Интервью

Андрей Малахов: Я был бесконечно провинциальным…

Популярный телеведущий признался журналу «Телепрограмма», что обожает барахолки, ест на завтрак кашу с коноплей и иногда ездит на метро.

Много лет Андрей Малахов ведет на Первом канале ежедневное ток-шоу «Пусть говорят», однако этой работы ему показалось мало. Теперь днем по субботам вместе с соведущей Региной Мянник Малахов погружает зрителей в мир антиквариата и блошиных рынков.

Малахов_1_вн— Андрей, победитель вашей программы «Барахолка» поедет на блошиный рынок Парижа. Почему именно туда?

— Честно скажу, эта идея родилась во время съемок, потому что Регина Константиновна сказала: «Надоели программы, где люди участвуют и ничего не получают. Хочется подарить победителю что-то грандиозное». Я с ней согласился. Сам никогда не был на блошином рынке в Париже, но слышал, что он один из лучших. Нужно сказать, что «Барахолка» — это мой первый продюсерский проект на телевидении. Я вложил собственные деньги, собрал команду, придумал правила игры и зарегистрировал идею. В общем, это полностью мое детище.

— Вы ведь рисковали?

— Совершенно верно. Вообще во всех странах мира есть программы, посвященные антиквариату. В мировых телевизионных трендах мы никому не уступаем, но эта тема до сих пор почему-то проходила мимо нас. В Англии подобная передача довольно академическая, там эксперты просто рассказывают о старинных вещах. В Америке есть «Гараж-сейл» — игра с огромным бюджетом. Наверное, я мог бы найти спонсора и тоже снять что-нибудь грандиозное. Но я пошел другим путем, и получилось что-то вроде артхаусного кино. Рано или поздно в жизни каждого человека наступает момент, когда ему хочется сделать что-то самому. Вот сегодня я был на записи вечернего шоу Ивана Урганта. Ваня — и ведущий, и продюсер этой программы, он сам принимает решения. Он отвечает за продукт, за людей, за успех шоу. Мне тоже захотелось попробовать свои силы в продюсировании программы. Безусловно, как телевизионщик я вижу в своей «Барахолке» шероховатости. Но главную задачу мы выполнили — рассказали людям о блошиных рынках и о том, что там можно найти уникальные вещи. Мне бы хотелось, чтобы зрители прониклись их духом. Мы обычно просыпаемся в субботу и думаем: «Что делать сегодня? Куда пойти?» Но мало кто из москвичей знает, что в Подмосковье есть шикарный блошиный рынок на станции Новоподрезково, недалеко от Химок. Лично я за то, чтобы таких мест было как можно больше. Особенно рынка не хватало в центре Москвы. Однажды своими мыслями я поделился с Сергеем Капковым, когда он еще был министром культуры. И он поддержал мою идею! Теперь в Музее Москвы в последнее воскресенье месяца тоже проводится антикварный рынок. Подобные места создают колорит города.

— Лично вы что-то там купили?

— Между делом приобрел несколько книг. Я очень люблю Гагарина и купил художественный альбом, выпущенный к его полету в космос. А моя супруга собирает статуэтки пингвинов. И я нашел ей подарок — пингвина датской фабрики королевского фарфора. Еще купил за 30 рублей значок, выпущенный в честь открытия Останкинской телебашни. Казалось бы, безделица, но такую вещь приятно подарить человеку, связанному с телевидением. Например, Константину Эрнсту. Но вообще смысл программы в том, чтобы показать людям: среди этого, грубо говоря, барахла можно найти настоящее сокровище.

— Вы ведь сами собираете марки, верно?

— Да, я специализируюсь на тематике «Новый год и Рождество». Когда у меня появляется свободная минута, лезу на сайты, роюсь, смотрю. Или иду в клуб филателистов, он тоже есть в Москве. Работает раз в неделю, по субботам. Средний возраст участников — 70 плюс.

— Вас там, конечно, узнают?

— Они делают вид, что нет, потому что иначе придется говорить: «Ой, мы вас любим, давайте сделаем дешевле». А их цель, наоборот, продать дороже. Вообще главная цель всех, кто туда приходит, — пообщаться, посозерцать и, возможно, найти свой клад. Я тоже это очень люблю! У меня это качество от папы. Помните, в советских газетах печатали объявления о том, что за границей умерли родственники и оставили наследство? Мол, разыскивается Иванов Иван Петрович, чтобы отдать ему причитающиеся деньги. Лариса Голубкина рассказывала об Андрее Миронове, что он всегда читал эти объявления. И я вдруг поймал себя на мысли, что тоже, будучи маленьким, просматривал эту рубрику. А еще я заметил, что сегодня в нашей стране появился класс людей, которые ценят традиции. В каждой семье должен быть какой-то предмет с историей, который бы передавался из поколения в поколение.

— У вас в семье такая вещь есть?

— К сожалению, нет. Только старые семейные альбомы фотографий и дедушкины медали с войны.

Малахов_3_вн
Андрей Малахов и Наталья Шкулева поженились в 2011 году. Свадьбу они сыграли в Версале.

«Мне кажется, что я работаю в больнице»

— Вы много лет ведете «Пусть говорят». Хотелось хоть раз хлопнуть дверью, уйти из студии и никогда не возвращаться?

— «Пусть говорят» для меня очень важный проект, я люблю его всей душой. А что касается усталости… Сейчас у нашей программы столько клонов! Когда ты видишь, что каждую твою идею раздербанили и растащили по разным каналам, то, с одной стороны, это приятно, а с другой — ты понимаешь, что уже не имеешь права остановиться. Публика все смотрит, сравнивает, и каждый телевизионный сезон — это новый вызов и соревнование. Мы соперничаем не только за внимание зрителей, но и между собой. Конкуренты держат в тонусе.

— За годы наверняка бывало всякое. Вам когда-нибудь угрожали?

— Давайте не будем о грустном! Служба безопасности на Первом канале работает хорошо, так что недоброжелателей быстро находят и призывают к ответу. Я стараюсь не думать о плохом. Невозможно все время жить и чего-то бояться.

— Тогда давайте о хорошем. В вашем шоу часто помогают простым людям. Они потом спасибо хоть говорят?

— Иногда мне кажется, что я работаю не в «Останкино», а где-то в больнице или поликлинике. Честно! Каждый день у меня новые случаи, люди, истории. Мы постоянно кого-то спасаем, звоним, куда-то устраиваем… Потом люди говорят: «Ой, спасибо большое!» Но к тому времени одни события вытесняют другие. Тебя благодарят, а ты уже думаешь о том, что какого-то другого человека не устраивают в больницу или выселяют из дома, и ты должен звонить губернатору и спрашивать, что происходит… И вот это ощущение счастья от услышанного «спасибо» как-то смазывается, оказывается мимолетным.

«Я был бесконечно провинциальным»

— Еще пять лет назад вы признавались, что ездите на метро. Сейчас жизнь изменилась?

— Я так же при необходимости спускаюсь в подземку. Мне кажется, в современном мире отношение к публичным персонам стало очень деликатным. Предположим, я еду 15 минут в вагоне метро. Люди смотрят на меня и думают: «Малахов это или нет?» Потом они решают: «Да нет, вряд ли это он!» Перешептываются между собой, но никто не подходит.

— Когда последний раз вы ездили на метро?

— Три недели назад. Я вошел на станции метро «ВДНХ» и вдруг обнаружил, что там больше нет бабушек, которые продают билеты, а вместо них автоматы. И очередь к ним гигантская!

— Что вы сделали?

— Ничего. Отстоял эту очередь. Потом сел в вагон и поехал.

— А в продуктовом магазине вас можно встретить?

— Конечно! Я хожу в сетевые супермаркеты.

— В одном интервью ваша подруга Ксения Собчак сказала: «Я слышала, что есть такой магазин «Ашан». Вы, наверное, тоже туда не ездите?

— В «Ашане» я был накануне Нового года, покупал там хлопушки для детского праздника. Был до этого на одном утреннике и видел, с какой радостью дети раскручивают их. Мне сказали, в «Ашане» продаются лучшие и дешевые хлопушки, и я, когда проезжал мимо, зашел туда. Это кто-то придумал, что люди кидаются на звезд. Ничего подобного! Наоборот, мне кажется, простому человеку приятно видеть, что знаменитость делает покупки там же, где и он.

— Многие артисты монетизируют свою популярность. А вы, кажется, никогда ничего не рекламировали.

— Да, это так. Хотя, конечно, мне не раз предлагали. Но каждый раз звучали смешные суммы. Я, глядя на это, не понимал: зачем мне подписываться на такое? Иногда я слышу от знакомых: «Мы получаем миллионы за рекламу». И каждый раз недоумеваю: кто же им предлагает такие деньги? Кто-то тут, видимо, привирает… Мне кажется, люди порой соглашаются на контракт просто потому, что таким образом получают ротацию по всем телевизионным каналам. И не важно, что при этом их показывают в компании со стиральным порошком. Таким образом артисты лишний раз напоминают о себе. А мне такая популярность не нужна — я и так каждый день появляюсь на экране.

— Вы никогда не думали заняться бизнесом?

— Однажды я открыл ресторан вместе с партнерами. Но когда через несколько месяцев заведение раскрутилось, они решили, что я им больше не нужен. Чтобы заниматься чем-то хорошо, нужно посвящать этому много времени. Сейчас журналистика — главное дело моей жизни, и на все другое сил не остается.

— Больше половины жизни вы провели на телевидении. Если бы была возможность смотаться в прошлое, вы бы хотели снова это пережить?

— Сложно сказать. Знаете, я приехал в Москву, будучи правильным мальчиком с хорошим образованием. Но при этом я был бесконечно провинциальным в представлении о том, что такое счастье. Телевидение в том маленьком городке, где я вырос, считалось чем-то очень крутым. И я мечтал стать ведущим программы «Время», чтобы меня показывали каждый вечер. Но если бы я занялся чем-то другим, уверен, тоже добился бы успеха — просто зная свою работоспособность и умение посвящать все время процессу.

— Сейчас вы востребованы, но ведь так будет не вечно. Вы уже думали о том, что будете делать дальше? Вообще в нашей стране можно заработать журналистикой на безбедную старость?

— Журналистикой — точно нет. Но опять же вопрос «что будет завтра?», на мой взгляд, саморазрушающий. В современном мире, где все очень хрупко, невозможно предсказать, что будет с тобой в будущем. Глупо что-либо планировать: вот это я буду делать, а это — нет. Нужно жить сегодняшним днем.

Малахов_3_вн«Живу скромно, как солдат»

— Вы вложили в «Барахолку» собственные деньги. А кризис вообще как-то ощущаете?

— Мы снимали программу летом, и тогда о кризисе еще никто не говорил, доллар стоил 30 рублей. Вообще я живу скромно, как солдат: дни похожи друг на друга, рацион достаточно банален… Утром еду в «Останкино», где провожу весь день.

— Завтракаете на работе?

— Нет, дома. Ем овсяную кашу. Недавно познакомился с очень модным врачом-гомеопатом, к которой ездит оздоравливаться вся Рублевка. Зовут ее Нонна Бреннер. Это наша бывшая соотечественница, которая теперь живет в Австрии. Она устроила что-то вроде санатория в своем доме. Нонна по утрам готовит постояльцам овсяную кашу, добавляет туда сушеную клюкву и (внимание!) порошок конопли.

— Чтобы день задался!

— На самом деле он продается в любой аптеке или магазинах диетического питания. В конопле много витаминов и других полезных веществ. Нонна кладет порошок всюду — и в йогурты, и в каши. Йогурт тут же меняет цвет — становится светло-зеленым. Но на вкус это не влияет. И «веселящего» эффекта нет. Гомеопат сразу сказала: «Не путай порошок с тем, что курят. Это просто медицинский БАД». После знакомства с Нонной я тоже стал готовить овсянку с порошком конопли. В общем, после завтрака за мной приезжает машина и отвозит на работу. Из телецентра я в лучшем случае выхожу в девять вечера.

— После свадьбы вы рассказывали о том, что живете с женой на два дома. Сейчас все так же?

— Нет. Мы обитаем в Наташиной квартире.

— Как, вы оставили любимую Остоженку?!

— Моя холостяцкая квартира используется для уроков французского, а еще там висят мои вещи. Правда, в последнее время приходится чаще заезжать на старый адрес. Я по-прежнему являюсь старшим по подъезду и сейчас контролирую его ремонт и восстановление старинных перил. Кто-то когда-то покрасил их красной краской, а я решил, что мы должны восстановить прежний облик.

— Неужели в подъезде не нашлось ни одной бойкой бабушки, которая могла бы стать старшей? Вам-то зачем эта нагрузка?

— Никто не хочет заниматься этим. Все считают, что их дом начинается за дверью квартиры, а не в подъезде. А я с этим не согласен. Наташа, кстати, тоже активный член ТСЖ у себя в подъезде, как, впрочем, и мой тесть (Виктор Шкулев, глава одного из издательских домов. — Авт.). Это, видимо, наша семейная традиция. Вот сейчас я даю вам интервью, а в ТСЖ идет собрание на тему «Нужно ли вкладывать деньги в ремонт фасада?».

— Почему жена к вам не переехала?

— Когда жива была моя соседка с Остоженки, она говорила так: «Андрей, это неприлично! В Советском Союзе вас бы не поняли». Было даже специальное слово, которым называли мужа, живущего в квартире жены, — примак. В обществе до сих пор считается, что должно быть иначе — мужчина обязан привести женщину в свой дом. Но у Наташи такая квартира, что после нее, конечно, не хочется никуда переезжать.

— Чем она хороша?

— Она просто расположена в современном доме, где не слышно соседей и все хорошо функционирует. Конечно, в моей квартире на Остоженке очень красиво в моменты закатов и рассветов. Но там у меня была холостяцкая берлога, а здесь я переехал к женщине, к хозяйке.

— Выходит, кашу утром варит Наталья?

— Она это делает с вечера. Мне остается только разогреть. Обедаю я на работе — тут есть кафе. Диетолог Ирина Почитаева присылает мне готовые коробочки с правильным питанием. Так протекает моя жизнь.

— Помнится, раньше вы увлекались спортом.

— И сейчас занимаюсь, но на лето поставил себе задачу вернуться в отличную форму. Нужен очень четкий режим: четыре раза в неделю спортзал — и никаких поблажек. С годами сил уже не остается, начинаешь себя жалеть. Выходишь с работы и думаешь: «Жена у меня уже есть. Все хорошо. Кого мне удивлять? Наташа мне говорит, что я и так прекрасен. Пойду-ка лучше домой. Протяну ножки у телевизора, почитаю книжку».

— Выходит, у Натальи, как у половины российских женщин, муж после работы лежит на диване?

— Совершенно верно. Только пива нет. Я его просто не пью!

Малахов_2_внЛичное дело

Андрей МАЛАХОВ родился 11 января 1972 года в городе Апатиты Мурманской области. Окончил факультет журналистики МГУ, а также юридический факультет РГГУ. Стажировался в Мичиганском университете (США). С 1992 года работает на телевидении. С 1996 по 2001 год был ведущим программы «Доброе утро» (ОРТ). С 2001 по 2004 год вел «Большую стирку», с 2004 по 2005 год — ток-шоу «Пять вечеров». С июля 2005 года — «Пусть говорят» (Первый канал). Был соведущим программы «Малахов+Малахов». В 2008 году пел в проекте «Две звезды» в паре с Машей Распутиной. В 2010 — 2011 годах вел шоу «Детектор лжи». С сентября 2012-го ведет субботнее ток-шоу «Сегодня вечером», с апреля 2015 года — «Барахолку» (в паре с актрисой Региной Мянник, Первый канал). Женат на издателе журнала ELLE Наталье Шкулевой.


Андрей Малахов: Я был бесконечно провинциальным…