Борис Щербаков: «Слушался бы учителей — стал бы столяром!»

Популярный актер рассказал о своей первой любви, съемках с Галиной Польских и о том, как однажды помог знаменитому режиссеру.

Борис Щербаков: «Слушался бы учителей — стал бы столяром!»
Фото: Канал «Домашний»

Сериал «Мама» — одна из главных премьер этой осени (телеканал «Dомашний»). Это история о молодой учительнице, которая перебралась из Санкт-Петербурга в Москву навстречу новой жизни и ради работы в элитном лицее, но встретила свое прошлое в лице влиятельного бизнесмена и его жены — родителей своей ученицы Кристины. Когда-то между Верой и Кириллом вспыхнули чувства, но ей пришлось отказаться от них, чтобы не разрушать семью другой женщины. Теперь прошлое снова заявляет свои права и ставит Веру перед выбором — долг или любовь? Директора лицея сыграл актер Борис Щербаков. Мы встретились с Борисом Васильевичем, вспомнили его школьные годы и поговорили о дачной жизни.

«В первую учительницу был влюблен»

— Образ получился собирательным? Или, может быть, ваш герой похож на руководителя той школы, в которой вы когда-то учились сами?

— Моего Льва Матвеевича мы придумывали вместе с режиссером Гузэль Киреевой. Сам я в школе с директором никогда не общался, только с завучем. Это была отвратительная женщина, с жутким запахом изо рта. Она зачем-то все время наклонялась ко мне — может, из-за того, что я много озорничал в детстве, — и, дыша мне прямо в нос, убеждала меня, что я очень плохой мальчик. Это было гадко. У меня даже имя ее не отложилось. Всю школу она мне жизнь портила. А мой герой в сериале — человек добрый, понимающий.

Борис Щербаков, режиссер Владимир Наумов и Наталия Белохвостикова на съемках фильма «Берег», 1983 г.
Борис Щербаков, режиссер Владимир Наумов и Наталия Белохвостикова на съемках фильма «Берег», 1983 г. Фото: Галина КМИТ/РИА Новости

А вот моя первая учительница была просто очаровательная! Я даже был в нее влюблен. Молодая, красивая. По-моему, ее звали Галиной Васильевной. Хотя вот недавно я встречался со своими одноклассниками, и они назвали мне какое-то другое имя. Она у нас была до пятого класса, преподавала все — и литературу, и арифметику, и русский язык, и правописание. Мы же еще писали не авторучками, а чернилами, с нажимом, чтобы красивый почерк вырабатывать. Хотя он у меня так и не выработался, но это уже другая история…

— Вы общаетесь с одноклассниками?

— Восемь лет назад, когда я еще работал на Первом канале и вел «Доброе утро», мне к 60-летию сделали подарок. Сняли фильм про меня, за что я очень благодарен. Для этого меня свозили в Ленинград — то есть в Санкт-Петербург. Встретили прямо с поезда, посадили в машину. И вот мы едем, едем. Вокруг родной город. Я смотрю — Васильевский остров. Переезжаем мост лейтенанта Шмидта — сейчас он, правда, по-другому называется. Дальше приезжаем к Гавани. Думаю: «Куда же меня везут?» Оказалось, прямо к школе № 7. Заходим внутрь — а это было, по-моему, воскресенье, занятий нет. Заводят меня в класс. Я до сих пор помню, что он был на втором этаже, сразу за дверью налево. И в классе сидят все, с кем я учился, — в основном остались одноклассницы. Кого-то я узнал, кого-то нет. Меня они узнали. С тех пор я с ними поддерживаю связь.

— Каким вы были учеником?

— Плохим. Мы все были шпана. Сейчас в школах 11-летнее образование, а тогда было 10-летнее. Но обязательно нужно было окончить 8 классов. После этого тебе давали рекомендацию — если хорошо занимался по многим предметам, иди дальше. А если учился не ахти, то давали направление в профессионально-техническое училище. Вот у меня как раз было направление в ПТУ. В школе на уроках труда мы делали табуретки. И сейчас я бы, наверное, был столяром, если бы послушался этих учителей.

Борис Щербаков с любимой женой Татьяной на любимой даче.
С любимой женой Татьяной на любимой даче. Фото: Канал «Домашний»

— У вас был выбор? Можно было отказаться от такой рекомендации?

— В общем — да. У меня была девушка, моя первая любовь. Я помню, как ее звали:  Надя Комаровская. Она была отличницей, подтягивала меня по всем предметам. У нее, конечно, была рекомендация продолжать дальше учебу. И она меня за собой потянула. Самое интересное, что новая школа была с физико-математическим уклоном. К физике я еще прилично относился, хоть что-то понимал. К алгебре тоже. Но вот геометрия для меня была абсолютно темным предметом, так же как и химия. Тем не менее я все-таки сдал вступительные экзамены в старшую школу и отучился еще два года. Правда, выпускные экзамены по геометрии я так и не осилил. У меня была переэкзаменовка. Все теоремы выучил, ничего не понимая в них, — просто вызубрил.

Прихожу на переэкзаменовку. Учитель говорит: «Ну, Щербаков, тащи билет». Я вытаскиваю. Он мне: «Какой номер?» Я говорю: «Сорок три». «Ну давай, доказывай. Тебе нужна подготовка?» — «Я все знаю». — «Что, ты прямо вот готов к доске идти? Ну давай». Я сразу на доске доказал эту теорему. Он говорит: «Замечательно. Только это ответ не из этого билета. Это из сорок второго. А в сорок третьем другая задача. Ты куда поступать-то будешь?» Я говорю: «В театральный». «Там математика есть?» — «Нет». — «Хорошо. Иди. Три».

В театральный, правда, меня в тот год не приняли. Я пошел в институт культуры, отучился год и уже на следующий поступил в Школу-студию Художественного театра.

«Стараюсь, чтобы мои соседи жили хорошо»

— Сериал «Мама» частично снимали у вас на даче. Как так получилось?

— По сценарию были сцены на даче директора лицея. И режиссер Гузэль Киреева спросила: «У тебя есть дача?» Я говорю: «Да». Она мне: «Ну вот давай на ней и снимем, чтобы далеко не ходить и не выдумывать ничего».

— У вас ведь и соседи по даче в кадре засветились?

— И в этом вся Гузэль! Она любит такие импровизации: «Давайте, ребята, и вы снимитесь». По мне это потрясающе! Есть очень хорошая пословица. К сожалению, она не русская. «Если хочешь жить хорошо, сделай так, чтобы хорошо жил твой сосед». Вот я стараюсь, чтобы мои соседи жили хорошо.

Борис Щербаков в своей мастерской
Когда работа — отдых: Борис Щербаков в своей мастерской. фото: Сергей ИВАНОВ/PhotoXPress.ru

— Уговаривать их пришлось?

— Ну конечно! Они совершенно не ожидали этого: «Ой, как это?» Я говорю: «Да давай садись. Гузэль все сделает». И она сделала. Каждого раскрепостила. С каждым поговорила. Я не видел еще результата. Но не сомневаюсь, что все сыграли хорошо.

— В чем для вас заключается отдых?

— Люблю что-нибудь повырезать из дерева, чего-нибудь реставрировать.

— Ваш герой как раз занимается резьбой по дереву. Выходит, вы просто привнесли в этот образ свое увлечение?

— Ну да, так получилось.

— Это правда, что вы вырезаете картины по библейским мотивам?

— В основном да. Я люблю эту тему.

— У вас ведь и выставка была?

— Да, была одна персональная выставка в Музее декоративно-прикладного искусства. Это мой сын Вася сделал мне такой подарок к 60-летию. Он договорился с директрисой, и надо отдать ей должное, она согласилась, за что я ей очень благодарен. Выставку даже посетил тогдашний министр культуры Александр Авдеев. Очаровательный человек! Умнейший, добрейший. Он в свое время был послом во Франции. Потом его вернули в Москву и сделали министром культуры. А затем снова послали на дипломатическую работу. Я видел его единственный раз в жизни, но никогда не забуду.

Борис Щербаков в своей мастерской
Фото: Сергей ИВАНОВ/PhotoXPress.ru

— Как раз на выставке?

— Да. Я позвонил в Министерство культуры, просто нашел в справочнике приемную министра. Секретарь взяла трубку, я представился и говорю: «Могу ли пообщаться с Александром Алексеевичем?» И вдруг он сам поднимает трубку: «Когда у вас вернисаж?» Я говорю: вот тогда-то. Он ответил: «Вы знаете, Борис Васильевич, я не хожу на вернисажи. Там будет, наверное, очень много народу. Лучше я приду на следующий день». И действительно пришел. И раз уж мы коснулись этой темы, хочу рассказать вам один маленький секрет. Владимир Яковлевич Мотыль, царство ему небесное, снимал тогда свою последнюю картину «Багровый цвет снегопада». И у него не хватало денег на озвучание. Сложное было время. О том, что у меня на выставке будет министр культуры, я рассказал дочери Владимира Яковлевича Мотыля, Ире. Она говорит: «Борь, а ничего, если папа придет, встретится с ним?» Я говорю: «Я думаю, ничего страшного». Я уж не стал спрашивать у Авдеева, можно это сделать или нет, просто подумал: «Ну, великий режиссер. Ничего страшного не будет». Короче, они встретились на моей выставке, поговорили и уехали вместе в одной машине. Фильм в результате вышел.

«Галя Польских — чудо!»

— Ваша супруга Татьяна Бронзова тоже ведь сыграла с вами в сериале «Мама»? Что за роль у нее?

— Она играет врача. По сценарию директор лицея, которого довели школьники, попадает в больницу с инфарктом. И Татьяна — врач этой больницы.

— Но любовь у вас по сценарию не с врачом, а с завучем, которую играет Галина Польских…

— О-о-о! Галя — это вообще чудо. Без улыбки на нее смотреть невозможно. Она… Я даже не знаю, как это сказать… Светлый человек! И такой наивный. В великолепном смысле этого слова. Она настолько живо на все реагирует, что с ней довольно сложно играть.

— Почему?

— Знаете, очень сложно играть с животными, потому что они не понимают, что значит «предлагаемые обстоятельства». Они ведут себя так, как обычно. Вот и с Галей сложно, потому что она так непосредственно реагирует на все, что ты начинаешь теряться — куда идти дальше? У нее настолько живые, настолько искренние реакции, что это просто обескураживает. Галя — замечательная артистка, потрясающая. А человек какой! Невероятной доброты, отзывчивости, каких-то таких положительных эмоций. Если я приходил на площадку в плохом настроении, стоило мне пообщаться с Галей и с Гузэль, тут же появлялась улыбка на лице. Это работает как терапия!

Борис Щербаков с Галиной Польских на съемках сериала «Мама».
С Галиной Польских на съемках сериала «Мама». фото: Канал «Домашний»

— В сериале между вашими героями возникают чувства…

— Не просто чувства. По-моему, там даже нечто большее. Но ведь не зря считается, что любви все возрасты покорны. Это как раз очень актуально и даже злободневно в связи с тем, что поднимают пенсионный возраст (смеется).

«Меня довести очень сложно»

— В сериале «Мама» играет много детей. Вы тоже начинали сниматься в совсем юном возрасте. Как вы считаете, попасть на съемочную площадку в детстве — это хорошо?

— Все индивидуально. Для кого-то это трамплин. А кто-то может сгореть. Кто-то не захочет сниматься дальше, займется другой профессией. Кто-то решит: «О! Как это здорово! Надо мне идти в эту сторону».

— В сериале ученики доводят вас до больницы. В жизни такое могло бы случиться?

— Я играю человека, который все слишком близко принимает к сердцу. Нельзя быть таким мягкотелым директором лицея. Надо пожестче. Лично меня довести очень сложно. Хотя… и такое бывало.

— Вредные привычки у вас есть?

— Полно! Курение. Пьянство. Но вы знаете, я бы на месте генетиков исследовал в первую очередь тех людей, кто пережил блокаду. Вот у них какая-то другая закалка!

— Вы недавно сказали: «Сейчас воспитание детей оставляет желать лучшего, образование — тем более». А что не так в современном воспитании и образовании?

— Я вчера смотрел телевизор. Там у девочки спрашивают: «А кто был союзником СССР в Великой Отечественной войне?» Она говорит: «Германия». Это, по-вашему, нормальное образование? Это катастрофа! Ужас, что сейчас делается, если ученики десятого-одиннадцатого классов говорят такие вещи. У другого ученика спрашивают: «Сколько океанов?» — а он отвечает: «Шесть». Начинает перечислять и сам путается.

— Это ЕГЭ виноват, как вы считаете?

— Думаю, что да. Берем самое худшее. Уже и Запад, по-моему, отказался от этого ЕГЭ, а у нас нет. Я не понимаю, что это такое вообще — ЕГЭ. Были же нормальные экзамены по всем предметам.

— Вы вели утреннюю программу на Первом канале. Не скучаете по ней?

— Нет. Чего скучать? Всему свое время. Семь лет я отработал. Посчитали, что хватит. Ну я тоже посчитал так. К счастью, есть другой замечательный телеканал, на котором я веду программу «Последний день». Вот на нее я и переключился…


О чем сериал?

Молодая учительница Вера Субботина (Юлия Мельникова) переезжает из Санкт-Петербурга в Москву, где устраивается в лицей. Там она знакомится с трудным подростком Кристиной Успенской (Алена Новицкая). Девочка из хорошей семьи, ее мама Надежда Успенская (Марина Дровосекова) возглавляет родительский комитет. Вера пытается найти подход к Кристине, и ей это удается. Но встреча с матерью Кристины переворачивает жизнь Веры. Она хочет бежать из лицея, но Надежда уговаривает ее остаться, не подозревая, что это кардинально изменит жизнь ее семьи. Также снимались Галина Польских, Борис Щербаков, Павел Трубинер, Мариам Мерабова.

«Мама»
С 19 ноября, пн. — чт./19.00, Домашний


Личное дело

Борис Щербаков родился 11 декабря 1949 года в Ленинграде в семье шофера и заводской рабочей. Окончил Школу-студию МХАТ. Актер МХТ им. Чехо­ва в 1972 — 2003 гг. Снялся почти в 200 фильмах и сериалах. Играет в антрепризных спектаклях. Женат (супруга — актриса и сценарист Татьяна Бронзова). Сын Василий (1977) — юрист. Народный артист России.

Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!

Фильмы по теме

А я люблю женатогоАвтомобиль, скрипка и собака КляксаАлександр НевскийАлександраАх, водевиль, водевиль…Аэлита, не приставай к мужчинамБабушки надвое сказали…Без мужчинБез срока давностиБелое золотоБелое солнце пустыниБелые ночиБерег / Серия 1Берег надежды / Серия 1
Загрузка...
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Борис Щербаков: «Слушался бы учителей — стал бы столяром!»
Интересно?
Поделись с друзьями: