Интервью

Юлия Меньшова: «В семье мы почти никогда не разговариваем друг с другом серьезно»

Юлия Меньшова: «В семье мы почти никогда не разговариваем друг с другом серьезно» Фото: Максим ЛИ
Актриса и телеведущая рассказала о семье и работе.

Ведущая программы «Сегодня вечером» на Первом канале Юлия Меньшова успевает сниматься в кино и сериалах, играть в антрепризных спектаклях, заниматься семьей и бытом и знает толк в социальных сетях. Об этом она и рассказала журналу «Телепрограмма».

«Хейтеров блокирую»

— Ваши подписчики в Инстаграме любят обсуждать программу «Сегодня вечером». Когда вы ненадолго исчезали из эфира, соцсети взорвались требованиями: «Вернуть Меньшову!» У вас активная группа поддержки. Чем вам интересно интернет-общение?

— Лет десять назад, когда я впервые оказалась в Фейсбуке, соцсети казались мне невероятным шансом на прямую обратную связь. Сегодня я уже далека от этих иллюзий. Настоящий круг общения все-таки не может исчисляться сотнями тысяч. И прямая связь тут довольно часто своеобразная.

— Много необъективной критики. Обижаетесь? Блокируете обидчиков?

— Хейтеров я блокирую, критику без оскорблений читаю; людей, которые заряжены позитивом, люблю как в жизни, так и в соцсетях. И мне нравится делиться с ними настроением. Ведь Инстаграм — это самый «легкий жанр» среди всех соцсетей. Картинка и подпись. Без глубоких мыслей. По-моему, за эту легкость он и завоевал столь широкую популярность. Это такая… фиксация момента и возможность подзарядиться настроением. Узнать актуальные бытовые новости. И хотя полноценно в Инсте я не общаюсь, изредка отсюда можно вынести и неожиданное знакомство с интересным человеком. Неблизкое, но на короткой ноге, по какой-нибудь общей теме. Иногда я отвечаю на комменты. Иногда в директ (личные сообщения в Инстаграме. — Ред.) мне пишут какие-то потрясающе трогательные и небанальные сообщения-благодарности за ту или иную мою работу, и я всегда отвечаю этим подписчикам с неменьшей благодарностью. Но в целом я не очень располагаю временем на постоянный контакт с подписчиками. Я и веду-то свою страницу не вполне регулярно.

Ведущие «Сегодня вечером» Юлия Меньшова и Максим Галкин
Ведущие «Сегодня вечером» Юлия Меньшова и Максим Галкин ностальгируют вместе со зрителями субботними вечерами. Фото: Максим ЛИ

— Чьи странички в Инстаграме вам интересны?

— Мне любопытны люди моей профессии, с которыми я знакома или не знакома, — так слежу за новостями. Периодически я натыкаюсь на новые аккаунты вообще неизвестных мне людей, и если что-то цепляет, подписываюсь. Обнаружила именно в Инстаграме множество интересных фотографов. С любопытством смотрю их страницы. С одной девушкой даже хочу поработать вместе.

— У вас тоже много интересных кадров — вы учились фотографировать профессионально?

— Спасибо за комплимент. Нет, нигде не училась. Но мне кажется, что наличие хороших камер в телефонах постепенно развивает этот навык у многих. Я, например, абсолютно потрясена аккаунтом [актрисы] Оксаны Фандеры: @veriga10. Вот уж кто умеет видеть мир в неожиданном ракурсе. У нее есть абсолютно фантастические кадры.

— Молодежь погружена в социальные сети, YouTube. На примере ваших детей какие плюсы вы увидели в этом? Боролись с этой зависимостью?

— Зависимости особенной я не наблюдаю. Взрослые и дети одинаково погружены в соцсети. Это просто некий новый способ существования и общения, в полной мере уже вошедший в нашу жизнь. А YouTube и для меня является одним из основных источников получения информации. Меня абсолютно подкупает возможность найти там почти все по теме, которая мне любопытна в тот или иной момент жизни. Плюсы тут очевидны: мгновенный свободный доступ к информации. И плотное общение в своей социальной и возрастной группе.

Юлия Меньшова с родителями, мужем и дочерью
Все праздники — в семейном кругу: Юлия Меньшова с родителями, мужем и дочерью. За кадром — фотографирует сын. Фото: instagram.com

— И никаких минусов?

— Когда-то были опасения, что виртуальные связи подменят реальные. Но по факту они не подтвердились. Молодые люди и подростки успешно совмещают и тот и другой вид общения. Скажу больше, я вот даже с мамой своей стала гораздо больше общаться благодаря мессенджерам. Не всегда у нас обеих есть время на долгий телефонный разговор или возможность заехать друг к другу в гости. Но мы с ней всегда в активной ежедневной переписке. И это прямо здорово. Возвращение эпистолярного жанра на новом витке. Остается опасность просмотра продукции, несоответствующей возрасту. Это решается отчасти фильтрами, но в наибольшей степени — уровнем доверия между родителями и детьми. Если виртуал не подменяет общения в семье, то, мне кажется, вполне можно обо всем договориться. И про соцсети также стоит четко объяснить некие правила безопасности. То есть все упирается в то, чтобы ребенок понимал мир вокруг себя, в котором, увы, живут не только розовые единороги, но и вполне себе злобные драконы. И при этом доверял родителям, их опыту и был с ними достаточно откровенен.

«Дети практически не смотрят ТВ»

— Вы говорили, что, именно став телеведущей, избавились от ярлыка «дочь Меньшова и Алентовой». Родители признали ваш телевизионный успех сразу после того, как вы стали вести «Я сама»? Или пришлось подождать, пока вы не получили ТЭФИ как лучшая ведущая ток-шоу?

— Нет, моим родителям не требовались никакие «знаки отличия», отлитые в бронзе, чтобы признать успех дела, которым я занималась. Как, впрочем, и зрителям. Успех у проекта был молниеносным, с первых же выпусков. А долгое присутствие программы в эфире (7 лет!) его только подтверждало.

— Тематика вашего сегодняшнего телепроекта «Сегодня вечером» близка вашей семье? Смотрят? Обсуждаете?

— Смотрят изредка. Иногда обсуждаем. Но не подробно. Каждый член нашей семьи настолько увлечен собственными достойными делами, что моя работа на телевидении не является приоритетной темой для разговоров внутри семьи.

Владимир Меньшов и Вера Алентова, Юлия Меньшова, архивное фото
Владимир Меньшов и Вера Алентова с 12 лет отправляли дочь Юлию под Астрахань на прополку помидоров. Фото: instagram.com

— Интерес зрителей к программе «Сегодня вечером» объясняют ностальгией телезрителей по советским фильмам, эстраде, героям. Это сейчас беспроигрышная тема?

— Пожалуй, да. Надо признать, что телевизионная «ядерная аудитория» сегодня — это женщины от 50 лет и выше. Ностальгия по прошлому с возрастом свойственна нам всем, а женщинам особенно. Поэтому темы о временах, «когда деревья были большими», в абсолютном приоритете. Кроме того, нельзя не констатировать, что новейшие времена почти не вырастили персон, пользующихся столь безусловной народной любовью. И дело не в самих персонах как раз, а во временах. Почти не было материала, в котором можно было по-настоящему запомниться зрителям. Будем надеяться, что сегодняшний кинематограф и эстрада наконец снова нащупают связь со зрителем и появится новая плеяда народных зрительских любимцев.

— Молодежь у телеэкрана сложно застать. Ваши дети смотрят ТВ?

— Нет, мои дети, как и все поколение от 30 и ниже, практически не смотрят ТВ. Единственный телеканал, который пытается взаимодействовать с этим поколением, это ТНТ. У них это неплохо получается. И моя дочь изредка смотрит там проект «Танцы». Но в целом их мир — это YouTube.

— Повышенное внимание зрителей вызвала премьера «Возвращения в Простоквашино». Было много критики. Чем эта работа вам интересна? Понравилась новая история?

— Ну это же детство (улыбается). Такая вот неожиданная возможность воссоединиться с ним, но на другом витке, в другой ипостаси. Этим интересно. Новые серии мне понравились. Мне кажется, что с большим уважением была сохранена и основная форма старого мультика, хоть и добавлено что-то новое. Но атмосферно новая серия абсолютно оттуда, из нашего детства. В этом мультике есть добро, и не резкая такая современная ирония, а нежная. Ностальгическая. Мне это очень симпатично. И я очень сожалею о недавних шумных претензиях со стороны Эдуарда Успенского — тем паче, что к актерам они не имеют ни малейшего отношения. Не говоря о том, что мы работаем за крайне небольшие гонорары и именно из соображений любви к нашему детству. Но будем надеяться, что «Союзмультфильм» спокойно разрешит все споры с адвокатами Эдуарда Успенского.

«Папин план удался»

— Ваш сын учится в Школе-студии МХАТ. Андрей доволен выбором актерской профессии?

— Андрей доволен. Ему очень нравится учиться, и в своей учебе он успешен. Но сказать, что выбор профессии уже случился, пока нельзя. Его всегда интересовала режиссура. И кажется, он не оставил эту мысль. Возможно, после окончания он продолжит обучение еще и на режиссерских курсах.

Юлия Меньшова с мужем Игорем и сыном Андреем
Семейное путешествие: Юлия с мужем Игорем и сыном Андреем. Сняла фото дочь Таисия. Фото: instagram.com

— Какие действия предпринимали ваши родители, чтобы дочь не выросла избалованной?

— Мой папа был весьма озабочен этим вопросом. Они с мамой стали популярны, когда им было около 40. Прецедентов известности до этого в семье никогда не было, и опасений, что я могу как-то неправильно распорядиться родительской славой, у него было с избытком. Папа с огромной неприязнью относился к социальной группе, называемой золотой молодежью, и его самым большим ужасом была мысль, что я могу к ней хоть когда-нибудь примкнуть. Поэтому он довольно часто вел со мной разговоры о том, что нет ничего более унизительного, чем кичиться в обществе успехом своих родителей, подчеркивая, что мне еще только предстоит доказать миру свою состоятельность. Кроме того, он хотел, чтобы я узнавала жизнь как можно шире — не только через чтение книг и посещение музеев, поэтому с моих 12 лет он три года подряд отправлял меня под Астрахань к своей родной сестре-учительнице. И там я вместе со всеми школьниками (там это было абсолютной обязаловкой) работала по месяцу на прополке помидоров в колхозе. Жизнь в бараках, общая столовая с алюминиевыми мисками, выезд в поле на грузовиках, работа в 45-градусную жару, зато вечером — танцы. Собственно, именно так я и начала зарабатывать свои первые деньги.

— Родительский план удался?

— Это было очень мудрое отцовское решение. Поездки под Астрахань в самом деле очень расширили горизонты моего представления о жизни. Я ощутимо поняла разницу: Москва и страна. И это было важное понимание. Не всегда исключительно комплиментарное, но в хорошем смысле дававшее знание о сермяжной правде. И уважение к труду там возникло огромное. Именно физическому труду, тяжкому. Которого все городские люди не знают или избегают. Но помидоры-то, например, есть все любят. И поэтому кто-то должен их посадить, прополоть и собрать. И общение в той среде было для меня очень важным. Формирующим, что ли. Условно говоря, не только юмор, но и идеологию мема из интернета, где фотография шахтеров, выходящих вечером из забоя, подписана: «Расскажи им, как ты устал на репетиции», я в полной мере поняла уже в подростковом возрасте. И золотая молодежь вызывала у меня глубокое неуважение. Так что папин воспитательный план удался.

— У ваших детей была трудотерапия?

— В наше время таких колхозов с возможностью привлечения школьников, к сожалению, нет. Потому вся трудотерапия сведена к бытовым обязанностям. Но в нашем доме отсутствует сама категория некой особенности наших профессий, дающая нам хоть какие-то привилегии относительно других людей. Популярность не может быть причиной эксклюзивного отношения. Это не более чем работа в медиапространстве. Имеющая побочный эффект — узнаваемость. Мне кажется, что этим духом проникнуты в полной мере и наши дети, я никогда не замечала в них желания кинуть козырь: мол, знаешь, кто мои родители? Наоборот, они это не афишируют.

— Баловали детей дорогими вещами, игрушками, исполняя их желания?

— Пока они росли, мы осознанно никогда не шли на поводу всех их желаний. Любой избыток, даже в игрушках или одежде, рождает девальвацию радости от их получения. Я считала и считаю неправильным покупать слишком дорогие вещи детям и тем самым вырывать их из среды их общения. Я считала правильным искать не элитную школу, а хорошую, но в нашем районе. Чтобы дети не ездили долгой дорогой с шофером и были изолированы в замкнутом кругу, а обрастали собственными друзьями во дворе и школе. Я никогда не давала им в руки деньги просто так. Они всегда были неким поощрением. И никогда это не были большие суммы.

Кроме того, мы, конечно, говорили о том, что каждому из них предстоит состояться самостоятельно, абсолютно независимо от нас. Мы будем рядом, мы поддержим, если будет нужна помощь, но фишка в том, что гораздо интереснее жить, сознавая собственный вклад в свою успешность.

— Домашние обязанности распределяются между всеми членами семьи?

— Бытовые обязанности, пожалуй, лежат в наибольшей мере на мне и на моей помощнице по хозяйству. Впрочем, я вполне могу привлечь всех домашних, если есть такая необходимость.

— Любимая домашняя обязанность?

— Пожалуй, уборка. Я люблю раскладывать вещи по местам, придумывать оптимальную логистику и наводить красоту. Это почти медитация. Руки делают свое дело, а в голове в это время спокойно текут мысли. Поэтому я люблю убираться, когда никого нет дома.

— Вы делаете красивые броши. Как этому научились? Сколько уже брошей в вашей коллекции?

— В моей личной коллекции брошей мало. Штуки три. Потому что все, что я делаю, раздариваю. Увидела, как моя стилист по одежде Маруся Бузенкова делает брошки на фетре, и загорелась идеей. Причем она делает брошки совсем другого типа — маленькие, изящные, тотально расшитые бисером. А я стала придумывать свой дизайн. Вообще дизайн в любом виде — это абсолютно моя страсть. И, вероятно, то, что дарит мне вкус жизни. Я обожаю делать ремонт, например. Несмотря на то что его самая длинная, строительная фаза невероятно утомительна. Зато момент декора — это чистый восторг. И, судя по всему, у меня есть некоторые врожденные способности к этому, поскольку некоторые мои идеи по недавно прошедшему ремонту в квартире завораживали дизайнера, с которой мы сотрудничали. Я только спрашивала ее иногда: «Это не слишком революционно?» Но она подтверждала каждый раз, что даже то, что сначала казалось ей неожиданным, в итоге оказывалось абсолютно гармоничным.

«Больше всего мы любим путешествовать»

— В этом году будет 21 год, как вы вышли замуж. Как вы с Игорем любили проводить выходные 20 лет назад и каков идеальный выходной сейчас?

— Мы любили играть на бильярде. Так, собственно, мы и познакомились, по сути. Но сегодня мы не находим в Москве приятных мест для этой игры. Чтобы это не был бильярдный клуб, а просто кафе или ресторан, где были бы и столы. Причем американского бильярда. Поскольку русский бильярд требует силы удара, и тут я пас. А муж-то умеет в любой, и очень неплохо. Мы любим, как и любили раньше, ходить в кино. В театр. Но больше всего мы любим путешествовать всей семьей. Это очень особенная радость, которая выдается также особенно редко, поскольку графики нашей работы и учебы детей с большим трудом совмещаются. Но летом стараемся. И это прямо счастье.

— Есть у вас с мужем свои семейные традиции? Или продолжаете традиции старших поколений?

— В семье моих родителей, как и в нашей семье, главенствует юмор. Мы почти никогда не разговариваем друг с другом серьезно, предпочитая ироничный, легкий тон. И эту традицию в полной мере продолжают и наши дети. И это мне очень нравится. Бывают редкие моменты в жизни, когда следует юмор и иронию отставить в сторону. Но в целом, как говорил барон Мюнхгаузен в замечательной картине Марка Захарова: «Улыбайтесь, господа, улыбайтесь».

Мы много и часто шутим по поводу нашего кота Тиши, который абсолютно особенный член нашей семьи. Он обособленно и гордо сосуществует с нами, чем тоже предоставляет нам массу поводов для юмора. Мы внимательны к событиям жизни каждого из нас, но стараемся жить без давления, у каждого есть пространство собственной свободы, и уж точно нет никаких нависающих традиций, угнетающих выбор кого-либо из нас. Мы вместе, потому что нам вместе хорошо. А не потому что мы должны. И вообще дом — это место, куда хочется возвращаться, потому что там хорошо!


Личное дело

Юлия Меньшова родилась 28 июля. Окончила актерский факультет Школы-студии МХАТ. С 1990 по 1994 год — актриса МХТ им. Чехова. Играет в антрепризных спектаклях. В Московском драматическом театре им. Пушкина как режиссер поставила спектакль «Любовь. Письма» — в ролях Владимир Меньшов и Вера Алентова. Ведет программу «Сегодня вечером» (Первый канал). Муж — заслуженный артист РФ Игорь Гордин. Дети — Андрей (20 лет) и Таисия (15 лет).


Юлия Меньшова: «В семье мы почти никогда не разговариваем друг с другом серьезно»