Интервью

Инна Маликова: «Невозможно устать от своего ребенка, можно лишь иногда быть им недовольной»

В интервью teleprogramma.pro певица рассуждала об отношениях с родителями, принципах воспитания детей и пользе ежедневных занятий спортом.

Семья Маликовых уже много десятилетий на слуху. В 1970-е годы публика заслушивалась песнями легендарного ансамбля «Самоцветы» под руководством Юрия Маликова. Эти хиты все знали наизусть: «Увезу тебя я в тундру», «Мой адрес — Советский Союз», «Вся жизнь впереди», «Не повторяется такое никогда», «Все, что в жизни есть у меня». Сейчас семейное дело продолжает дочь Юрия Инна — она руководит группой «Новые Самоцветы». Они в основном поют старые добрые композиции легендарного ВИА, но в современной обработке.

«Все приходится делать самой»

— Обычно артисты жалуются на то, что им хочется развиваться и идти вперед, а публика все равно требует старых песен. У вас ситуация не совсем традиционная…

— И я так же жалуюсь, как и все артисты. Вот у нашего коллектива есть четыре оригинальные песни. Но, к сожалению, поем мы их крайне редко, потому что на концертах все хотят слышать «Мир не прост» и тому подобное… А потом мне в Инстаграме пишут: «Да что же вы поете-то одно и то же?!» Но мы так делаем не потому, что больше петь нечего. У нас огромная программа. Но заказчики, телеканалы хотят слышать старые хиты. А артист — это тот человек, который исполняет волю заказчика. Мы не можем диктовать свои условия. Если невеста приходит в салон в поисках платья, она говорит: «Я хочу вот такое». Правильно? И было бы странно, если бы салон ответил ей: «Нет, вы должны взять другое». В таком случае клиент просто развернется и уйдет. То же самое у нас. Если нам говорят: «Мы хотим, чтобы вы пели «Мир не прост», «Вся жизнь впереди», то что же делать? Приходится исполнять эти песни.

Инна Маликова
Шесть дней в неделю артистка тренируется. Результат — красивая подтянутая фигура.

— Но вы ведь все-таки делаете им новую аранжировку.

— Мы стараемся сделать так, чтобы старые песни звучали модно, актуально, присутствовали на молодежных каналах и на крупных федеральных радиостанциях. И я считаю это большой заслугой — дать новую жизнь старому материалу. Хочется, чтобы эти песни жили еще очень долго.

— Вы сами не устали от того, что уже 12 лет поете одни и те же песни?

— Тут сложный вопрос. С одной стороны, я безумно люблю свою работу. Я абсолютно счастливый человек, потому что занимаюсь до невозможности любимым делом. Эта моя стезя, это то, на чем я выросла, с чем родилась. И я считаю себя полностью реализовавшейся. У меня нет нереализованных амбиций, потому что наш коллектив достаточно успешен. Есть свое место, мы в обойме.

Усталость есть, но не от коллектива. Знаете, я сейчас немного поплачусь… Я устала от того, что приходится все делать самой. Работать, обеспечивать себя и жизнь группы. Все стоит денег — съемки клипов, концертные костюмы, репетиционной процесс… И мне тяжело — все сама, сама, сама…

Новые Самоцветы
«Новые Самоцветы» поют вместе уже 12 лет.

— Давит ответственность?

— Да, и она огромная! Но, с другой стороны, я успокаиваю себя тем, что, слава богу, у меня есть возможность работать. Да, порой тяжело, сложно. Но зато есть чувство независимости, а это неплохо. Знаете, невозможно устать от своего ребенка. Можно иногда быть им недовольной. Но это другое чувство. Вот «Новые Самоцветы» — это мой еще один ребенок.

«Мой птенец выпорхнул из гнезда»

— Давайте тогда поговорим про другого ребенка. У вас есть взрослый сын Дима. Он так и продолжает учиться во Франции?

— Нет, он уже в Женеве. Дима перевелся в другой вуз — из кулинарного он перешел в университет менеджмента и управления. Отучился уже полтора года, осталось еще полтора до бакалавриата.

— Почему вдруг решил уйти из кулинарии? Казалось, это прямо его призвание.

— Думаю, что он перегорел. В 18 лет это абсолютно нормальная ситуация. Чем-то нужно загореться, чем-то переболеть. Никаких проблем я в этом не вижу. Наоборот, хорошо, что это случилось вовремя. Сейчас он получает образование более общего профиля — менеджмент, управление, бизнес, администрирование. Ему это нравится больше. Он воодушевлен. Первый год у него пролетел как на одном дыхании. Хотя кулинарная история все равно продолжается, Дима готовит дома. У него есть интересные предложения на телевидении, связанные с кулинарией. И я думаю, что параллельно он все равно будет с этой темой рядом. У него есть мечта когда-нибудь открыть свою кафешку. Будем пытаться что-то делать в этом направлении.

семья маликовых
Почти вся семья Маликовых в сборе. Юрий Федорович и его жена Людмила в окружении детей и внуков. В верхнем ряду — Дима, его жена Елена, Инна, ее сын Дмитрий и племянница Стефания.

— А почему именно Женева?

— Не знаю, он сам себе выбрал университет — там у него учатся друзья. Так и пошло.

— Свое кафе он хочет открыть в Москве?

— Вы знаете, мы пока еще об этом не думали. Как получится. Он учится на факультете, на котором обучают правильно и грамотно вести бизнес в любой стране мира, потому что законы, по которым все строится, в принципе одинаковые.

— Что он любит готовить?

— Все: рыбку, мясо, макароны, омлетики разные.

— Как вы пережили разлуку с ним? Ведь до отъезда он жил все эти годы у вас под крылышком…

— Да, мой птенец выпорхнул из гнезда. А сейчас уже окончательно… Он встречается с девочкой. И поэтому совсем все сложно. Он уже не мамин сын. Ну ничего не поделаешь.

Сын Инны Маликовой Дима
Сын Инны Дима решил не продолжать династию артистов.

— Что за девушка у него?

— Зовут ее Настя. Они встречаются уже больше года. Хорошая девочка, окончила Плехановскую академию, юридический факультет. Будет адвокатом.

— Они уже и живут вместе?

— Нет, они пока встречаются. Настя живет в Москве, Дима — в Женеве. Когда он приезжает, они видятся.

— Вы морально были к этому готовы — что сын вдруг станет таким взрослым?

— Все это происходит постепенно. Когда нам 20 лет, мы не можем себе представить, что когда-то исполнится 60. Мы потихоньку приходим к этой цифре. То же самое и с детьми. Мой сынишка рос, потихонечку превращался в подростка, потом — в юношу. Рано или поздно все дети становятся взрослыми. Просто когда ты видишь, что твой сын уже выше тебя на две головы, что он давно превратился в мужчину с бородой, то появление рядом с ним девушки уже не приводит тебя в ступор. Это, извините, нормально. Все это заложено и продумано природой.

— Как вы считаете, пока ребенок получает образование, его нужно поддерживать финансово?

— Пока учится — конечно. Я помогаю Диме. А как иначе? Он не может полноценно работать. Конечно, он постоянно думает о будущей карьере, получает специальное образование.

— С того момента, как сын уехал и вы остались в квартире одна, ваша жизнь как-то изменилась?

— Нет. У меня в принципе все идет, как и раньше. И потом, я живу не одна, а с семьей. Поэтому нет никаких глобальных изменений. У меня как был, так и остался свой режим дня. С утра всегда спорт. Затем работа.

— Вы прямо каждый день тренируетесь?

— Пять дней в неделю — спорт, один раз — танцевальная репетиция с коллективом. В воскресенье — выходной. Тренировки всегда разные. В понедельник функциональная, во вторник пилатес, в среду тоже функциональная тренировка, но с реабилитологом. В пятницу у нас занятия на улице. В субботу опять пилатес. Поэтому все это не надоедает. Постоянно есть смена деятельности.

— Вы с возрастом осознали необходимость в спорте или так было всегда?

— Мне кажется, всегда. Для меня это образ жизни, мне очень нравится такой режим.

— Ограничения в питании есть? Или спорт все компенсирует?

— Обязательно нужно себя ограничивать. Я не сижу ни на каких диетах, даже слов таких не знаю. Просто стараюсь не переедать. Это главное правило. И желательно не есть на ночь, после восьми вечера.

«Жизнь без ошибок была бы очень скучной»

— Ваша фамилия известна всей стране. Это доставляет вам какие-то неудобства по жизни?

— Да. Это постоянная ответственность. И не только для меня. Это касается и моего сына, и моей племянницы — всех нас.

— Кстати, о племяннице. О Стеше Маликовой пишут очень много. Как вы считаете, 18-летней девочке по плечу такое давление общества?

— Она умная девочка. И очень серьезная. Хорошо учится. Я думаю, что она вообще не сильно в погружается в то, что о ней пишут и говорят. Она живет своей жизнью — той, которой и положено жить 18-летнему человеку.

— У вас по молодости, если вспомнить себя в 18 лет, были какие-то промахи, за которые сейчас было бы стыдно?

— Однозначно были. Но о них я говорить не хочу.

— Бывало, что папа говорил: «Ну, Инна, ты же Маликова! Ты что творишь?!»?

— Нет. Такого никогда не было. Все мои промахи были наедине с собой. Они не носили публичного характера. Совершать ошибки — это нормально. Без промахов не бывает жизни. Или она была бы очень скучной.

— Насколько вы близки с родителями?

— Очень близки. Общаемся часто. Пару раз в неделю видимся обязательно! У нас вообще дружная, хорошая, крепкая семья. Она всегда была такой и, слава богу, остается.

— У вашего папы недавно как раз был юбилей — 75 лет. Что вы ему подарили?

— Красивый концертный костюм.

— Это до сих пор актуальный подарок?

— Он выступает только так! Его «Самоцветы» и сейчас очень востребованы.

— Недавно в вашей семье появился еще один член семьи — племянник Марк, сын вашего брата Димы…

— Ой, это моя любовь! Когда я его вижу, тут же беру на руки и могу носить часами. Просто не в состоянии от него оторваться.

— Может быть, тогда и вам нужно родить такого малыша?

— Обязательно! И мы работаем над этим…

Фото: личный архив.


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши! Комментировать
Загрузка...
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Инна Маликова: «Невозможно устать от своего ребенка, можно лишь иногда быть им недовольной»
Интересно?
Поделись с друзьями: