интервью

Группа «Градусы»: В Италии на наш концерт вызвали карабинеров

«Градусы» — это в первую очередь Роман Пашков и Руслан Тагиев. Те, кто пел строки «Лишь бы ты ходила голая рядом» и «Враг мой, бойся меня». Кто заворачивает им бутерброды в дорогу? На этот и другие вопросы солисты группы ответили перед их большим концертом 30 апреля.

градусы_1_вн
«Градусы» всегда любили эпатировать и зажигать.

— Не так давно вы вернулись из европейского тура: проехали от Калининграда до Чукотки, а еще по Франции, Германии, Швейцарии…

Роман: — После Цюриха мы начали покорение Германии: Берлин, Штутгарт…
Руслан: — …Мюнхен, Дюссельдорф, Нюрнберг, Кельн — были взяты без боя. По России еще продолжаем гастролировать. Кульминацией тура станет концерт в Москве.
Роман: — Программу готовили в течение полугода.
Руслан: — Обновили все: начиная от своего внешнего вида и концертной программы, заканчивая звуком и светом.

— Как принимали вас в Германии? Кислой капустой не закидали?

Роман: — Собралась в основном русскоязычная аудитория, которая привела на концерт немецких друзей…
Руслан: — Те ничего не понимали, но от харизмы и подачи материала раскочегарились за пять секунд, кричали: «Аллес гут!» Это было искренне. Залом легко было управлять: шагните вправо, поднимите руки. Ну и мы не филонили. На последних выступлениях сорвали голоса так, что приходилось вызывать фониатра — нам заливали горло лекарством, выписывали рецепт. В Москве, конечно, зритель более искушенный, «снобоватый» — и это тоже интересно. Люди дают понять: с нами надо поработать, выложитесь, подружитесь с нами.

— То есть за границей обошлось без полиции и антироссийских выкриков?

Роман: — Один раз была полиция. В Италии жители соседних домов вызвали карабинеров из-за того, что мы слишком поздно и громко выступали.
Руслан: — Оказалось, что и с карабинерами можно договориться: дали на лапу, и они присохли на часик.
— По России тоже поколесили изрядно — какие конфликты чаще всего возникают?
Руслан: — Разве что… подвыпившие дамы во время концертов, которые лезут на сцену, кричат, что нам петь. Но это рабочие моменты, и их мало. В основном публика у нас спокойная, цивилизованная: Роману дарят игрушки, мне — конфеты.
Роман: — Бывают расхождения с техническим райдером, претензии по звуку. Все-таки хочется выступать на высоком уровне.

— В быту вы капризны — ананасы, стриптизерш, шампанское «Кристалл» в номер просите? Говорят, и повар с вами катается.

Роман: — Это не про нас (улыбается). В этом смысле мы непритязательны.
Руслан: — Про повара — старый прикол. Как-то раз пошутили, намекая на известного артиста, который именно так и поступает (не исключено, что речь идет о Филиппе Киркорове. — Авт.). И вот прилипло. Некоторые до сих пор считают, что мы пьем перед концертами. Это все мифы. Питаемся обычными сэндвичами, а еще соки, чай, мед.

— Если внезапно в голову приходят строчки стихов, записываете на салфетке?

Руслан: — Как и у тебя, у нас диктофон всегда с собой. У меня в айфоне.
Роман: — У меня и в телефоне, и стандартный. Для лучшего качества записи, это важно.
Руслан: — Творческий процесс нельзя спланировать. Все время идет «черепилово»: в самолете, поезде, машине. Сидишь, что-то увидел и — оп — готово, записал! Интересные мыслишки вылупляются, когда мозги начинают скрипеть, и в это состояние надо войти.

градусы_2_вн
Роман Пашков и Руслан Тагиев. По виду парни больше напоминают рэперов, чем поп-музыкантов.

«Выслушиваем от близких пожелания, а потом думаем»

— Вы знакомы очень давно…

Руслан: — С 14 лет. Мы не просто коллеги — мы друзья. На одной дискотеке мы занимались перетанцовкой, так и познакомились.

— Чем?

Руслан: — Перетанцовкой — это когда люди стоят в кругу и танцуют по очереди. У Романа была своя группа, у меня — своя. Каждый город настигла эта субкультура, Crazy Dance.
Роман: — Потом Руслан стал диджеем, а у меня появился бойз-бенд. Через некоторое время мы встретились в Москве и создали группу «Градусы».

— За все время, что вы работаете вместе, ни разу не было желания поспорить или даже подраться?

Руслан: — Только если на уровне творчества. Я прекрасно понимаю, что многие мои идеи недостижимы, заоблачны, Ромыч меня тормозит, поправляет. Часто наши музыканты включаются в процесс. Придумываем начало композиции и на репетиции доводим до финала. Но без поножовщины (улыбается).

— Как долго может идти процесс написания трека?

Руслан: — Есть песни, которые мы с 2008 года не можем закончить.
Роман: — У меня есть композиции десятилетней выдержки. Бывает, песня приходит быстро: и куплеты, и припев. Или наоборот: пришли припев и часть куплета, и потом начинаешь мучиться — думаешь, думаешь, потом оставляешь ее на несколько месяцев, затем возвращаешься. Нет рецепта.

— Как-то раз вы говорили, что ваш творческий метод — отрицание всех школ. При этом в музыкальном мейнстриме вы присутствуете. Для того чтобы вариться в этом, надо прогибаться под изменчивый мир?

Роман: — Наверное, нам повезло. Если идем на уступки, значит, вопрос не слишком важен для нас. Дали «Золотой граммофон»? Хорошо.
Руслан: — Каждый компромисс мы обдумываем сто раз и идем на него, если не надо переступать через себя. Про школу отрицания — было громко сказано. Имелось в виду, что мы не работаем на конвейере, как некоторые: каждый год надо выпускать по альбому. Зачем?

— С родными и близкими обсуждаете работу?

Роман: — Поставил песню — посмотрел на реакцию.
Руслан: — Приезжаю в родной Ставрополь, мама может спросить: а почему эту песню так и не выпустили? О’кей, мама, услышал тебя. Но сами садимся и думаем, фильтруем — вкусы родных тоже не эталон. Надеемся на собственное чутье.

— Пока вы на гастролях, семья ждет дома? Или берете с собой на концерты?

Роман: — Я с любимой девушкой постоянно на связи по скайпу.
Руслан: — Концерты, так называемые дурники, когда надо срочно сорваться на выступление в другой город, случаются периодически. Семьи с собой не возим. С отцом держу связь по скайпу, с мамой созваниваюсь по телефону. Если меня нет, дети всегда им расскажут, где я и что делаю.

— Дети музыкантов часто сами по себе музыкальны…

Руслан: — Есть такое. Ева еще маленькая, 3 года. А вот Лев начал сочинять, ему 6 лет. Не знаю, в какую сторону он двинется, но на своем компьютере с помощью музыкальных программ написал порядка 20 песен. Конечно, они странновато звучат: он включает метроном и стучит по клавишам. «Папа, послушай, эта песня называется «Лев и Ева», а эта — «Руслан Тагиев». Но зато это песни собственного сочинения!

градусы_5_вн«Шутим, прикалываемся, можем и крепким словцом хлестануть»

— Вам, взрослым дядям, которым через пару лет будет по 40 лет, не наскучило исполнять молодежный репертуар? Может, пора остепениться, глубины добавить?

Руслан: — Как только мы задумаемся о какой-либо «серьезности», группа перестанет существовать. В том-то и дело, мы ощущаем себя молодыми и дерзкими приехавшими в Москву парнями. Шутим, прикалываемся, можем крепким словцом хлестануть. В этом нет никакой игры. Мы такие и есть.
Роман: — Я тоже не вижу никакого контрапункта в этом. Наверное, когда ощутим переход за линию допустимого, тогда и постареем.

— Кстати, о вашем переезде в Москву. Все прошло гладко?

Руслан: — Не совсем. У меня пошло по диджейской линии — продолжил делать то, что начал в Ставрополе. Правда, был этап, когда все было очень сложно, даже собирался в пекарню идти устраиваться. Но через некоторое время утряслось. А вот Ромыч…
Роман: — …работал курьером, продавцом на Савеловском рынке, гипсокартонщиком, собирал мебель.

— Сейчас те времена не вспоминаете? Кризис на дворе.

Роман: — Мы, музыканты, почувствовали кризис раньше остальных. Начали отменяться выступления, меньше стали звать. Но мы относимся к этому позитивно и философски.
Руслан: — Полоса черная — полоса белая. Все проходит. И это пройдет. Дальше все будет хорошо. Упаднических настроений в коллективе нет.

— Как отмечаете свои успехи?

Руслан: — Иногда это происходит неожиданно для нас. Однажды мы сидели в тесном заведении и выпивали. За большим столом что-то праздновали студенты. А мы — в уголке. А на стене этого кабачка висела огромная плазма, дюймов пятьдесят! И по музыкальному каналу вдруг включили наш клип «Режиссер» — он только запустился в ротацию. Все посмотрели на экран, потом на нас. Первая мысль была вскочить и прокричать: «Смотрите, это я! Там, на экране». Ребята за столом переглянулись — начали шептаться, но виду не подали. Так прошло первое боевое крещение, так сказать, испытание славой.
Роман: — Конечно, после просмотра клипа мы стали громче говорить, звонче чокаться (смеется). А может, нам и показалось, что на нас кто-то обратил внимание. Выпили ведь.

— В песне «Режиссер» есть строчка: «Враг мой, бойся меня, друг мой, не отрекайся от меня». Похоже, текст вы писали не в самые лучшие времена…

Роман: — Я жил в тот момент с друзьями в однушке и не знал, что мне делать в Москве. Нигде не был нужен. Собирался возвращаться в Ставрополь. Вот тогда и написал. В другом состоянии сложно написать проникновенный, честный текст. Художник должен быть голодным или родиться богатым. В таком состоянии можно ни о чем, кроме творчества, не думать.

— На новый альбом уже настрадали песен?

Руслан: — Шесть-семь композиций практически готовы. Еще несколько пока находятся в зачаточном состоянии.
— Есть флюгер, по которому вы ориентируетесь? В какую сторону намерены развиваться?
Роман: — Вокруг много музыки. Иногда интересные исполнители появляются целыми пачками. Бах — слушаешь и думаешь — круто. Потом — затишье. Мы стараемся следить за этими волнами.
Руслан: — Может, прозвучит непатриотично, зато честно: все, на что мы обращаем внимание, поется на Западе. В Лондоне в первую очередь. К счастью или к сожалению, не знаю.

— А как развивался ваш вкус? На какой музыке?

Руслан: — Огромный пласт моего музыкального воспитания — хип-хоп. Весь подростковый период считал себя рэпером. RUN DMC, которых я услышал впервые, перевернули мое сознание.
Руслан: — И мое. От нас до Ростова, где появилась «Каста», было всего 600 километров. Мне нравится, когда Влади (один из солистов «Касты». — Авт.) на своем последнем альбоме не стесняется признаваться: «Я — рэпер». Хотя он — мой одногодка, тоже взрослый дядя, как вы говорите. Я вот не могу себе позволить такое признание. А он может. Круто, респект!

градусы_3_вн
Роман отвечает в коллективе за проникновенные тексты.

Личное дело

Роман ПАШКОВ родился 18 сентября 1977 года в Ставрополе. С детства увлекался музыкой, играл на гитаре. Участвовал в различных музыкальных коллективах, был ведущим музыкальной передачи на ставропольском телевидении. В 2008 году вместе с другом Русланом Тагиевым основал группу «Градусы». Первый концерт коллектив отыграл под названием «Градус 100».

градусы_4_вн
Дома после каждого концерта Руслана ждут жена и сын с дочкой.

Личное дело

Руслан ТАГИЕВ (псевдоним DJ Bak$) родился 7 августа 1977 года в Ставрополе. В 9 лет пошел в музыкальную школу, где обучался игре на барабанах. Окончил Гуманитарный институт телевидения и радиовещания им. М. А. Литовчина (специальность — звукорежиссер). Женат, двое детей.

Фото: пресс-служба группы «Градусы».