Интервью

Лукерья Ильяшенко: «Истории про «путь через постель» придумали неудачники»

Популярная актриса - об идиотах, балете, инфантильных мужиках и фото с Прилучным.

Пламенная Лера из сериала «Сладкая жизнь», строгая Оксана из адаптации «Налета» или чувственная Аня из фильма «Танцы насмерть» — любая роль Лукерьи Ильяшенко всегда рифмуется со словом секс. Так уж повелось. При этом в реальности актриса ведет весьма закрытый образ жизни, носит неброскую одежду, не любит выставлять идеальное тело напоказ и всячески сторонится компаний. В новом проекте «Поселенцы» (НТВ) актриса и вовсе ушла далеко от образов роковых красоток и стерв и теперь играет заключенную Любу — бывшую актрису, пережившую изнасилование.

«Наконец-то не надо будет одеваться как шлюха!»

— Лукерья, вы — и арестантка. Как так вышло?

— Мне всегда интересно работать на преодоление. Сам персонаж — сидящая девушка — это сложно и привлекательно. Западные сериалы на эту же тему («Оранжевый — хит сезона») получаются очень крутыми. Не знаю, что получится у нас.

— Особенности лагерной жизни, лексику пришлось осваивать?

— Съемки еще идут, поэтому до сих пор нахожусь в процессе. Сложнее всего было вытаскивать из себя животную агрессию, необходимую моей героине. Люба сидит в колонии-поселении, где более мягкие условия содержания по сравнению с колонией строгого режима, поэтому «пасть порву, моргала выколю» играть не пришлось. Но, конечно, специфический стиль общения присутствует. При этом надо понимать, что мы снимаем сериал для российского телевидения, где определенная цензура присутствует — материться нельзя, даже «на хрен» в кадре послать нельзя. Максимальные ругательства — «овца» и «шалашовка». И дело не в том, что я хочу материться. Просто дьявол кроется в деталях, поэтому специальная лексика, конечно, была бы очень уместна. Без нее все это выглядит безобидно.

Лукерья Ильяшенко, сериал Поселенцы
Актриса прекрасно справляется с образами и роковых стерв, и уголовниц с чифирем. Фото: instagram.com

— Лера из «Сладкой жизни» тоже создавалась вами на сопротивлении? Постоянно приходилось выдавать на экран гипертрофированную сексуальность.

— Да, в жизни я совершенно другая. Мне было тяжеловато жить в таком формате. Я довольно замкнутое существо. И когда после «Сладкой жизни» мне показали костюмы к сериалу «Налет» (адаптация одноименного французского проекта, где Ильяшенко сыграла главную роль с Владимиром Машковым, Александром Палем и Денисом Шведовым. — Авт.), я так обрадовалась: «Наконец-то не надо будет одеваться как шлюха!» Я не боюсь показать руки, ноги или грудь, с этим нет проблем. В жизни могу нарядиться откровенно, если куда-то надо выйти. Но в «Сладкой жизни» беспрерывно ходила с пуш-апами, в юбках по самое не балуй и на шпильках. Это утомляет, это мне не близко.

— Вы не очень открытый человек, судя по всему.

— Ну я транслирую себя миру с помощью работы. Другое дело, что я не друг всех друзей. Я не из тех, кто заходит в комнату с криком: «Хэ-хэй, привет! Давайте все дружить и обниматься!»

Лукерья Ильяшенко, сериал Сладкая жизнь
После сериала «Сладкая жизнь» о Лукерье заговорили почти все. фото: Канал ТНТ

— Как вам в профессии, целиком построенной на коммуникации?

— Мне бывает тяжеловато с людьми. Бывает, что мне надо отойти и полчаса посидеть с самой собой. Просто я нахожусь в режиме энергосбережения — мне надо подумать и аккумулировать объем энергии, который необходимо выплеснуть во время сцены. Это не потому что я злой и недружелюбный человек. Просто я не из тех, кто может болтать и шутить, а потом по команде «Начали!» разразиться слезами. Мне не хватает для этого ни профессионализма, ни таланта. Поэтому я бываю довольно молчалива. Но случается и другое. Недавно мы отсняли проект «Доберман», где я играла с Пашей Прилучным. Там не было такого обилия эмоциональных сцен — и я вела себя иначе. Шутила, ржала, общалась вместе со всеми.

— То есть зависит от обстоятельств. А как внутри?

— В целом я вежлива и дружелюбна. Но при этом я не могу сказать, что мне нравится общаться с людьми.

— Девушке тяжелее в актерской профессии? С учетом того, что женских персонажей в проектах мало, зато много историй о домогательствах на кастингах…

— Единственная несправедливость, с которой я сталкивалась, это зарплата — женщинам платят меньше. На 30%.

— Как?!

— Это правда. И, конечно, обидно, что женских главных ролей гораздо больше. Но мы живем в мужском мире, несмотря на развитие феминизма и прогресс эмансипации. А что касается домогательств, никто и никогда не предлагал никакой протекции. «Давай сходим на ужин, давай переспим, а я тебе дам роль» — таких разговоров у меня не было. Даже обидно как-то (смеется). Мне кажется, это глобальное вранье, что все происходит через постель. Харви Вайнштейн? Если он и совращал Гвинет Пэлтроу и Анджелину Джоли, то точно не догадывался, кем они станут впоследствии. Скорее всего, это была юношеская глупость и женский страх с их стороны. Наше кино работает по-другому.

сериал Налет, Лукерья Ильяшенко, Машков
В адаптации французского проекта «Налет» Ильяшенко сыграла сотрудницу полиции вместе с Владимиром Машковым. фото: Первый канал

У нас в проект берут актеров, которые «продадут» фильм. То есть на них пойдет зритель. Поэтому я не очень верю, что кто-то может попасть по протекции. Это будет во вред сборам. Так что рассказы про «все через постель», скорее всего, выдумали неудачники, сидящие у телевизора. Возможно, это звучит жестоко.

— Вы могли бы вообще не ходить по кастингам, если б не оставили балет в свое время. Почему так вышло?

— Продолжать возможности не было. Я должна была ехать на гастроли в Италию, но у меня началось сильное воспаление на пальце ноги, кололи антибиотики. Худрук сказал, что я должна ехать в любом состоянии. Но это было просто невозможно. Насиловать себя я не стала. Представьте: 10 лет с помощью титанического труда у станка я шла к цели. А потом — раз! — и все, ничего нет. И тогда я поняла, что смысл пропал из жизни. Все разрушилось. Это был сильнейший стресс. И найти новый путь было тяжелее всего. Да, это все можно назвать эскапизмом: люди ищут смысл жизни в семье, в религии, в работе, но так или иначе — это путь. Карьера — тоже путь. И у меня он исчез.

Моя однокурсница, которая была лучшей из нас, тоже перестала танцевать — и утонула в депрессии на 7 лет. Потому что это была наша жизнь, а не кружок вышивания. Мы вкладывали в это чертову тучу сил, душу и время. У нас, по сути, не было детства. И ради чего все это? Как быть? Я судорожно начала искать что-то новое. Мне повезло, я смогла найти свой путь.

«Оставь в покое Прилучных! Иначе получишь кислотой в лицо»

— Вы считаете себя сильной женщиной?

— Да.

— Что это значит в вашем понимании?

— Женщина, которая может взять на себя ответственность.

— В том числе и предназначенную для мужчины?

— Знаете, вся эта история с настоящими мужчинами мне кажется, как бы помягче, обманом! В наше время женщина рожает, работает и кормит, оберегает семью. То есть переняла функции, которые когда-то, наверное, были мужскими. Сейчас все наоборот. Или ты сделаешь сама, или тебе не сделает никто. Никакой принц не приедет, вот в чем дело! Мужчин, умеющих зарабатывать, защищать, оберегать и хотя бы держать слово, почти нет. Извините за прямоту. Так уж вышло.

сериал Поселенцы
В проекте «Поселенцы» Ильяшенко исполнила роль актрисы, попавшей в колонию-поселение. фото: НТВ

— Вам часто попадались мужчины, которые разочаровывали?

— Попадались, хотя… Пожалуй, я все же не могу быть с мужчиной, которого не уважаю. От этого все разрушится. Если мужчина слабее меня, ему совсем скоро станет невмоготу. Есть определенные вещи, которые мне необходимы для жизни. Я не из тех, кто будет сидеть и ждать, просить, нудить. Пойду и сделаю сама — куплю квартиру, сделаю ремонт, что угодно. Но найду способ. А если человек не может соответствовать такому уровню, мне это неинтересно. Зачем мне домашний кот? У меня уже есть один.

— Про семью и детей вас спрашивали не раз. И каждый раз вы отвечали, что это слишком серьезный шаг, к которому надо быть готовой не только морально, но и материально. С ходом времени вы укрепляетесь в этой позиции? Или постепенно меняете мнение.

— Чем старше я становлюсь, тем больше осознаю, насколько серьезная это затея. Мой уровень жизни растет. Я сама себя избаловала — привыкла жить на определенные деньги, в комфорте. И рожать ребенка, чтобы резко устроить себе дауншифтинг, желания нет. Зачем? Это разве самоцель? Планета перенаселена. Нужно сначала заработать денег на ребенка и обзавестись адекватным отцом.

— Это проблематично?

— Ну как. Я не склонна идеализировать мужчин. Люди встречаются, люди расходятся. Это норма. Более того, считаю, что, если женатые люди живут вне любви, надо немедленно разводиться. Потому что детям не будет лучше от того, что родители живут вместе и тихо ненавидят друг друга. Да и денег, повторюсь, надо зарабатывать больше! У меня нет богатых родителей, покровителей. Моя мама — сама как ребенок, это ей надо помогать. А если еще завести ребенка, то придется тащить все на себе. Не понимаю, кто от этого станет счастливым?

— Чтобы чувствовать себя счастливой, вам необходимо быть любимой?

— Меня нужно очень любить. И, наверное, даже боготворить. Когда я чувствую, что все потухло, — у меня заканчиваются ресурсы.

Лукерья Ильяшенко с котом
Кота Лукерья назвала Хакусан — в честь персонажа мультфильма японского аниматора Хаяо Миядзаки. фото: instagram.com

— Это связано с тем, что с детства мама часто вас критиковала?

— Как это может быть связано?

— Недостаток внимания, недолюбленность…

— Нет, мама всегда любила меня. Просто пыталась сделать меня сильнее, видимо… Не думаю, что есть какая-то связь с желанием быть любимой. Любовь — это всегда взаимная история. Если она не обоюдная — это одержимость, навязчивое состояние. Один любит, второй позволяет.

— Вы ощущаете, как меняетесь с возрастом?

— С годами я стала меньше любить людей. Недавно была история, вы наверняка знаете. Мы работали с Пашей Прилучным в проекте «Доберман». И он выложил в Инстаграм наше фото со съемок (как раз в тот момент активно циркулировали слухи о разводе Павла Прилучного с Агатой Муцениеце, который так и не состоялся. — Авт.). Просто фото со съемок. Что тогда началось… Я не знала, что такое бывает! Толпы ненормальных людей начали писать мне сообщения: «Мы на тебя наведем порчу! Получишь кислотой в лицо! Оставь в покое семью Прилучных». И тут я поняла, что мы реально живем среди идиотов. И это не шутки. Их действительно много. Иначе как это возможно?

Возраст ожесточает меня. В том числе из-за таких вот ситуаций.

— Чего вы больше всего боитесь?

— (Выдыхает.) Потерять дееспособность и возможность позаботиться о себе и близких. Это страшно. У мамы пенсия — 14 тысяч рублей. Заболеешь — сдохнешь, вот чего я боюсь. Остальное можно решить.


Личное дело

Лукерья Ильяшенко родилась 9 июня 1989 года в Самаре. Мама — врач, папа — художник. Имя она получила в честь прабабушки. Когда Лукерье было семь лет, семья перебралась из Самары в Москву. В 2006 году окончила Школу балета им. Ирины Тихомирновой. В этом же году получила президентский грант за исполнение партии Умирающего лебедя К. Сен-Санса. Училась на лингвиста-регионоведа, работала в «Новом имперском балете» и театре «У Никитских ворот». Солировала в поп-группе «Шпильки». Снималась в проектах «Выжить после», «Сладкая жизнь», «Измены», «Налет», «Танцы насмерть». Не замужем.


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!
Фото: Канал ТНТ
Загрузка...
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Лукерья Ильяшенко: «Истории про «путь через постель» придумали неудачники»
Интересно?
Поделись с друзьями: