«Загугли звезду»: Марина Доможирова – о сериалах «Скорая помощь», «Вторая жена», отношениях с Куценко, Нагиевым и личной жизни

Известная актриса ответила на самые популярные запросы Интернета.

На канале «Домашний» стартует сериал «Вторая жена». Многосерийный фильм рассказывает о женщине по имени Марина, жизнь которой буквально раскалывается на части после гибели мужа. Супруг оставляет героине лишь финансовые долги и «вторую жену» Лику вместе с ее ребенком. Роль любовницы сыграла актриса Марина Доможирова.

Чем же закончился этот запретный кинороман? Кто находится рядом с Мариной сегодня? И что связывает звезду сериала «Скорая помощь» с Дмитрием Нагиевым? На эти и другие вопросы Марина Доможирова ответила в рамках проекта Teleprogramma.pro «Загугли звезду».

- Марина, расскажите, пожалуйста, о своем детстве…

- Я родилась в Зауралье, в маленьком городе Курган, население которого составляет примерно 300 000 жителей. Можно сказать, что я жила чуть-чуть по цыганским законам, но это не имеет отношения к моим корням, просто я жила на два дома.

Мы жили в квартире, где я проходила обучение, там, где была рядышком школа, и в то же время - на даче. Получалось, что приезжали туда, копали огород, садили картошку, ухаживали за всякими растениями. А с осени по весну, то есть, весь учебный сезон, мы уезжали в квартиру. Там я жила и училась.

Потом я из Кургана уехала в Челябинск учиться на актерское отделение, затем оттуда в Питер, а из Питера – в Москву. Сейчас живу в столице. Поэтому, наверное, мое желание переезжать и перемещаться зародилось еще в детстве.

В юном возрасте я ходила во Дворец детского юношеского творчества. Но сначала я пошла в дом творчества «Радуга», хотела рисовать. Еще думала о том, что я хочу петь. А как только я пришла на первое занятие по вокалу, мы начали заниматься всякими распевками «Ооо». Я сразу передумала петь, потому что изначально представляла себе, как стою, такая крутая с микрофоном, и исполняю популярные песни. Но все эти вокальные распевки мне не понравились, поэтому я отказалась от этой идеи.

А вот в изостудии я занималась где-то год или два, рисовала, делала разные поделки, мне это очень нравилось. И сейчас, уже во взрослой жизни, я оставляю для себя рисование как хобби, я люблю вот эти разукрашки по номерам, собирать пазлы по цифрам. Для меня такое хобби сродни медитации. Я могу очень долго сидеть и заниматься этим.

И вот в этом же дворце творчества «Радуга» у нас намечался отчетный концерт разных объединений.   А меня почему-то пригласили стать его ведущей. Но там использовалась не классическая форма ведущих, а были мальчик и девочка, брат с сестрой, которые соединяли между собой все номера этого концерта. И, наверное, это была первая актерская работа, которая дала мне понять, чем я хочу заниматься в жизни. Хотя еще до этого я очень много выступала в детском саду, читала стихи. Помню, мы исполняли знаменитую песню Аллы Пугачевой «Волшебник-недоучка», где есть строчка: «Заниматься на труде синхрофазотронном». Вот я была единственная в нашем садике, в группе, кто мог ее выговорить, поэтому я ее пела.

Моя мама работала воспитателем в детском саду. Я много выступала, вела утренники, но не относилась этому делу как к увлечению своей жизни и не думала, что когда-нибудь буду серьезно этим заниматься. А вот уже лет с десяти, во время отчетного концерта, я поняла для себя, что хочу именно этого.

И на будущий год я пошла во Дворец детского творчества, расположенный на нашей главной площади, и уже записалась в театральную студию. Стала участвовать в городских елках и других мероприятиях, участвовала в конкурсах чтецов и так далее. Все это мне безумно нравилось. И, наверное, вот с того момента я поняла, что это моя профессия, и я ей точно буду заниматься.

- Говорят, что вы с детства были ранимой, могли легко расплакаться?  

- В Интернете много разной информации, но думаю, что про слезы я не говорила. Однако я действительно была обидчивым ребенком. Наверное, мне немного не хватало внимания и любви. И неслучайно возникло желание покорить весь мир и показать, что я молодец и меня есть за что любить. Я думаю, что у многих артистов есть потребность в любви, зрительской любви. Эта потребность зарождается еще в детстве, когда кажется, что тебе уделяют мало внимания.

Ну это уже сейчас, с высоты своих лет, можно посмотреть назад и сказать, что отчасти я всегда была манипулятором. Потому что пыталась выпросить эту любовь, давить на жалость, либо совершать какие-то поступки для того, чтобы меня заметили и дали мне эти чувства.

Сестра рассказывает, что однажды, когда мы покупали куртку, и мне сказали: «Нет, мы тебе ее не купим», я легла на пол и начала бить кулаками с криками: «Неееет!» Сестра до сих пор вспоминает это ощущение, как ей было стыдно за меня там, стоя в магазине, что я выдаю вот такие истерики. Так я пыталась манипулировать обидой. То есть, я обижалась на людей, могла довольно долго с ними не разговаривать и ждала, что меня начнут успокаивать, проявлять внимание. И этим я добивалась всего того, чего хотела.

Это сейчас, уже спустя много лет, я могу так проанализировать свое поведение в детстве. А тогда мне казалось, что я вообще принцесса. И очень странно, что родилась в семье, где нужно постоянно что-то делать: полоть грядки, копать картошку, поливать огород, ездить на рыбалку - ловить, а затем чистить рыбу, ездить в лес за грибами, а потом эти грибы очищать. В общем, постоянно помогать родителям.

У нас была такая активная семья в плане того, что мы постоянно что-то вместе делали. При этом мы не были супербогатыми, я бы даже сказала, что жили ниже среднего уровня. Вот и поэтому у нас всегда накапливалось немало дел, которые нужно было делать самим. Я не понимала, почему я должна все это делать, и я даже пряталась в туалете, чтобы меня не нашли. Хотелось куда-нибудь сбежать от работы.

Но меня, конечно же находили, и я все равно к работам привлекалась. Поэтому да, я была обидчивой, ранимой, с тонкой душевной организацией, но я безумно благодарна своей семье, своему детству, потому что все то, что происходило в тот период, сделало меня таким человеком, какой я сейчас являюсь. Я очень благодарна своим родителям за то, что они меня очень многому научили.

Да, они учили теми способами, которые доступны им, как они это понимали. Но именно благодаря разным жизненным урокам я смогла придерживаться своей мечты и добиться в жизни того, чего хочу, сделать для себя какие-то выводы и понять, как я хочу жить и как не хочу.

И сейчас у нас очень теплые отношения, хотя они всегда такими были. Просто в детстве я была довольно капризной, и еще, наверное, много болела, часто простужалась, а бывало, что и лежала в больнице. И этим мне тоже хотелось привлечь к себе внимание. Когда ты болеешь, тебя сразу все утешают, успокаивают, заботятся о тебе. Вот, наверное, мне очень сильно этого хотелось.

- Расскажите, пожалуйста, о своих родителях.

- Мама у меня - Людмила Леонидовна, воспитатель детского сада. Да, сейчас она уже на пенсии, но работала в детском саду всю свою жизнь, сколько я помню ее и себя. И я ходила туда же. На самом деле мама обладает даром, талантом общения с детьми. Она действительно высококлассный специалист, ее всегда очень ценили на работе. Мама неоднократно участвовала в детских утренниках, играла там ведущие роли. С одной стороны, понятно, что это самодеятельность, но с другой стороны, ведь всегда выбирали самых артистичных и тех, у кого к этому есть способности.

И мама очень здорово выступала, она с выражением читает стихи. Она очень выразительная, эмоциональная, у нее подвижная мимика. Поэтому я думаю, что моя артистичность досталась мне от мамы. И первые шаги как в своей профессии я тоже делала у нее в детской саду.

Папы Федора Владимировича, к сожалению, уже нет в живых. Он умер в год, когда я окончила школу в 2006 году. Папа у меня был «и чтец и жнец и на дуде игрец», в общем, на все руки мастер. Когда-то давно он работал пожарным и даже получил награду за то, что вынес людей из горящего дома. Помимо этого, папа просто много чем увлекался. Он занимался борьбой, создал свою автомастерскую, куда водители приезжали, ремонтировали, красили машины. Папа и гаражи сам делал, сам строил дома. В общем, был очень рукастым.

Я запомнила папу как очень сильного человека, как он заступался за меня и защищал в детстве. Поэтому я скучаю и очень его люблю.

 - Давайте поговорим о том, где вы учились.

- К моменту выпуска из школы я совершенно точно понимала, чем хочу заниматься. У меня даже не было каких-то посторонних мыслей, что я собираюсь пойти на что-то другое. Вопрос стоял лишь в выборе учебного заведения. В Кургане нет театрального вуза, но есть культпросвет училище. Как раз в тот год там набирали курс на режиссера театрализованных представлений и праздников. Я подумала, что поскольку возможности уехать в другой город у меня нет, к тому же у меня недавно умер папа, я решила, что пойду поступать туда, потому что этот факультет был наиболее близок к выбираемой специализации. Поэтому я пошла туда вместе со своим другом, мы поступали вместе.

Я прочитала стихи, басни, прозу - все, что нужно сдавать при поступлении и меня взяли. Получила пятерку на вступительном экзамене, а вот моего друга не взяли, поскольку ему поставили все двойки. Мы потом долго смеялись по этому поводу. Теперь он большой человек в Кургане, между прочим, - Ваня Хлебников.

Я уже не раз упоминала в интервью, что в тот момент, когда я поступила в родном Кургане, мама неожиданно нашла деньги и сказала, что я должна поехать попробовать поступить в Челябинск, Екатеринбург - уже в специализированные театральные учебные заведения. Потому что, если не сейчас, то когда, и вообще, я себе не прощу, если не попробую. Поэтому моей маме просто надо поставить памятник за мужество и отвагу.

И я поехала в Екатеринбург и Челябинск. Отмечу один интересный момент. В Екатеринбурге я жила у маминых знакомых, и они меня принимали как родную, со всей душой. Говорили:«Ешь все, что хочешь, из холодильника бери все, что тебе нужно, как тебя поддержать?» Это было очень приятно, хотя эти люди совершенно не близкие мне.

А в Челябинске я жила у далеких родственников, которые все время пытались внушить мне, что у меня ничего не получится: «Что? Ты собираешься поступать? Да ты знаешь сколько таких, как ты? Да у тебя вообще ничего не получится, даже не стоит пытаться». В общем, все в этом духе. Меня это, конечно, безумно обижала и задевало. Я не могла понять, почему, почему, ну почему, они в меня не верят? Почему внушают мне, что у меня ничего не выйдет? Поэтому я тихонько по ночам репетировала у них дома свои танцы и стихи, чтобы они не видели, чтоб ничего мне не говорили по этому поводу. И на вступительных экзаменах в Челябинске у меня все получилось – очень ярко и эмоционально.

На первом туре я показалась как этакая скромняшка: почитала стихи в голубом сарафанчике, который мне дали в аренду во Дворце творчества, где я когда-то занималась. И я вышла в этом наряде и красиво прочитала трогательные стихи. Это было очень мило. А следующий тур был посвящен уже танцевальным номерам. Я готовила танец из мюзикла «Чикаго». Выступала со своим номером в коротких черных шортах, какой-то маечке, шляпе, естественно, на мне были колготки в сетку. В общем, я была невероятно дерзкая. Продемонстрировав свой номер, я села на шпагат, потому что кто-то сказал мне, что на самом деле при поступлении в театральный нужно учиться садиться на шпагат, делать мостик и колесо. В общем, в арсенале должен присутствовать определенный набор навыков.

Поэтому перед самым выпуском из школы я записалась в ансамбль акробатики «Надежда»: пошла туда, начала тянуться, садиться на шпагат, учиться, делать мостик, колесо и все в этом духе. И вполне естественно, что решила блеснуть своими талантами. И вот значит, танцую я этот дерзкий танец со стулом, со шляпой, и в конце еще сажусь на шпагат. В общем, мастер пребывал в шоке, в восторге. Он сказал: «Это невероятно. Какое перевоплощение. Вот только что мы видели Джульетту, такую тонкую красивую девочку, а тут просто, как небо и земля, ангел и бес! Вот это да!»

А еще я очень ярко красилась, у меня были такие прям черные брови- запятые», зеленые тени. Мне казалось, это просто фантастически красиво. Сейчас, конечно, я уже смотрю на себя и думаю: «Ой, разве можно было так краситься?» Но тогда мне казалось, что я выгляжу просто феерично.  Бесконечно верила в себя и даже не слушала никого, кто мне говорил, что у меня ничего не получится. Я про родственников. Так вот, после моего танца к нам подошли мастера и сказали: «Да вот такая молодец. Но умыть бы тебя, конечно». Имелся в виду яркий макияж. На что один из педагогов сказал: «Умоем еще, умоем». И вот в этот момент я поняла, что поступила на бюджет в Челябинскую государственную академию культуры и искусства. Сейчас это ЧГАК, институт искусства.

Помню, как счастливая вышла на улицу Кировка, это аналог Арбата в Москве, и пошла вперед прямо в том костюме, в котором выступала. А на улице стояла жара, солнце, лето, журчали фонтаны. Мимо проходили журналисты, снимавшие какой-то новостной сюжет. И я захотела дать  им интервью, что-то такое там станцевала перед ними прямо на этой улице и еще в конце сказала: «Как говорит наш будущий профессор Петров, нужно учиться показывать душу. Вот я сейчас вам эту душу, здесь на Кировке, и показываю». А так получилось еще, что этот новостной сюжет вышел на следующий день. И когда я пришла на третий тур, обо мне уже знал весь университет. Не зря же я упомянула «Наш профессор Петров». Кругом все так улыбались, вот, мол, к нам пришла звезда, мы тебя уже знаем!

- Как проходило ваше обучение в Челябинском университете?

- Да, я поступила и начала обучение. Помимо того, что в детстве я занималась в творческой театральной студии, в юном возрасте я также посещала клуб «Лидер». Это Курганская областная молодежная общественная организация «XXI век», которая занимается организацией мероприятий. У нее куча направлений: экологическая, антинаркотическая, КВН. А поскольку общественная деятельность была моим вторым увлечением, то я начала заниматься ею и в ЧГАКе.

Я практически дневала и ночевала там. Стала председателем студенческого совета, и никто не мог поверить в то, что я совмещаю актерское обучение и еще общественную деятельность. Просто актеры учатся там с утра и до 11 вечера. Иногда я не успевала прийти ночевать в общежитие. Дверь уже закрывалась, а я все еще продолжала репетировать в университете. Приходилось идти ночевать к друзьям. В общем, я была гиперактивной, и все это классно укладывалось в моей голове. Кстати, на курсе я больше всего делала этюдов, поскольку мне казалось, что я могу абсолютно все.

- Но ведь потом вы продолжили обучение в Санкт-Петербурге…

- Да. В итоге я полтора года отучилась в Челябинске, а потом у нас на курсе случился небольшой конфликт. Но эта запутанная история научила меня постоять за себя, чего я в тот момент сделать не смогла, поэтому и ушла в какую-то обиду и непонимание. Тогда мне казалось, что курс предал меня, тогда как на самом деле это был жизненный урок, который я не прошла, но в то же время это был и толчок для движения вперед.

Однажды я получила предложение от знакомого артиста, который делал театрализованные программы по России, ездил с ними, собирал деток на эти концерты-программы, выступал и таким образом зарабатывал деньги. В общем, он предложил мне сыграть в его спектакле кота Леопольда. Я согласилась на это, потому что мне как раз-таки нужны были деньги, чтобы поехать учиться в Питер.

От одного мальчика из Кургана я узнала, что в Санкт-Петербургском государственном университете открылся факультет искусств и сейчас там набирают второй курс на актерское отделение, добирают из других вузов. Я собрала все свои показы, которые были в университете, у нас в академии, на видео, и отправила в Петербург диск с этими записями мастеру курса Семену Ефимовичу Фридлянду. Ему все это благополучно пришло, он посмотрел и сказал: «Мы тебя ждем, приезжай, ты будешь у нас учиться». И вот теперь мне оставалось только найти деньги, на которые я бы туда поехала.

Поэтому я начала участвовать в этих программах в образе кота Леопольда. Я поехала в Челябинск, в Екатеринбург, в мой родной город Курган. А в Кургане мне сказали: «Если ты наберешь полный зал зрителей, то мы тебе заплатим на 50% больше». И я это сделала. Я приложила максимум усилий, чтобы добиться своей цели: прорекламировала спектакль, круто его отыграла.

И я помню, что тогда это тоже было такое преодоление, потому что нужно было ходить по школам и делать рекламу этого спектакля, еще заходить в класс и рассказывать так, чтобы заразить своим восторгом детей, чтобы ребятам захотелось пойти посмотреть эту постановку. Соответственно, чтобы они пришли домой к мамам-папам и сказали: «Ой, мы очень хотим, купи, купи билет, мама». Вот и нужно было быть довольно заразительным.

Вообще, мне очень много приходилось делать из того, что я не люблю. Например, я терпеть не могу, когда холодно, хотя и родилась на Урале, где бывают морозы до минус 30. Я помню, как иногда добиралась от дома до школы (а бывало, что мы жили на даче, и я ездила на учебу в Северный поселок). Так вот, по дороге я заходила погреться в каждый магазин, а у меня мерзли реснички, появлялась на носу снежинка. И я думала тогда: «Господи, ну почему так холодно? Ну почему я должна вообще здесь жить? Почему я должна через это проходить?» Я ненавижу идти туда, не знаю куда, без навигатора и какого-то понимания, что вот это точно то место, куда мне нужно попасть.

Но в общем, в итоге я со всем справилась, заработала денег и уехала учиться в Питер. Хотя не обошлось без смешной истории.

- Расскажите ее, пожалуйста.

- Я впервые в жизни полетела на самолете, летела из Уфы, через Калининград, в Питер. То есть, в первый полет в моей жизни у меня было сразу два перелета. И вот из Уфы я пока долетела до Калининграда каким-то недорогим рейсом.

А в Петербурге тогда было два аэропорта: Пулково-1 и Пулково-2, один из которых принимал иностранные рейсы, а другой – внутренние. И вот я подхожу на стойке регистрации в Калининграде и говорю: «Куда я прилетаю, сюда?», показываю на Пулково-2, «Я сюда прилетаю?» И сотрудница аэропорта, добрая женщина, как мне тогда показалось, подтвердила это.

Я пишу, что прилетаю в Пулково-2 своему мастеру курса Семену Ефимовичу. А тогда в Питере у меня не было ни одного знакомого. Я не знала никого, ни одной живой души. И вот, я собственно прилетаю, но в итоге в Пулково-1.  Выхожу, а меня никто не встречает. Из-за перелета телефон перестал работать, я не знала, как его перезагрузить и даже не могла выйти на связь. А поскольку я человек общительный, то в самолете я познакомилась с ребятами, летевшими по соседству.

И когда мы вышли из аэропорта, я сказала: «Меня никто не встретил». А они же мне ответили: «Ну, поехали с нами». Я села в машину с абсолютно незнакомыми мне ребятами, и мы поехали. Сначала покатались по Петербургу, мне показали какие-то знаковые места. Я поахала, как красиво, и дальше мы с этим мальчиком приезжаем к нему домой, а там его ждет супруга или девушка. И вот мы сидим на кухне втроем, они внимательно смотрят друг на друга, видимо, очень соскучились. А мне очень неловко, поскольку я их задерживаю, а им бы, наверняка, хотелось побыть наедине.

Я в это время думаю о том, что у меня же есть адрес университета, и надо туда поехать. Ребята отвезли меня туда. Слава Богу, по дороге включился телефон. Я получила миллион сообщений о пропущенных звонках от своего мастера курса, с какими-то гневными комментариями. Мол, куда я пропала, только прилетела, сразу загуляла и что-то в этом духе.  Ну естественно, что я перезвонила, объяснила ситуацию, что телефон перестал работать.

Знаете, это была какая-то проверка Питером. Город на Неве словно проверял меня на прочность:  «А ты готова к нашей жизни, ты готова к мегаполису?» Было очень прикольно, что он меня так принял и сразу научил общаться с людьми. Я поняла, что все-таки люди - это самый ценный ресурс, который у нас есть. И если у тебя есть друзья, знакомые, то это всегда поможет тебе в любой ситуации.

Мастер встретил меня, мы благополучно обнялись уже возле общежития. И так началось мое обучение в Петербурге. Кстати, если вернуться к моменту урока, который я не прошла в Челябинске. Жизнь устроена так, что в Питере я получила точно такой же урок, вот прям практически один в один. Но только в этот раз я уже понимала, о чем идет речь.

Я смогла за себя постоять и наконец-то прошла этот урок. А как вы знаете, урок преследует тебя до тех пор, пока ты его не пройдешь. Я прошла со второго раза.

И, конечно, благодарна жизни за то, что она мне всегда дает очень классные уроки. Уроки, которые дарят мне возможность что-то понять и про себя, и про мир, и про людей. Иногда в самом моменте ты не понимаешь всей ценности ситуации. Тебе кажется, что это ужас, вообще жесть, все ополчилось против тебя, но спустя какое-то время ты понимаешь, зачем складывался пазл, чему тебя все это учило, делало сильнее. И уже в этот момент, конечно же, можешь испытать чувство благодарности. Класс, что это все со мной происходило, потому что это действительно сделало меня той, кем я сейчас являюсь

В 2010 году я окончила обучение в Петербурге, курс Баженовой Виолетты Георгиевны и Фридлянда Семена Ефимовича. И, собственно, с того момента и началась моя актерская кино- и театральная карьера.

- Какие фильмы с вашим участием рекомендуете посмотреть?  

- Я думаю, что у всех актеров есть фильмы- любимчики, которые очень сильно запомнились, и я не исключение. Мне очень дорог фильм «Спасайся, брат» режиссера Антона Сиверса, сериалы «Скорая помощь» Богдана Дробязко, «Закрытый сезон» режиссера Дарьи Полторацкой, которую очень люблю. Также мне импонирует фильм «Номер 69»Андрея Силкина, потому что он необычный. Там я сыграла девять ролей в одном проекте, картина немного в стиле Вуди Аллена, интересный жанр.

Ну вообще, конечно, я с стрепетом отношусь к своей работе. Есть и те героини, которые западают в душу и которые, может быть, особенно близки. Вот и если говорить о премьерах, то сейчас в производстве находится много проектов. Но, к сожалению, дат премьер у меня нет.

Также выйдет третий сезон сериала «Беспринципные» Романа Прыгунова, сериалы «Чайки» Антона Сиверса, выйдет «Вторая жена»режиссера Дмитрия Сорокина. Так что в общем производстве много всего, и я надеюсь, что сейчас наше кино тоже придет в себя и начнет действовать. Потому что в этом году, как и всегда летом начнется новый съемочный сезон, и я надеюсь, что происходящая ситуация не сильно отбросит нас от искусства. Потому что сейчас у нас состояние неопределенности...

- Как вы вживались в роль капитана милиции Алены Зориной в сериале «Литейный»?

- Вернусь к разговору о том, насколько в жизни важна дружба. Ведь в сериал «Литейный» я тоже попала благодаря своим друзьям. Помню, однажды мы с ними отдыхали на яхте, а потом они сказали, что будут сдавать ее в аренду для съемок. И вдруг вспомнили: «Марина, ты же у нас актриса! Так давай мы тебя подведем к продюсерам, познакомим с режиссером, а вдруг тебя позовут на пробы?»

Я говорю: «Давайте». Вот мы и познакомились, а потом действительно меня пригласили на пробы, но при этом предупредив: «Особо не на что не рассчитывай, мы тебя зовем на пробу, скорее, больше познакомиться, показать, что есть такая актриса, только недавно закончившаяся обучение. Но на роль в «Литейном» уже утверждена другая артистка, съемки пройдут в экспедиции. Но ты приди, чтобы познакомиться на будущее, тебя будут иметь ввиду, возможно, позовут в другую историю».

И я, счастливая и довольная, пришла на пробы. Я понимала, что вот оно – кино…Пробы я тоже успешно прошла. Поскольку решение поменяли, меня утвердили на роль капитана милиции и пригласили сниматься в Сочи. Режиссером этого блока являлся Сережа Полуянов.

Роль у меня была крутая, просто огонь, потому что это все-таки не классический капитан милиции, а агент под прикрытием. Шикарная, яркая, сильная, уверенная в себе красотка, но при этом выступающая на нашей стороне. Как правило, в Петербурге ты играешь либо роли красоток, либо женщин с низкой социальной ответственностью. Вроде бы небольшой разбег…

В «Литейном» же я играл роль-перевертыш. И впоследствии я не раз воплощала такие образы, и это очень интересно. У меня действительно много сложных, неоднозначных ролей. То есть, не просто голубая героиня, которая хлопает глазками, а какие-то сложные, такие заковыристые персонажи. Поэтому, я, наверное, даже не вживалась в эту роль, а жила в ней. Мне было так комфортно и уютно, что я просто потрясающе себя чувствовала. Это была большая радость. А по вечерам мы общались и обсуждали искусство.

И я помню, что, когда мы улетали обратно из Сочи, тогда еще мы пользовались бумажными билетами на самолет. И в первый же съемочный день мне дали такой билет. Но тогда я что-то съела, отравилась, чувствовала себя плохо и, хоть убейте, не помню, куда я его положила. Билет где-то там лежал, а потом перед вылетом я понимаю, что у меня его нет. Что же делать?

А все артисты сказали: «Не переживай. Мы сейчас приедем в аэропорт, скажем, что ты актриса, тебя посадят на самолет. И все будет классно. Мы тут все медийные, нас все знают». В общем, они меня убедили, что в самолет меня посадят. Но на самом деле, когда мы приехали в аэропорт, мне сказали: «Да мы по паспорту видим, что это ваше место, но если у вас нет бумажного билета, мы ничего поделать не можем». В общем, предложили мне купить свое же место за 8000 рублей и полететь. Но у меня не было денег. Поэтому я звоню продюсеру и говорю: «Лена, у меня билет потерялся, меня в самолет не сажают». В общем, мне пообещали все решить, спасибо Лене за ее большое сердце.

В итоге они купили мне новый билет на самолет, и я полетела туда уже с режиссером. А перед вылетом мы сидели в кафе и увидели женщин в парандже. Помню, как переговаривались между собой: «Боже мой. Они с нами на одном самолете. А вдруг он взорвется? Вдруг теракт? Мы не долетим, мы умрем». В общем, мы так сидим, а потом слышим: «Доможирова, Полуянов, срочно пройдите в самолет!» Я говорю: «Если я сейчас второй раз (откажусь лететь), то это уже будет крест на моей карьере. Срочно в самолет!» Но мы, естественно, благополучно улетели вторым рейсом, но было смешно, поскольку мы его чуть не пропустили.

Вообще, в моей жизни происходило и происходит много историй, но все они какие-то классные, светлые. Я хочу сказать, что мне очень везет на людей, которые меня окружают. Потому что, действительно благодаря им я выхожу из сложных ситуаций. А еще, наверное, своему чувству юмора и какой-то легкости. Вот даже сейчас вот поговорила об этом и вспомнила, какой легкой я была. Может, надо быть чуть полегче. Но сейчас уже, конечно, возраст берет свое, ощущается что-то более тяжелое.

А что касается навыков, то самым сложным был навык бега на каблуках. Потому что все-таки она спецагент. Я помню, как режиссер кричал мне: «Быстрее беги, быстрее беги!» А там вот такие каблучищи просто невероятной высоты и еще высоченная платформа. Поэтому было и смешно, и сложно одновременно.

- А чему вас научила Марина Орлова и военно-морской спецназ в сериале «Морские дьяволы»?

- «Морские дьяволы» - это хорошая школа актерского мастерства и спец навыков. Меня совершенно точно научили стрелять из автомата. Вот сейчас я могу действительно стрелять в кадре из пистолета. Из автомата, наверное, вряд ли - прям совсем не моргая, но вот из пистолета – точно. Меня часто спрашивают про эти эпизод. Мол, как ты так точно стреляешь… Безусловно, меня отправляли в тир, где я проходила небольшое обучение.

Я довольно быстро вливалась в проект, поэтому мне еще помогали на площадке, поддерживали меня. Очень техничный проект. И поскольку многие мои коллеги уже давно там снимались, не один год и не один сезон, они, конечно, владели большим количеством специальных навыков, которые, безусловно, необходимы на этом проекте. Мне приходилось что-то схватывать на лету, и я очень благодарна всей группе и своим коллегам за помощь.

В общем, в «Морских дьяволах» я и стреляла, и бегала, и дралась – делала все, что нужно. И это, конечно, очень крутой опыт. Но все-таки я считаю, что самое главное - это не спец навык, а это то, что ты играешь и как ты играешь.

И моя героиня Марина Орлова - очень интересная, она психолог, конфликтолог. Вот поэтому помимо своих бойцовских качеств, она еще все-таки владела таким, так скажем, «прожектором», сквозь который смотрела на людей и сразу старалась их считывать. И даже в первых сериях мы с режиссером Максимом Бриусом придумывали, что она говорит фразочки типа: «Ошо» и еще подобные. В общем, какие-то такие замудренные, интеллектуальные, философские фразочки. Я очень благодарна этому крутому проекту, потому что это была настоящая школа жизни.

- Какими медицинскими навыками вы обучились благодаря сериалу «Скорая помощь»?  

- На самом деле это довольно нашумевший сериал. И отклик на него большой. У нас на площадке был консультант, который проверяет правильность наших действий. Дело в том, что в жизни разные врачи действуют по-разному. Я не имею в виду какие-то традиционные алгоритмы первой помощи, которые, естественно, у всех одинаковые. Но в сложной ситуации доктора тоже будут давать разные рекомендации и действовать по-разному. Поэтому это очень забавно, что есть медики, которые говорят: «Это все вранье, так не бывает!» А другие же, наоборот: «Да, точно-точно, я действую по той же схеме!»

Вот такие противоречивые мнения, но мы получаем от медиков очень много писем, комментариев о том, что: «Спасибо вам за большую правдоподобность, за правду действий, за реальные жизненные случаи». Это действительно круто.

Есть еще один нюанс. Вот в этом году, в четвертом сезоне, героиня «Скорой помощи» Рая погибает. И я получила огромное количество писем от ребят, в которых первый вопрос был таким: «Будет ли Рая жива?» На этот вопрос мы не можем ответить, потому что ждем пятый сезон, и там узнаем всю правду.

Письма были очень искренние, откровенные. И среди них я запомнила письмо от женщины медика, которая описывает свою ситуацию, практически полностью совпадающую с сюжетом одной из серий. Еще во время пика пандемии, коронавируса она взяла себя в кулак и не дала себе возможности пережить эту боль, признаться, что ей больно, страшно, плохо. Все это время женщина не плакала вообще.

И вот когда она посмотрела наш четвертый сезон, ее вдруг прорвало. Все, что у нее накопилось внутри, все то, что болело, она все это наконец-то выпустила, прожила, призналась самой себе, что на самом деле не позволила себе тогда проявить слабость, но ей было плохо. И когда она прожила всю эту боль вместе с нами, ей стало легче. Получая от людей такие письма, ты, конечно, понимаешь, что не зря занимаешься этим делом.

У актеров тоже есть своя фильмотерапия, ты можешь выражать свою боль, особенно когда тебя сильно трогает какая-то тема. И с помощью этого способа актерского мастерства ты можешь говорить со зрителем. Но когда это находит отклик у зрителя на таком уровне, что он сможет прожить какую-то свою боль и ему от этого станет легче, я даже не представляю, что может быть ценней.

Когда я читала историю этой женщины, меня прямо пробирали слезы, потому что это было такое большое личное письмо. И когда ты понимаешь, что вот тем, что ты любишь, тем, что ты можешь, тем, что ты умеешь, ты вдруг кому-то смог помочь - это бесценно.

 - Как складывались ваши отношения с Гошей Куценко на съемках сериала «Скорая помощь»?  

- Я обожаю его. Гоша - невероятный человек, артист, который за время своего успеха и признания не растерял свои человеческие качества. Он по-прежнему открытый, настоящий, искренний, большой ребенок в душе. Гоша легко соглашается на какие-то интересные вещи, сам постоянно фонтанирует разными идеями, и у него ни толики «звездной болезни». А еще Гоша Куценко – очень работящий, потому, что он действительно иногда разрывался между несколькими проектами: недосып, параллельные съемки, довольно сложные графики. Но он начинал сниматься у нас в кадре и говорил: «Давай еще вот отсюда меня снимем. Смотри, как же классно», помогал мне, подсказывал, как лучше сделать, как будет классно.

Вот он абсолютно такой творческий настоящий ребенок, и это очень здорово, когда артист не теряет в себе вот эти вот качество, такое ощущение жизни. Я им восхищаюсь. Наши отношения складываются хорошо, тепло. Мы дружим.

Кстати, пару раз на площадке мы включались в эмоциональное состояние своих персонажей. Например, однажды в первом сезоне мы конфликтовали и крепко зацепились друг за дружку. И я помню, как режиссер не мог понять, то ли это мы ругались, то ли наши герои. Настолько мы соединились с нашими персонажами. Помню, как режиссер сказал тогда: «Тихо, тихо, тихо, пусть они сами разберутся, а мы все подождем».

И вот группа из 70 человек сидит и ждет, пока мы разговариваем, а меня так пробрало, что я аж разрыдалась, все еще не понимая, где проходит граница между нашими персонажами и нами. И вот мы все дождались, успокоились, все примирились, a дальше все уже было хорошо.

Подобные споры случаются у творческих людей, и это нормально. Это рабочий процесс, потому что мы все люди с тонкой душевной организацией, очень близко все принимаем к сердцу и бывает, чрезмерно эмоционально на все реагируем.

Но в целом, конечно, как я уже говорила, у нас очень теплые отношения с Гошей. И очень много запросов из серии: «А вы правда с Гошей муж и жена?». Нет, конечно, мы киносупруги. Семейные узы только у нас в сериале, и сын у нас тоже ненастоящий, он актер. Вот поэтому мы с Гошей не живем вместе в одной квартире, потому что присылают очень много таких вопросов. Я понимаю, что это говорит только о том, что мы сделали эту историю правдоподобной, и люди в это по-настоящему поверили. Но это, конечно же, не так, и у каждого из нас своя личная жизнь.

- Что означает запрос «Марина Доможирова жива?»  

- Что люди настолько поверили, что Рая, мой персонаж, и я - это один человек, что испугались, будто я умерла. И поэтому начали писать запрос: «Жива ли Марина Доможирова?», стали проверять. Со мной все в порядке, дорогие зрители, жива, здорова и занимаюсь творчеством. Продолжаю радовать вас своими новыми работами. По поводу этого запроса еще добавлю, что да, действительно, люди переживают за мою героиню…

И поскольку наш сериал смотрит очень много детей, некоторые мои друзья и влиятельные люди выходили на меня через какие-то контакты и просили записать видео для их ребятишек и сказать, что я жива, со мной все в порядке, все хорошо, не переживайте. Потому что после четвертого сезона дети ревом ревели. Вот мы, конечно, встряхнули зрителя. А что будет в следующем сезоне, мы узнаем после его выхода. Такую информацию нельзя раскрывать.

 - Как вы относитесь к своей героине Лике в сериале «Вторая жена»? Не осуждаете ли ее, что она стала любовницей? 

- Здесь история не совсем классическая и банальная. Вообще, в истории с женой, мужем, любовницей я никого не осуждаю, потому что осуждать можно только со стороны, сказав, что это неправильно или подло. Осуждающие не надевали кроссовок этих людей, не проходили их жизненный путь. И не понимают, почему они ведут себя так или иначе.

У меня, скорее, есть жалость к тем женщинам, (хотя жалость - это тоже не самое лучшее чувство), которые оказались в роли любовницы. А жен, естественно, все жалеют и так. Так вот, мне жаль  любовниц не потому, что они могут разрушить чью-то семью, а потому что подобный союз говорит об их отношении к самой себе, что они недостаточно себя любят, поэтому и сдают в аренду. Понятно, что ситуации разные, и где-то мужчина говорит: «Я люблю тебя и уйду из семьи», то есть, обманывает. Вот такой запутанный клубок.

Жизнь – вообще довольно сложная штука, гораздо сложнее, чем это выглядит со стороны. Но здесь важен один момент. Если ты любишь, ценишь, уважаешь себя, то не будешь долго находиться в ситуации любовного треугольника из уважения к себе. А почему третий человек вообще туда попадает?

Это все-таки история про тех двух людей, которые находятся в браке, но у них там что-то не так. Только тогда туда может попасть третий человек. Если в твоих отношениях с мужчиной все хорошо, то никакая злодейка, которая пришла и вильнула хвостом, не сможет увести его. Он просто не посмотрит в ее сторону. Значит, в семейном корабле есть какие-то пробоины…

Конечно, в кино любовница чаще выступает в роли злодейки, но в жизни все намного запутаннее и интереснее. И действительно, люди запутываются в своих чувствах, не понимают, что им делать, как поступить. На самом деле это все очень сложные процессы.

И мужчины, попадающие в эти треугольники, тоже очень страдают. У них разрывается все внутри, потому что приходится все время врать - одной женщине, затем другой женщине, врать себе. А это на самом деле такое самоистязание, что не пожелаешь и врагу.

А что касается моей героини Лики, то она у меня такая немножко простоватая, разговаривает с говором. Она встречалась с Егором уже больше десяти лет, после чего он сделал ей предложение. Но поскольку Лика относится к институту брака по принципу: «Зачем мне штамп в паспорте, что он изменит?», то это предложение она отвергла. А потом Егор пришел и  сказал, что ему нужна тихая гавань, и он уходит. Она такая: «Ну,ок». И ушел, и женился на другой, на «тихой гавани».

Однако уже спустя какое-то время Егор вернулся к Лике со словами: «Я не могу без тебя». А она ему ответила: «Да мне все равно, что ты женат». Она же встречалась со своими возлюбленным без официальной печати, поэтому и не требовала, чтобы он развелся. Тем более у них уже родился ребенок, который не появился в браке с законной супругой. Вот поэтому ее позиция – «Гражданский брак меня вполне устраивает».

Безусловно, я всегда адвокат своей роли, постоянно нахожу персонажу оправдание, почему он так себя ведет, почему так чувствует? Вот поэтому и Лика понятна для меня. Она не пытается увести Егора из семьи. Она любит безусловной любовью своего ребенка и воспитывает его, как умеет. Но при этом считает, что рядом должен быть мужчина, который дает деньги на то, чтобы ребенка одеть, накормить, отправить в школу. Поддерживает женщину, как может, чтобы все было хорошо.

- Как у вас складывались отношения с Еленой Полянской и с Александром Лучининым?  

- С мальчиками складывались «хорошие, партнерские отношения». А вот на Лене, наверное, остановлюсь чуть подробнее, потому что, в принципе, она мне очень импонирует. Елена Полянская - очень интересный человек, талантливая, разноплановая артистка, которая может сыграть и драму, и комедию.

Я помню, как однажды мы сидели в вагончике, и я спросила: «Лена, а что тебе хочется сыграть прямо сейчас?» На что моя собеседница ответила: «Ну, уже давно вопрос так не стоит, вопрос стоит лишь в том, чтобы история была интересной». И я с ней абсолютно согласна, потому что очень хочется, чтобы это были не просто какие-то шаблонные персонажи, а интересная, живая, настоящая история, чтобы, естественно, и персонаж там был не плоским и прямым, а глубоким, со своими плюсами, минусами, недостатками и достоинствами. Поэтому с Леной сложились очень приятные отношения, она еще и тортики печет.

- Расскажите, пожалуйста, о юном актере Дмитрии  Калихове, который играет сына Лики.   

- С сыном мне очень повезло. Большеглазый, хороший, осознанный, такой понимающий мальчишка. Мы как-то сразу нашли контакт, мне с ним было комфортно, уютно, поэтому я надеюсь, что у него все хорошо сложится. И Дима и дальше будет продолжать сниматься в кино. А еще мне кажется, что мы с ним даже внешне похожи, словно действительно подобрали настоящую маму и сына. Вот поэтому работать было одно удовольствие.

- Какую роль в вашей жизни сыграло скетч-шоу «Анекдоты»?  

- Раньше «Анекдоты» выходили на канале «Перец», мы снимали их полтора года. Получается, что мы сняли сезон или даже полтора. Потом проект, ставший довольно успешным, «переехал» на YouTube.    Если честно, я совершенно не помню, как я туда попала. Я пришла на кастинг и меня, собственно, выбрали. Но как этот кастинг проходил, как я туда попала? Честно говоря, это уже не отпечаталось у меня в голове, потому что было очень давно. А что касается образов, то мне сложно назвать любимый. Их количество было просто немыслимым.

Алексей Молочник являлся режиссером этого проекта. Ему тоже отдельное «спасибо» за то, что он не пытался банально сделать анекдот, а мы старались придумать персонажей и образы, попытаться понять, почему герой ведет себя так, а не иначе. «Анекдоты» получались жизненными и, как мне кажется, поэтому стали настолько успешными. В день мы снимали по пять историй, а иногда и больше. Выработка была довольно большая. И нас перегримировывали по пять раз за день, в результате чего мои блондинистые волосы очень сильно пострадали.

Потому что если тебе в течении одного дня их одновременно завивают, выпрямляют, а потом делают все это в обратном порядке, то это, конечно, просто губительно для волос. И помню, мы снимали какой-то анекдот в баре. Я играла смешную кучерявую девчонку легкого поведения. И тут ко мне подошла девушка из массовки и спросила: «А это у вас парик?» Я не успела ей ответить. Потом она потрогала и сказала: «А, да, парик». И тут я поняла, что моим волосам хана, потому что конечно, такую теплообработку переживут не все волосы. А бесконечные перегримы, безусловно, влияют и на состояние кожи.

Это было настоящее испытание-марафон. У меня было по 25 съемочных дней в месяц. Но несмотря на такой бешеный ритм, я безумно любила эту команду. Это была прям такая отдушина. За время создания шоу мы стали практически единым организмом. И в нашем коллективе многие   переженились, переразводились, перевлюблялись. Мы все так активно взаимодействовали между собой. Наверное, было невозможно не влюбляться, хотя я сумела избежать всяческих влюбленностей…

Но тем не менее, в команде действительно произошло немало романтических встреч и настоящих любовей. Многие пары живут вместе и по сей день. И я очень рада, что они нашли друг друга именно на этом проекте. Это очень здорово. Играть сразу огромное количество персонажей, искать что-то настоящее, индивидуальное, трогательное и смешное - это крутейший опыт, который вот таким большим пластом присутствует в моей жизни. И я очень этому рада.

Конечно, мы тоже стали народными любимцами. Нас неоднократно узнавали на улицах, в кафе. Хотя, конечно, мои герои и героини были разные, не похожие одну на другую. Так что меня даже не узнавали в образе. Да это такой актерский плюсик, что люди не поняли, что это я. Вот поэтому я тоже очень благодарна этому опыту.

А в будущем я бы хотела, чтобы у меня сложился проект, скетчком типа «Даешь молодежь» и что-то еще в этом духе, где много разных роликов и персонажей, которые живут своей жизнью. Мне кажется, что это просто очень интересно.

Упоминая сериал «Скорая помощь», мы уже говорили о фильмотерапии, о картинах, через которые люди смогли пережить свою боль. А есть добрые, светлые смешные фильмы, комедии, которые ты смотришь в тяжелые моменты. И тебе уже становится легче, потому что ты подзаряжаешься позитивом. Ты немножечко отключаешься от той реальной жизни, которая, может быть, тебя тревожит, заботит, расстраивает. А это такой глоток свежего воздуха -  посмеяться, улыбнуться, поверив, что все будет хорошо.

 - А что бы вы могли сказать по запросу «Театр»?

- К сожалению, сейчас у меня нет никаких спектаклей. Но я служила в Детском интерактивном театре и в принципе очень много занималась детскими праздниками. А во время обучения в университете в Петербурге тоже работала в детском театре, у своего художественного руководителя курса Семена Ефимовича. Проводила огромное количество мероприятий, и в том числе и этим зарабатывала себе на хлеб, оплачивала обучение и проживание в Петербурге, и место в общежитии международного уровня, места повышенной комфортности. То есть, я полностью обеспечивала себя.

Потом я служила в Детском интерактивном театре «Таврик» в Петербурге, где играла по пять программ в день. И делала это очень классно, очень здорово. Спасибо за это моей маме, потому что именно она подарила мне этот талант общения с детьми в совокупности с актерским даром. И несмотря на то что я получала за детские праздники очень хорошие суммы, я действительно подустала от них. Это очень тяжелая работа в плане того, что детей не обманешь, они же сразу чувствуют неправду.

Вот поэтому ты всегда должен быть полностью включенным в процесс, сразу запомнить всех детей, чтобы называть их по именам. Ты должен постоянно удерживать их внимание, быть абсолютно наполненным энергией, чтобы они не отвлекались на посторонние предметы: «О, шарик висит» . Конечно, дети, как ни крути, все равно вытягивают все силы, они такие энергичные, просто поглотители энергии. Вот и я подустала, конечно, и отказалась от этого. То есть, я больше не занимаюсь детскими праздниками и не служу в детских театрах.

А что касается взрослых спектаклей, то сразу после выпуска меня пригласили в ряд постановок. Например, «Операция развод» с Андреем Федорцовым, он выступал в этом спектакле как продюсер. У меня были антрепризные спектакли, примерно по 12 штук в месяц. А это значит, что я работала даже больше, чем те люди, которые служат в театре, играя по одному-два спектакля. Мы ездили с этими постановками по всему миру. Запомнились поездки в Германию и Израиль.

Не могу не отметить легендарный спектакль «Кыся» с Дмитрием Нагиевым, аналогов которому не существует. Он идет уже больше 20 лет, но я в нем играла три года. И за счет того, что у меня было настолько много этих спектаклей, я даже не нуждалась в театре. К тому же я  точно знала свое расписание и могла спокойно совмещать его со съемками. И уже тогда вводила дубли на свои роли, что полностью отбивало мою востребованность в театре.

Потом, со временем, когда я переехала в Москву, у меня стало меньше спектаклей, потому что их стали играть и другие актрисы. Какие-то спектакли у меня еще оставались, а в момент, когда началась пандемия, все мои постановки сошли на нет. Оставалась только одна, но постепенно я тоже перестала играть ее. Поэтому сейчас, когда я хожу в театры и смотрю спектакли, конечно же, у меня возникает воодушевлении, кажется, «надо бы в театр». Но тут тоже очень важно понимать, что театр - это отдельная жизнь, это отдельный мир, где все друг про друга все знают. Это своего рода муравейник со своими личными взаимоотношениями. Даже в антрепризных спектаклях есть эти запутанные клубки. И тут важно понимать, что же за театр, куда ты идешь?

Сейчас, наоборот, стало выгодно, наверное, приглашать по контракту в театр медийных артистов и делать с ними какой-то конкретный спектакль. А вот просто сидеть в театре, каждый день ходить на репетицию и ждать, когда тебя вызовут, то есть, посвящать этому все время, я не готова. Но мысль о театре крутится в голове. То есть, я бы, наверное, хотела, может быть, играть по контракту хотя бы парочку спектаклей для себя, для души, потому что кино и театр - это, конечно, абсолютно разные вещи. На съемочной площадке ты не получаешь обратной связи, а в театре ты слышишь дыхание зрителей, их смех, аплодисменты. Это такая подпитка своего рода. И где-то внутри себя я грежу о театре.

 - Как складывались ваши отношения с Дмитрием Нагиевым в спектакле «Кыся»?

- Дима - потрясающий, талантливый и очень техничный артист. В спектакле «Кыся», который идет уже огромнейшее количество лет, он делает все настолько тонко, точно, филигранно, что в одном и том же месте у зрителей одинаковая реакция – например, смех или аплодисменты. Он ощущает себя, как рыба в воде. Конечно, у таких артистов есть чему поучиться. Я им вдохновляюсь и считаю его действительно сильным актером.

Отношения у нас складывались хорошие. Я часто брала у Димы автографы для своих друзей, знакомых, потому что, конечно, у него огромнейший фан-клуб. Я часто просила у него: «Подпиши мне, подпиши, подпиши, там у тебя просят» и дарила своим друзьям, которые просили меня об этом. И они, конечно, были безумно счастливы.

А еще я помню, как однажды Дима пригласил меня на передачу «Голос», и меня даже посадили на вип-место. Мне было очень интересно посмотреть, как он работает, потому что это огромное удовольствие - смотреть, как работают крутые артисты, как он записывает каждую подводку к следующему номеру. Да он и сам пишет, очень профессионально, круто, быстро, кайфово работает.

Вот и я пришла в зал, как бы ничего не ожидая, но Дима, сказал, что: «Дорогие друзья! У нас сегодня в студии актриса Марина Доможирова» поднял меня с места, мне поаплодировали. И мне, конечно, было невероятно приятно. Это своего рода дань уважения и признание с его стороны.

Конечно, Дима человек - очень талантливый и душевный, но, конечно, со своим характером. И нельзя сказать, что он всегда гладкий, пушистый и покладистый. Он очень сильный и знает, чего хочет, куда движется и очень уверен в себе. Поэтому, конечно, четко очерчивает свои границы:  какой должен быть у нас райдер, встреча нашего спектакля. Дима много лет держит марку, поэтому я им восхищаюсь.

И я помню, как однажды мы полетели в Израиль на спектакль, и Дима жил на какой-то вилле. Но   спектакли у нас начинались поздно, в восемь часов вечера. Он говорил: «Ну вот, море, солнце, вилла, фрукты, отдых, такое удовольствие. Но спектакль в восемь вечера - это перебор». То есть, мы там  настолько расслаблялись, что потом вечером приходилось как-то доставать себя из этого состояния неги и удовольствия и вытаскивать на сцену играть драму-драму. Вот, а было так хорошо. В общем, у меня очень теплые впечатления, ощущения.

Ну, к сожалению, наши пути разошлись, у нас был небольшой конфликт с людьми, ответственнными за спектакль. Мы должны были лететь в Лондон, и случились проблемы с документами. Я говорила заранее, что улетаю, и мне нужно вовремя сделать визу. Но организация долго с этим разбиралась.

Сначала не пришли деньги на эти документы и мне, к сожалению, пришлось забрать свои документы, чтобы я смогла отправиться в свою личную поездку, потому что паспорт мне не отдавали. И вот после этого режиссер сказал, что уже сделал свой выбор. И мы уже не смогли дальше договориться о том, чтобы продолжать сотрудничать.

Но я, конечно же, написала Диме сообщение, что: «Дима, не подумайте, что я вас предала, бросила. Просто получилась вот такая ситуация». Значит, подошло время окончания этого творческого этапа. Но я очень благодарна «Кысе», потому что благодаря ей посмотрела весь мир, поработала с крутыми артистами: и с Димой, и с Игорем Лифановым. И с этим же режиссером мы в тот момент даже выпустили другой спектакль - «Черный бриллиант».

- Не можем не поговорить о запросе «Семья, дети»… 

- Да, у меня есть трое детей, но я их тщательно скрываю (смеется). Но на самом деле я не особо говорю о своей личной жизни. Не то чтобы скрываю ее… Могу только сказать, что я не замужем, но у меня есть любимый мужчина. Сейчас мы вместе. И надеюсь, что в будущем он станет моим супругом, и мы обязательно родим прекрасных детей. Потому что возлюбленный у меня очень красивый, сильный, и вообще, это мужчина моей мечты. Так что мне повезло.

 - Какой у вас рост и вес?

- Мой рост - 170 см, а вес - 51 килограмм.

- Какими проектами порадуете поклонников сейчас? 

- Сейчас у нас в производстве много картин, которые ожидают своего выхода. Это сериал «Лихач», который появится на канале НТВ. Там у меня очень интересная роль, героиня, которую я полюбила. И надеюсь, что зритель полюбит ее так же, как и я. Это сериал «Вторая жена», которая вот-вот выйдет на телеканале «Домашний».

В производстве находится сериал «Чайка» телеканала «Россия», но, к сожалению, пока я не знаю дату его выхода. Это очень масштабная работа моего любимого режиссера Антона Сиверса. И я думаю, что это будет очень интересно. В этом сериале мне удалось прикоснуться к теме домашнего насилия, и я считаю, что очень важно говорить об этом со зрителем.

Также в производстве - третий сезон сериала «Беспринципные». Своего выхода ожидает новый сезон сериала «Скорая помощь». Но пока я ничего не могу рассказывать. Все узнаем только уже в эфире. Буду продолжать радовать своим творчеством тех, кому это интересно. Спасибо большое зрителям за хороший отклик на то, чем я занимаюсь. Для меня это очень ценно. Я вам за это бесконечно благодарна.

Смотрите также

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале! 

Другие материалы
Подписывайтесь на наш канал