Интервью

Михаил Пореченков: «Меня стали снимать с ролей без объяснения причин»

Популярный актер - о возвращении в сериал «Агент национальной безопасности», детях и вере в финальный разговор.

Невероятно, но факт — сериал «Агент национальной безопасности» возвращается (проект снимает студия АСДС для Первого канала). Леха Николаев в исполнении Михаила Пореченкова спустя 20 лет выглядит чуть иначе, что понятно. Чуть шире и утомленнее, скажем так. Однако сам актер заверил teleprogramma.pro, что это обманчивое впечатление — герой остался таким же, как и был. Он вышел буквально из дикого леса в современность и ужаснулся изменениям вокруг. Практически как сам Пореченков.

«Краско и Толубеев всегда с нами»

— По меткому замечанию одного из сценаристов, ваш герой, Леха Николаев, последние 15 лет после увольнения со службы в ФСБ жил в лесу Псковской области, курил мох и…

— Питался лосиными какашками. Это так.

— Как это повлияло на него?

— Никак. Внутренне никак не поменялся. Мы решали такую задачу: показать человека в условиях изменившегося за время его отсутствия мира. Он возвращается в Питер после работы егерем в диком лесу, а реальность совсем иная. При этом он все тот же Леха, борец за справедливость, человек из прошлого. С винтажными понятиями.

Агент национальной безопасности, Пореченков
В новых сериях Леха Николаев снова встретится с Филиппычем (Вадим Яковлев). фото: Proline Film, кадр из фильма

— Однако за время жизни в лесу он заметно потяжелел. Как и вы. И теперь больше похож на генерала, чем на бодрого оперативника.

— Еще бы! Мы же начинали в 1999 году, когда мне еще не исполнилось 30 лет. И в этом тоже есть определенная задумка: как только у нас в стране кто-то становится похожим на генерала, он мгновенно осовременивается — забывает и себя, и прежние принципы, и понятия. А вот Леха, несмотря на прожитые годы и внешний вид, внутренне не поменялся. Так что ничего страшного.

— Могли вы представить, что сериал возродится?

— Нет, я думал, что он уже не продолжится никогда. Но, видимо, Богу так угодно. Стечения обстоятельств таковы — рад буду, если зрителям он понравится.

— Многих коллег по проекту уже нет: Андрея Краско, Андрея Толубеева. Вспоминали их, когда собрались на площадке?

— Конечно, мы же не можем их забыть. Они всегда с нами. Мы снимаем о них, и они всегда рядом.

Михаил Пореченков, Андрей Краско
…а вот к другу и напарнику Краснову (Андрей Краско) придет только на кладбище.

— Очень часто сейчас в фабулу даже исторических сериалов стали вплетать геополитическую подоплеку — противостояние нашей страны и Запада. Здесь что-то подобное будет?

Петров и Боширов? (Смеется и отмахивается.) Да ну. У нас не было этого. Одно дело юмор и самоирония, а другое… Сакцентируемся на психологии.

— Тем не менее вы от политики никогда не уклонялись и выражали позицию по Крыму, Украине, а не так давно комментировали трагическую гибель главы ДНР Александра Захарченко. Это стало влиять на работу?

— Да. Конечно.

— Как?

— Стали снимать с ролей.

— Вы серьезно?

— Абсолютно. Уже с утвержденных проектов.

— Ну как? Вы же прошли пробы, вас утвердили, какая-то причина должна быть? Что говорят?

— (Разводит руками.) Бывает по-всякому. Мне просто сообщают, что роль отдали другому человеку. Все. Сначала думал, что это совпадение. Потом это повторялось раз за разом. Потом я начал смотреть, куда ведут ниточки и кто выпускает проект. Все встало на места. Что поделать.

— Вас это огорчает или вы были готовы?

— Нет, меня это не смущает. Значит, так надо.

«Все шишки, камни и удары — все твое. Отвечать за все придется одному»

— У вас в юности были супергерои, на которых вы ориентировались? Жеглов, Шарапов.

— Жеглов? Шарапов? Какое это детство? Это для вас детство. (Смеется.) Буратино — мое детство! Вот это был герой. Артемон и все прочие. Из книг? Капитан Сорвиголова, Павка Корчагин.

— Сейчас детям нужен супергерой?

— Черт его знает. Смотрю на своих детей и не могу понять! Парадокс и ужас в том, что детям ничего не интересно. Они заточены на мусор и трэш, на вещизм. Из серии: «О чем мечтаешь?» — «О кроссовках Луи Виттон». Пф, да чтобы я в детстве мечтал о кроссовках?! Мир объехать, в космос полететь — это да. А нынешние? О новом айфоне, о новой приставке. Что? К сожалению, наблюдаю всеобъемлющую дебилизацию. Им даже неинтересно разговаривать. Становятся людьми «из коробки» (показывает на телефон). Есть, конечно, другая молодежь, но ее все меньше и меньше.

Михаил Пореченков с семьей
Детей Михаил старается воспитывать словом, а не ремнем. На фото — с женой Ольгой, дочкой Машей и сыновьями Мишей и Петей (младший). фото: Борис КУДРЯВОВ/Экспресс газета

— Это плохо?

— Сложно сказать. Они очень внушаемы. Система лайков работает, как наркозависимость. И это жесткая система. Не дай бог сказал что-то против тусовки — тебя тут же опустили и выкинули. Это работает жестче любого репрессивного аппарата! Попробуй только возрази. И это подавляет личность. Они самые несвободные, хоть и кричат об обратном — не умеют собирать информацию, обрабатывать ее и делать выводы. Только репосты, не приходя в сознание. Ужас в том, что число лайков побеждает здравый смысл. Большинство лайкнуло — и я тоже пойду. Посмотрите говноблогеров — лидеров мнений — это же ужас! Катастрофа.

«В семье — культ папы»

— Выходит, вы, как Леха Николаев, — остались с винтажными понятиями, пока мир вокруг изменился?

— Абсолютно! Так и есть. В любом обществе есть правильное и неправильное. Или тебе не чужды совесть, любовь, взаимовыручка, сострадание. Или все остальное, с другой планеты, скажем так.

— Вы на своих детей влияете?

— Еще бы! И спорт, и книги — все есть. Но в какой-то момент мы понимаем, что они становятся белыми воронами в их обществе. Если они попадают в эту систему и не соглашаются, с ними разбираются жестко. Смею надеяться, что у них есть внутренний стержень, который не позволит плыть по течению.

— В чем же причина?

— Никто не обращает внимания на внутренний мир детей. Система образования в том числе. Отметки в школе и духовное воспитание — разные вещи. Любая вера — это хорошо, они сразу становятся другими людьми. Как только это пропадает — все! Это граница становится все больше и больше. Если родители и педагоги не обращают внимания на духовное образование детей, это фактически катастрофа. Умных много. Они и атомную бомбу, и концлагеря, и интернет придумали, у них действительно был ум. А добрые в душе, верующие, этого не делали. Они занимались другим. Как оказывается, кроме веры, нас ничего и не спасает.

— Многие ориентируются на совесть.

— А что это такое? Как это определить? Какие базовые понятия? «Не делать плохо» — а что такое плохо? На кого ты ориентируешься? Енот из «Стражей Галактики». Ну, понятно. И такие агрессивные еще, диву даешься.

— Жестким к детям можете быть?

— Пока мы разговариваем с детьми и, надеюсь, они нас слушают. Иногда средний (Михаил) взбрыкивает, конечно. Но возраст такой. Пытаемся доносить и объяснять.

— Ваш статус на них влияет?

— Не думаю. У нас дома это все пресекается. Если был бы культ звезды… Нет, у нас культ папы. И все. Папа может.

— Но ведь и до вас наверняка долетают осколки: рэп-баттлы, Оксимирон, Гнойный?

— Конечно, долетают. Гнойный… прозвище не нравится. Оксимирон? Очень одаренный, неглупый парень. Половину того, что они говорят, я не понимаю. Но, очевидно, оба очень талантливые. Я не тупой заскорузлый ретроград, который выходит из пещеры во время съемок. Нет. Просто не моя культура. А талант? Он может в разные дебри завести. Талант разрушения — тоже талант. Талант совращения — тоже талант. Художник сам соизмеряет, куда он летит. Это его сфера ответственности.

— Звучит как проповедь.

— А я никого не учу. Просто транслирую свой взгляд на вещи. Я не тяну вас делать так или не делать этак. Учитель не тот, кто учит или побеждает во всех схватках. Учитель тот, кто живет как учитель. Вот и все! Как говорит, так и живет. Прибиваются к нему ученики или нет — время покажет. А ученики — это дети, коллеги, друзья. Они оценят.

— К такому пониманию сути вещей вы ведь пришли не сразу? Там, откуда начинали, было темно?

— К Богу можно прийти или через книги, или через ноги — дорогу, пройдя все самому. Как правило, мы выбираем второй путь. Помните притчу о возвращении блудного сына? Помните картину Рембрандта? Изодранный, в истоптанной обуви, облысевший, стоит на коленях. Весь наш путь — это дорога: то на асфальт вышла, то на камни. Главное — устремление, главное, куда ведет дорога. Мы же все двигаемся в небесный Иерусалим. Вот он — впереди Яффский тракт. Все мы путники. И, конечно, бывают разные периоды. Потрясения, неверие. Иногда задумываешься: «Эх ты! Думал, что в жизни все по-другому? А ты на самом деле один». И каждый путник одинок. Каждый. Все шишки, камни, удары — это все твое. Встречаются друзья, другие путники, родители, супруга — на более длительный период или нет. Но идти будешь один. И придешь к цели тоже один. И предстанешь тоже один. И ответишь тоже один.

И как только об этом задумываешься всерьез, в голове сразу начинает что-то происходить. Если ты веришь в тот самый финальный разговор, то где-то по пути гадостей не сделаешь. Придешь, свою книгу откроешь — и всем все про тебя станет ясно. Схватишься за голову: «Господи, что ж я сделал?» А будет поздно. Поэтому в финальный разговор надо верить.

Сериал «Агент национальной безопасности. Возвращение», который снимает студия АСДС, выйдет в эфир Первого канала в следующем телесезоне.

Личное дело

Михаил Пореченков родился 2 марта 1969 года в Ленинграде. Окончил Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства (курс В. Фильштинского). Широкую известность получил после роли Алексея Николаева в сериале «Агент национальной безопасности». Снимался в картинах «Грозовые ворота», «9 рота», «Связь», «Поддубный», а также сериалах «Ликвидация», «Доктор Тырса», «Небесный суд» и многих других. С 2003 года актер МХТ им. Чехова. Женат на Ольге Пореченковой, художнице. Дети — Владимир (29), Варвара (20), Михаил (15), Мария (13) и Петр (8).


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!
Фото: Ekaterina TSVETKOVA/globallookpress.com
Загрузка...
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Михаил Пореченков: «Меня стали снимать с ролей без объяснения причин»
Интересно?
Поделись с друзьями: