирина помогла пережить Федору кризисные моменты в жизни. Фото: Личный архив

— Есть у Федора Добронравова принципы, которые не нарушаются ни при каких обстоятельствах?

— Стараюсь держать слово. Мне нравится это. Без всяких расписок и договоров: я сказал — я сделал. И ничего на свете, кроме смерти, не может помешать. Это офицерское благородство в поведении мужчины мне нравится. Сам никакого отношения к голубой крови не имею, у меня в роду все крестьяне, но мне нравится благородство. Начитался книжек и живу так: предавать жену — нехорошо, друга — нехорошо, детей — нехорошо, работу — нехорошо. И когда человек надежен, он чувствует отклик. Если мои друзья поймут, что мне плохо, на помощь придут сотни людей. Так же и я — готов пожертвовать собой. Мне кажется, так правильно.

— И ни разу в жизни не поступались принципами?

— Были сотни конфликтных ситуаций, когда приходилось делать выбор. Решал как-то. Когда я был молод и считал, что работа — самое важное, семья отошла на второй план. Жена периодически напоминала: «Федор! У тебя семья. У тебя дети. Не забыл?». А мне казалось, что впереди меня ждет что-то большое и светлое, осталось сделать небольшой рывок, и все! Надо потерпеть. Это был жесткий период. Я играл по 30 спектаклей в месяц, семья меня не видела, все держалось только на жене. Я просил: «Подождем еще чуть-чуть, потерпи. Скоро все будет!». Она терпела и мудро принимала мою позицию. Работала вязальщицей, посудомойкой, воспитывала детей. Плакала и говорила: «Сколько еще можно терпеть?». Я отвечал: «Еще чуть-чуть, подождем, вот-вот!». Она снова плакала и снова терпела. И в какой-то момент именно жена сохранила семью, которая могла развалиться из-за того, что так жить дальше было нельзя. А потом прошло время, дети выросли, у меня произошла переоценка ценностей, и я понял, что семья — самое главное. Видимо, это понимание приходит с возрастом. Жена вынесла все испытания, и теперь остаток жизни я доживу, благодаря жену за ее подвиг.

— Помнится, на встречу с Дмитрием Медведевым, вручавшим вам звание народного артиста, Добронравовы приезжали в полном составе. Удалось пообщаться с главой государства?

— Все было быстро, отлаженно и по протоколу, поговорить не успел. Но событие запомнилось. Я спросил, можно ли взять семью, мне разрешили. Въехали в Кремль на машине и заблудились: не там развернулись, поехали через все сплошные! Нас остановил сотрудник ФСО и спрашивает: «Что вы делаете?» Я говорю: «Мы, кажется, проехали стоянку». Он удивился: «Ничего себе! У нас так по Кремлю не ездят вообще-то». А потом узнал, смиловался, указал дорогу. Внутри Кремля все было помпезно. Дух захватило, сердце екнуло! У Виктора и Ивана, наверное, было другое восприятие ситуации. Они — более современные люди, другое мышление. В нас, взрослых, больше трепета, что ли. Может быть, это основано на страхе, сохраненном с советского времени. Раньше было настолько строго и безысходно, что до сих пор страх просыпается во мне, даже когда документы проверяют на дороге. Я ничего не нарушил, но меня остановили — и сердце колотится. У молодого поколения такого трепета нет.

«Я не писал для Петросяна»

— Вы согласны с мнением, что актеры патологически зависимы от чужого внимания?

— Думаю, сначала признания и внимания хочет каждый артист. Но потом, когда добивается искомого, с таким же рвением желает обратного. Потому что спокойной жизни нет. Я и сам работал, чтобы быть известным, востребованным, чтобы иметь возможность прокормить семью. А сейчас не хочу, чтобы меня узнавали. С развитием прогресса жизнь превратилась в ад! Стоишь, рядом человек говорит по телефону. Разговаривает и вдруг поворачивается — щелк фото на телефон! — и дальше продолжает. Это что? В этот момент чувствуешь себя обезьяной в зоопарке — ни спросить, ни поинтересоваться, насколько я устал, хочу ли этого. Или еще одна сторона популярности: лечу с гастролей, пять утра, еле ноги волочу, выскакивает радостный незнакомец. «О, отлично! Добронравов! Давай сейчас будем фотографироваться!». Я говорю: «Извините, у меня неприятности, я не готов сниматься, я не спал трое суток, у меня два перелета было». И тут начинается: «Ага-а-а! Зазвездил?! Понятно!». Да и не люблю фоткаться, я ж не барышня.

— А когда видите старушку с протянутой рукой, мучает чувство беспомощности?

— Бывает, как и у всех. Стараюсь помогать по возможности, отправлять деньги на благотворительность, но эту боль не унять. А что делать? Человек — не Бог. Нам остается только молиться за то, чтобы Господь пощадил этих людей. Сложная и философская тема. Иной раз думаешь, а может, человек каким-то образом заслужил это? Или его родители? Недавно познакомился с великим путешественником Федором Конюховым, он священник и невероятный человек. Федор Федорович провел в одиночестве такое количество времени, что невозможно поверить. И он говорит: «Верю, что Господь посылает человеку испытания, которые он может перенести. С этим чувством и переплываю океан на веслах. Господь же не собирается меня убивать? Значит, это испытание мне по силам».

— Нет желания зафиксировать прожитое в заметках, рассказах, пьесах?

— Никогда этим не занимался. Кто-то написал однажды, что я с Сергеем Дороговым (звезда скетч-шоу «6 кадров». — Авт.) готовил интермедии для Евгения Петросяна. И теперь приходится оправдываться: да не было такого никогда в жизни! Я учу текст, но не пишу. Мне хватает. Порой такие объемы запоминать приходится, что удивляешься. Кажется, что точно забыл, а потом глазами пробежался и весь спектакль вспомнил.

— Зритель считает вас чуть ли не самым народным из народных артистов. Подскажете, где искать национальную русскую идею?

— Ничего не надо искать. Наша нация и так с глубокой историей и философией, духовностью. Русскую душу потому сложно понять, что ее дно глубокое. Это не лужа. Достоевский писал, что здоровая нация — это когда нищий может прожить на подаяние. Простая формула, но очень глубокая. Это про нас.

страна чудес
В комедии «Страна чудес» Федору достался образ костромского пожарного Семена, который попадает в Москву на «Поле чудес». Кадр из фильма

Личное дело

Федор Добронравов родился 11 сентября 1961 года в Таганроге в семье строителя и работницы хлебозавода. Выступал в цирковом коллективе при местном театре. Занимался прыжками в воду, боксом, служил в ВДВ. Окончил Воронежский государственный институт искусств, с однокурсниками создал театр «Рубль». С 1990 года — актер театра «Сатирикон», с 2003 года — Московского академического театра сатиры. Также играет на сценах Театра эстрады и Театра Антона Чехова. Народный артист России. Был постоянным участником передач «6 кадров», «Большая разница», «Сам себе режиссер» и «Слава богу, ты пришел!». В 2012 году вместе с Леонидом Агутиным победил в шоу «Две звезды». Женат, сыновья — Виктор и Иван, оба — актеры. В 2010 году стал дедом — у Виктора родилась дочь Варвара.

5 лучших фильмов Федора Добронравова:

● «Ликвидация» (2007)
● «День радио» (2008)
● «Сваты» (2008 — 2012)
● «Мамы» (2012)
● «Братья по обмену» (2013)

«Страна чудес»
в кинотеатрах с 1 января

Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!

Фильмы по теме

Агентство «Мечта»АзиатАнна на шееАнтон ЧеховАнютаБанщик президента, или Пасечники ВселеннойБег / Серия 1Без видимых причинБез семьи / Серия 1Белое золотоБелые ночиБой местного значенияБольшая семьяВ городе С.
Loading...
Loading...
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Федор Добронравов: «Остаток жизни я доживу, благодаря жену за ее подвиг»
Интересно?
Поделись с друзьями: