Интервью

Сергей Жилин: «Из музыкальной школы меня отчислили»

Сергей Жилин: «Из музыкальной школы меня отчислили»
Накануне финала шоу «Голос» журнал «Телепрограмма» побеседовал с маэстро о его авиамодельном детстве, тренировках карате и встречах с президентами России и США

Накануне финала шоу «Голос» журнал «Телепрограмма» побеседовал с маэстро о его авиамодельном детстве, тренировках карате и встречах с президентами России и США.

Сергей Жилин
Фото: Личный архив

Кто не знает Сергей Сергеича из «Голоса»? Ведь работа на проекте и успех свалились на него не просто так. Сергей Жилин — пианист, дирижер и руководитель группы компаний «Фонограф», в состав которого входят целый оркестр, студия звукозаписи и даже школа. Много лет он со своими музыкантами аккомпанирует артистам шоу Первого канала («Две звезды», «ДОстояние РЕспублики»).

Перед началом разговора Сергей Сергеевич выключает компьютер и музыку в рабочем кабинете, который заставлен музыкальными дисками, завешан дипломами «Фонографа» и портретами известных музыкантов. Над креслом маэстро — несколько особо важных для него фотографий, среди которых две с бывшим президентом США Биллом Клинтоном, Борисом Ельциным и портрет легендарного канадского пианиста Оскара Питерсона.

«Я не Жилин, а Киркоров»

— Сергей Сергеевич, правду говорят, что «Голос» уже не тот?

— У меня такое впечатление не складывается. Впереди финал, и мы вместе можем оценить уровень участников, а он достаточно высокий.

— Легко ли вам работать с новыми наставниками?

— С Васей (Бастой) мы сошлись быстро — он прямой и честный человек. К тому же рэп — производная фанка и джаз-рока. С Гришей Лепсом знакомы давно, с Полиной тоже работали не раз. Моя позиция такая: меньше дискутировать и быстрее достигать цели. Единственное, если я во время репетиции слышу некоторые несоответствия, то прошу слова и слегка протестую. (Смеется.)

— И даже с Александром Градским? На репетициях бывало, что он даже объяснял вашим музыкантам, как работать.

— У Александра Борисовича есть определенный авторитет, мы все к нему относимся с большим уважением. Его мировоззрение и взгляд на музыку сложились за долгую профессиональную деятельность. Он полностью отключается, уходит в работу с головой и порой даже не замечает, что происходит вокруг. Если ему что-то мешает, он категорически отрубает это. В некоторых случаях, когда первичен результат, лучше не спорить. Так мы экономим время и силы. Но! Если время у нас есть, а ситуация переходит границы, я вступаю в переговоры.

Ничего подобного! Играйте, как я сказал

— Как это происходит?

— Я подхожу и говорю: «Александр Борисович, нужно сыграть так, я думаю». Он отвечает: «Ничего подобного! Играйте, как я сказал». Я: «Ну давайте попробуем сделать вот так, так и так». Он: «Ладно, давай, покажите». И либо он принимает мой вариант, либо просит все же оставить как ему хочется.

— Вас не задел тот факт, что он, как и Максим Фадеев на детском «Голосе», пригласил музыкантов «Градский-холла» для аккомпанемента его подопечным?

— Ситуация простая: Градский хотел, чтобы в номерах его команды были струнные инструменты, а в нашем бюджете на тот момент струнники не были предусмотрены. Поэтому для эфира он пригласил своих музыкантов из «Градский-холла», что вполне объяснимо. Однако для меня было неожиданным, когда Александр Борисович представил оркестр как «Градский-холл». Видимо, это было сделано на эмоциях, потому что через некоторое время он понял, что не упомянул «Фонограф», и поправился. Но в эфир это не попало.

сергей жилин
Если надо, может и ребенка на руках из студии вынести. На фото — участник детского «Голоса» Андрей Клубань, потерявший сознание на сцене. Фото: Дмитрий ТКАЧЕНКО

— В последнее время на улице вас просят сфотографироваться на память чаще?

— Не могу сказать, что толпы не дают мне прохода. Но узнают, это бывает. И даже путают. В клуб Игоря Бутмана часто приходил Борис Немцов. И когда он увидел афишу «Фонографа» с пятью моими лицами в разных ракурсах, то сказал: «Ничего себе! Меня, что ли, клонировали?» Вообще я стараюсь уклоняться от фотографирования — не люблю это дело. И если узнают, говорю, что я — Филипп Киркоров. (Улыбается.) Недавно забегаю в магазин купить подарок другу, и тут меня перехватывает девушка: «А вы Сергей Сергеич Жилин? Можно с вами сфотографироваться?» Отвечаю: «Нет, я не Жилин». «Ну как… — продолжает. — Вы же Жилин?!» А я: «Нет, извините, вы ошиблись».

Когда вечером захожу в магазин за бутылкой вина, лучше обойтись без зрителей

— Так и заговорят, что Жилин зазвездился.

— Поймите, дело в другом. Вот когда на мои концерты билеты расходятся за месяц, приходят сотни человек — это наши зрители, я им всем рад. А когда вечером захожу в магазин, чтобы купить вина к ужину, лучше обойтись без зрителей. (Смеется.) У меня ведь тоже порой возникает желание сфотографироваться с кем-нибудь, но я думаю в первую очередь об этом человеке, а не о себе. Не так давно мы давали концерт для первого лица государства. И после выступления многие побежали фотографироваться. Для меня это была бы большая честь, но только если бы это оказалось необременительно для Владимира Владимировича. И я не пошел, хотя был рядом. Ограничились рукопожатием.

«Два кружка, два ВИА, а еще на футбол надо!»

— Откуда возникла ваша любовь к музыке?

— Говорят, что болезни передаются по генам, да? (Улыбается.) За инструмент меня посадили в три года — бабушка обучала меня навыкам игры на пианино. Благодаря этому в ЦМШ (Центральная музыкальная школа Москвы при МГК им. Чайковского. — Авт.) я поступил в шесть лет. К концу четвертого и восьмого классов в школе проводили экзамены. Корректировали направление обучения: пианистам, у которых нет перспектив, предлагали перейти на духовое отделение. Это логично — как раз в это время и формируется амбушюрный аппарат (работа языка, мышц ребер, диафрагмы, сила и подвижность губ. — Авт.). После четвертого класса я перевелся к новому педагогу. Александр Евгеньевич Волков научил работать над каждой вещью очень тщательно, не упуская ни одной детали. А вот когда подошло время экзамена в восьмом классе, начались проблемы.

Сергей Жилин в детстве
Сергей начал учиться играть на пианино в детстве. Фото: Личный архив

— Почему?

— Помимо школы, я посещал Театр юного москвича, играл в двух вокально-инструментальных ансамблях, занимался авиамодельным спортом. Я болел авиацией. Книги про Покрышкина, Маресьева и Кожедуба зачитал до дыр. Пытался сам рисовать, как мне казалось, чертежи самолетов. Из нашей группы в кружке за два года отсеились почти все, остались двое или трое фанатов. Я в их числе — занимался воздушным боем и гоночными моделями. Мы изготавливали самолеты с нуля — выпиливали детали из дерева. Я умел работать на всех станках: фрезерном, токарном, сверлильном, точильном. Они были детскими, но все же. Кроме того, почти каждый день играл в футбол. Конечно, я старался везде успевать, но на экзаменах меня отчислили. Вердикт был такой: Баха и этюды не выучил, «Наваждение» Прокофьева и концерт Грига сыграл грубо. Это был удар. Школа была для меня всем! Я там вырос. А год назад мне позвонил директор ЦМШ Владимир Овчинников…

— Тот же самый?

— Нет, конечно, директор уже другой. Так вот, он позвонил и попросил провести для школьников мастер-класс: «Мы следим за вашими работами, приходите!» Я говорю: «Понимаете, телевизионные проекты, шоу — это не основная моя работа. Я занимаюсь джазом, да и из ЦМШ меня в свое время отчислили». «Да, — говорит. — Мы все знаем. Приходите!» Меня радушно встретили, даже откопали наш школьный журнал с моими оценками, а после мастер-класса пригласили принять участие в концерте, посвященном 80-летию ЦМШ. Любопытно, что в программке вечера было написано: «Сергей Жилин, выпуск 1980 года», то есть меня «выпустили» досрочно — за 8 лет, а не за 11 лет, как всех. (Смеется.) Кстати, наше сотрудничество продолжается: скоро «Фонограф-Джаз-Бэнд» будет играть концерт с консерваторским оркестром.

Две звезды» с Анжеликой Варум
В качестве вокалиста Жилин дебютировал в шоу «Две звезды» и вместе с Анжеликой Варум занял третье место. Фото: Анатолий ЖДАНОВ

— Джаз в советское время был не самым популярным направлением музыки. Все ж помнят: «Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст».

— Почему же? Он был популярным, но в узких кругах. Однажды мне подарили пластинку с концертом Луи Армстронга в Варшаве, затем пластинку Раймонда Паулса — «Большой концерт в Театре эстрады». Для меня это было потрясение! Через 27 лет мы встретились с Паулсом, и я признался ему в любви к этой пластинке. Сказал, что это был первый провоцирующий момент, чтобы я занялся джазом. Он пошутил: «Наверно, я сделал что-то плохое?» Мы подружились. И вот теперь будем играть на концерте в честь 80-летия Раймонда Паулса — 28 февраля в «Крокус Сити Холле».

— То есть играть джаз учились сами?

— Некоторое время, конечно, я прибывал в эйфории — пальцы летали по клавишам, и я думал, что это самая настоящая импровизация, играл регтаймы. Потом поступил в джазовую студию при ДК «Москворечье», создал «Фонограф». Тогда мы играли в составе диксиленда, без сложных основ джазовой лексики. Наше первое выступление состоялось на фестивале «Московская осень», после нас позвали на радио, где мы представили свою первую программу. А дальше пошла уже взрослая жизнь, работа, знакомства и общение со старшими коллегами — Юрием Саульским, Игорем Брилем, Юрием Маркиным.

«Новый охранник? Да какой из него пианист!»

— Над вами висят два фото в рамках — и на обоих вы рядом с экс-президентом США Биллом Клинтоном.

— Тогда он был президентом. А мы дружили с худруком Президентского оркестра Российской Федерации Павлом Овсянниковым — я делал аранжировки для его оркестра, мы плотно сотрудничали. И когда в Москву приехал Билл Клинтон, Павел Борисович пригласил меня сыграть в его присутствии. Приехали в загородную резиденцию Президента России Бориса Ельцина. Навстречу начальник охраны: «Нового сотрудника нам привел?» Овсянников говорит: «Это пианист». — «Да какой он пианист? Посмотри на него!»

Сергей Сергеевич на встрече с Биллом Клинтоном
Сергей Сергеевич на встрече с Биллом Клинтоном (в центре) сыграл в присутствии Бориса Ельцина. ФОтО: Личный архив

— Руки-то у вас, как говорили в «Место встречи изменить нельзя», явно не пианистические. Да и комплекция тоже. В эфире «Вечернего Урганта» эту тему уже обсуждали…

— Да, Дима Нагиев на «Голосе» шутит: «Сергей Сергеич, садитесь. Не люблю, когда вы стоите». Так вот, на той встрече были президенты США и России — Билл Клинтон и Борис Ельцин. А еще министры и дипломаты — человек 20. В welcome-зоне поставили рояль и посадили меня. Рядом на подставке стоял саксофон — все знали, что Клинтон любит джаз, умеет играть, но не злоупотребляет этим. И играет только один раз, когда впервые приезжает в страну. Это был как раз тот самый случай. Сидим час, полтора. Отойти нельзя. И вдруг входит Клинтон, берет саксофон и говорит мне: «Summertime»! Key A». Про песню Summertime Гершвина я понял. Но что за key A? Оказывается, это тональность — играть надо было в ля. Клинтон сыграл тему, затем соло и дал возможность исполнить соло мне. Я сыграл. А потом он предложил еще — My Funny Valentine Ричарда Роджерса. Сыграли. Волновался так сильно, что только после этого я подумал: «А если бы он назвал тему, которую я не знаю?!» Госсекретарь США поблагодарил меня за игру, а Борис Николаевич стоял довольный, после чего подписал мне книгу.

Клинтон пожал мне руку, а я отвернулся от смущения

— На фото за роялем вы выглядите вполне спокойным и веселым.

— Это на первой фотографии. Хорошо скрыл волнение. (Смеется.) На второй — еще одна встреча, в Вашингтоне после большого концерта, который мы давали. Клинтон пожал мне руку, а я отвернулся от смущения.

Ведущий «Голоса» Дмитрий Нагиев
Ведущий «Голоса» Дмитрий Нагиев частенько шутит над Жилиным, но маэстро не обижается и всегда готов подставить надежную спину. Фото: Руслан РОЩУПКИН

— По соседству с фотографиями над вами диплом в рамочке. Насколько удается разглядеть, по карате?

— Да, занимался некоторое время. Получил 7 кю, желтый пояс. Но потом забросил, не хватило времени. В соревнованиях не участвовал, но в спаррингах — регулярно (сжимает огромные кулаки).

— Кстати, про руки: они сильно болят? Профессиональная деформация у пианистов тяжело протекает?

— То же самое, что у спортсменов. Болят. Только более мелкие мышцы, мелкая моторика. Лет десять назад я начал менять постановку пальцев — у меня была более зажатая манера игры. Это требовало лишних усилий. Конечно, хожу в спортзал, делаю правильные упражнения. Расслабляю спину. Надо быть в хорошей физической форме, чтобы играть большие концерты.

— Вы держите в строгой тайне личную жизнь, но читательницы не простят, если не спросить вас об этом. Правда, что вы были дважды женаты и у вас растет сын?

— Стараюсь не распространяться на эту тему, простите.

«Голос»
Пятница/21.30, Первый канал


Личное дело

Сергей Жилин родился 23 октября 1966 года в Москве. Учился в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории, откуда был отчислен. Окончил ПТУ по специальности «электромонтажник по оборудованию летательных аппаратов». В 1984 году призван в армию, служил в Ансамбле песни и пляски военно-строительных частей. Первое публичное выступление «Фонографа», основанного Сергеем Жилиным, состоялось весной 1983 года на джазовом фестивале в студии при ДК «Москворечье». Вместе с музыкантами «Фонографа» гастролировал по Европе, США и Индии, выступал на крупнейших джазовых фестивалях. Активно гастролирует по России с различными составами «Фонографа»: «Фонограф-Дикси-Бэнд», «Фонограф-Джаз-Бэнд», «Фонограф-Симфо-Джаз». Аккомпанирует известным артистам на сольных и сборных концертах. Обеспечивал музыкальное сопровождение шоу «Хазанов против НТВ» и «Танцы со звездами». Продолжает работать на проектах «ДОстояние РЕспублики», «Голос», «Голос. Дети» и «Две звезды», в четвертом сезоне которого в качестве участника занял третье место в дуэте с Анжеликой Варум. Заслуженный артист России.


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши! Комментировать
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Сергей Жилин: «Из музыкальной школы меня отчислили»
Интересно?
Поделись с друзьями: