Интервью

Петр Романов: «Отец видел меня боксером и был в шоке, когда я пошел в модели»

Звезда сериала «Большая игра» - о трудном пути на подиум и съемочные площадки.

Смазливый, как он сам себя называет, парень Петр Романов запомнился зрителю по роли в фильме «Он — дракон», сериалу «Улица» (ТНТ) и шоу «Орел и решка» («Пятница!»). В сериале «Большая игра» (СТС) актер исполнил роль полузащитника сборной России по футболу Шахова. Проект только что завершился, скоро начнутся съемки второго сезона.

— Еще на кастинге «Большой игры» вам пришлось перевоплотиться в образ хамоватого футболиста, который выходит из джипа и встречается с недовольными болельщиками.

— А точнее, обкладывает их трехэтажным матом в ответ на претензии!

Петр Романов, Большая игра
В «Большой игре» актер сыграл футболиста сборной России. фото: Канал СТС

— Вы смотрели перед этим ролик с участием бывшего футболиста сборной России Романа Широкова, где он три минуты общается с болельщиком после игры на непечатном языке?

— Нет, то видео не пересматривал. Видел похожее, но с участием вратаря сборной России Игоря Акинфеева (в 2011 году игрок тоже имел беседу на повышенных тонах с болельщиками и даже предложил одному из них встать в ворота вместо него. — Авт.). Оно послужило своеобразным референсом. А вообще ругаться матом мне не привыкать. Прекрасно понимаю человека, находящегося в состоянии стресса. Может случиться всякое. И когда что-то не получается, происходит срыв. Психологически спортсмены не справляются, потому что болельщики всегда будут хотеть большего. Не все выдерживают подобное давление. И я стал это понимать.

«Я шел в модели без предрассудков»

— Значит, чемпионат мира по футболу смотрели с особым чувством? Как будто сами на поле.

— Не могу отнести себя к футболистам, хоть и играл их. Да, можно на какое-то время вжиться в образ, но эмоции, мысли, личностные переживания нам, актерам, недоступны. Мы не проходили через это. Я неистово болел за сборную России на ЧМ-2018, но всего спектра чувств спортсменов — радости, эйфории от побед или разочарования после поражений — испытать не мог. Я испытывал их на съемочной площадке и в меру актерского диапазона.

— Актер Дмитрий Белоцерковский, ваш партнер по сериалу, занимался футболом профессионально. А вы играли?

— Занимался мини-футболом еще в детстве. Но ушел, потому что родители поставили передо мной другие задачи. Мы делали ставку на учебу. Спортом я занимался с отцом — он научил меня всему, что умеет сам: лыжи, легкая атлетика, плавание, шахматы и все остальное. А в 14 — 15 лет начал играть с пацанами в футбол во дворе. И эта «школа» сильно на меня повлияла. И воспитала, можно сказать. Я играл во дворе примерно до третьего курса института, а потом повредил мениск на левом колене, прооперировался и теперь играю только в щадящем режиме.

Петр Романов с женой
С возлюбленной Анной они расписались в 2015 году. фото: Личный архив

— В какой момент произошел переход в модельный бизнес? Вас не смущало, что про эту сферу говорят разное?

— Понимаю, к чему вы ведете. Дело в том, что в силу характера и врожденного пофигизма, что ли, я абстрагирован от слухов и предрассудков. Я шел работать в этот бизнес, четко понимая, что я собираюсь там делать.

— Как на это отреагировал отец?

— Он был в шоке. Забыл сказать, что он мастер спорта по боксу. И хотел, чтобы я стал боксером. Отдал меня в секцию. Но мне это не нравилось. В 12 лет меня отправили в спортивный лагерь, но я сбежал оттуда через три дня. Тогда он понял, что боксер из меня не получится. Не скажу, что он человек с консервативным мышлением, но с твердыми принципами точно. И когда он узнал, что я ухожу в модельный бизнес, сразу решил, что это несерьезно, бред и глупость. Я его опасений не разделял. До сих пор я убежден, что все зависит от человека. Если он сам захочет переступить черту, скажем так, поддаться на искушение, то он сделает это. И никто его не остановит. Если мне пообещают золотые горы, но скажут, что я взамен должен сделать вот это и вот это, я пошлю на хрен. Меня так не сломать. Мама согласна с таким подходом.

«Пока я не готов стать отцом»

— На ТВ вы вели трэвел-шоу «Орел и решка. Кругосветка» с Региной Тодоренко. И это тоже в какой-то степени повторение отцовского опыта.

— Да! Ведь он по профессии врач, но участвовал во множестве экспедиций. Вообще он любит ставить себя в дискомфортные условия и испытывать характер на прочность. В отличие от меня, кстати. Когда я был маленьким, он участвовал в Арктическом марафоне — 180 км на лыжах за три дня, жили в палатках. Потом долгое время работал на Чукотке. Был врачом в экспедиции «Кон-Тики-2», проплыл на плоту от Перу до острова Пасхи по пути Тура Хейердала, который говорил: «Команда может быть многонациональной, но врач должен быть русским». Отец прошел этот путь и, когда узнал, что я поеду в кругосветку с «Орлом и решкой», активно меня настраивал.

— Как?

— Он говорил, что это мой шанс, и прожить приключение надо на полную катушку! Что я должен нырнуть в это с головой, испробовать все тяготы и трудности, не жалеть себя. Но, увы, я совсем другой. Более самолюбивый, более избалованный, более мягкий по отношению к себе. И если возникал риск некоего экстрима, то я сразу отказывался. Такое у меня нутро, я не могу делать то, что не нравится. И не могу притворяться. Так что в случае с «Орлом и решкой» я скорее не справился, чем справился. Отец полез бы на моем месте и в огонь, и в воду. Но у меня противоположный характер. Не могу абстрагироваться, как Регина, и радоваться тому, как, например, люди пьют из лужи или едят собачьи фекалии.

— В сериале «Улица» вы играли отца семейства. Вам не хотелось бы, чтобы утро дома начиналось не с тишины, а с криков дерущихся сыновей или плача дочки, потерявшей куклу?

— В разные периоды жизни я по-разному отвечаю для себя на этот вопрос. Сейчас скажу так: считаю, что не готов стать отцом. При этом у меня были периоды, когда я думал наоборот. Лежу на гамаке на даче и мечтаю: как здорово, если бы сын был рядом — мы бы и мяч в кольцо покидали, и в настольный теннис научил бы его играть, и пошел бы с ним погулять по полям. Но сейчас не готов. Карьера и работа для меня пока остается на первом месте. Я считаю, что отцом надо становиться тогда, когда понимаешь, что без этого тяжело. У меня пока нет такого ощущения, мне комфортно. А сковывать себя я не люблю. Став отцом, я выпаду из жизни, которая у меня выстроилась. Пусть на некоторое время, и все же выпаду. А что дальше? Все может быть. И наверняка будет так, как вы спросили. Но не сейчас.


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!
фото: Канал СТС
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Петр Романов: «Отец видел меня боксером и был в шоке, когда я пошел в модели»
Интересно?
Поделись с друзьями: