Александр Галибин: «Некоторые вещи надо обсуждать лично, чтобы не оставалось царапин на душе»

Народный артист России - о новом фильме, работе с молодежью и уходе из программы «Жди меня».

Александр Галибин: «Некоторые вещи надо обсуждать лично, чтобы не оставалось царапин на душе»
Актер Александр Галибин. Фото: Persona Stars

Звезда советского и российского экрана Александр Галибин, сыграв на заре карьеры карманника в «Трактире на Пятницкой», больше к легкомысленным образам не возвращался. В его фильмографии в основном серьезные и глубокие роли: Николай II («Романовы. Венценосная семья»), Мастер («Мастер и Маргарита»), Борис Савинков («Хождение по мукам»)…

Режиссерскую работу Александра Владимировича в этом смысле можно назвать определенным эмоциональным выдохом — лирической комедией «Моя ужасная сестра», которая выйдет в кинопрокат 24 марта, Галибин словно напоминает о том, что, несмотря на амплуа серьезного художника, он готов работать в разных жанрах.

«Ребенок не должен быть попугайчиком»

В новой режиссерской работе Александра, комедии «Моя ужасная сестра», сыграли певица Глюк'оZа (она же Наталья Ионова), а также Марта Тимофеева (слева) и София Петрова. Фото: кадр из фильма
В новой режиссерской работе Александра, комедии «Моя ужасная сестра», сыграли певица Глюк’оZа (она же Наталья Ионова), а также Марта Тимофеева (слева) и София Петрова. Фото: кадр из фильма

— Александр Владимирович, каким образом обычно стартует работа, когда вы в проекте выступаете режиссером?

— «Моя ужасная сестра» — третий фильм, который мы делаем с кинокомпанией «Мотор». От них раз за разом и приходят предложения со сценариями. Новая работа — своего рода продолжение предыдущего фильма «Маруся Фореva!», здесь удалось снять и объединить двух девочек, с которыми работал в картинах «Сестренка» и «Маруся Фореva!» — Марту Тимофееву и Софию Петрову. Очень талантливые, способные, интересные и подающие надежды актрисы. В основе сюжета авантюрная, прекрасная детская история.

— С детьми не так уж и просто работать на площадке. А тут еще и две девочки. Справились?

— С обеими у нас полное взаимопонимание. Надеюсь, Марта и София вырастут большими актрисами. Я вообще очень доверяю детям, с которыми работаю. Ставить им режиссерские задачи — это важно, но важнее другое: если понимаешь и слышишь их, работать легко и приятно. Тогда они и проявляются как личности. И это самое важное.

Мое мнение: ребенок не должен быть попугайчиком и повторять задачи, которые ставят ему взрослые, как сейчас это в детском кино происходит. Мне важно проявить личность каждого ребенка на экране, чтобы интересно было наблюдать за маленьким человеком, совершающим большие поступки. Поэтому мне и нравится заниматься детским кино — это всегда открытая ситуация. Ребенок никогда не фальшивит. Моя задача — чтобы он был естественным, простым и понятным.

— Кандидатура певицы Глюк’оZы (Натальи Чистяковой-Ионовой) на главную роль выглядит, скажем так, новаторским решением. Почему она?

— Поиск был непростым, попробовали множество очень хороших артисток. Мы искали определенный типаж. И Наташа как человек очень подошла в пару к Владимиру Яглычу — суперартисту. Сочетание ее хрупкости, изящности и его брутальности вызывает обаяние. Важно было найти именно такую комбинацию. А еще важно было, чтобы девочки подошли к артистам, играющим их родителей: Соня — Наташе, а Марта — Володе (по сюжету двое молодых людей решают пожениться, поэтому их родные дочки вынужденно становятся сестрами). В нашем случае, мне кажется, случилось идеальное совпадение пар.

— Внимательный зритель наверняка опознает на экране Выборг…

— Да, сказочный город. Я вырос в Ленинграде, часто бывал в Выборге, и он для меня связан с воспоминаниями из детства. Когда я впервые побывал там с мамой в 6 — 7 лет, город произвел на меня сильное впечатление. Средневековье такое. Как раз тогда я уже много читал, «Айвенго» в том числе, поэтому, по сути, видел ожившие пейзажи из книг. Мне казалось, что это романтическое ощущение из детства совпадает со сценарием и настроением нашего фильма. Нереальность, фантазийность, сказочность событий город живописно подчеркивает.

— Картина оставляет зрителя в приподнятом настроении. Почему у вас в актерской карьере почти не было подобных работ — комедий, мелодрам?

— Мне всегда было интересно работать над характерными ролями. Но актер — человек зависимый, ему предлагают роли, в которых его видят, а не те, которые он хочет. Поэтому серьезных ролей было гораздо больше, чем тех, которые хотелось бы сыграть.

— А насколько обидно, когда отыгранные роли, которым вы отдали столько времени и сил, озвучивают другие актеры? Как было с Мастером, Николаем Вторым и ученым в сериале «Выжить после»…

— К сожалению, такие решения принимает режиссер. Конечно, это болезненный момент для актера. Например, мой Мастер, считаю, потерял процентов сорок из того, что я делал голосом, после переозвучивания (персонажа переозвучил Сергей Безруков. — Ред.). Это было замечательно сделано, но для меня такое было неприемлемо. И, разумеется, неприятно. Но как человек старорежимный, я обучен подчиняться режиссеру. Воспринимаю это со смирением. Значит, режиссер так видит. Он тоже может ошибаться, никто не застрахован от ошибок. Переозвучка Мастера — одна из них.

Одна из самых заметных работ Галибина (в кадре с Анной Ковальчук) - роль Мастера в экранизации знаменитого романа Булгакова. Правда, герой актера говорил в фильме голосом Сергея Безрукова. Фото: кадр из фильма
Одна из самых заметных работ Галибина (в кадре с Анной Ковальчук) — роль Мастера в экранизации знаменитого романа Булгакова. Правда, герой актера говорил в фильме голосом Сергея Безрукова. Фото: кадр из фильма

— Что думаете по поводу мистицизма, накрученного вокруг некоторых проектов и ролей? Вокруг всех булгаковских экранизаций, особенно «Мастера и Маргариты», да и вокруг образа Николая Второго, расстрелянного императора. Принимает ли на свою судьбу актер долю страданий героев?

— Тема непростая. Но, несмотря на трагизм ситуации с государем, которого безмерно ценю, уважаю и много читал  про это громкое преступление, стараюсь во время работы смотреть в сторону света. С одной стороны, страшное событие. С другой стороны, с точки зрения философии и истории, оно дает человечеству путь познания, которое и человеческое сознание может изменить. Стараюсь смотреть на это так.

Что касается Мастера, да, вокруг романа много чего накручено и притянуто. И любой актер невольно примеряет на себя произошедшие в нем события. Но Михаил Афанасьевич Булгаков настолько удивительная личность в истории, что и произведения его ведут к свету, а не к дьявольщине. Он принес в мир такое количество тепла и добра через не всегда простые произведения, что о мистических совпадениях думать не хочется. Хотя, наверное, они присутствуют. И я бы даже мог их назвать.

— Еще раз сыграли бы эту роль? Собственным голосом.

— Нет. Слово «сыграть» тут не очень подходит. Назовем это сопричастием.

«Хорошо ориентируюсь в гаджетах»

— Несколько лет вы вели на ТВ программу «Жди меня». А потом производитель шоу в уведомительном порядке уволил и вас, и вашу соведущую Ксению Алферову, даже не обсудив это решение с Первым каналом. Насколько было обидно?

— Я эту программу очень любил. Пропускал все через себя. Честно скажу: нет обид, что ее теперь ведет другой замечательный актер (Александр Лазарев-младший. — Ред.). Я лишь говорил о том, что с точки зрения этики с нами поступили некрасиво. Просто существует некая культура общения между артистом и продюсером. И все это можно было бы сделать менее болезненным. Камней за пазухой не держу. История обычная: договор закончился, ведущих сменили.

Ирина Савицкова - третья жена артиста, подарившая ему сына Васю и дочь Ксению. Фото: личный архив
Ирина Савицкова — третья жена артиста, подарившая ему сына Васю и дочь Ксению. Фото: личный архив

Просто я стараюсь лично обсуждать такие вещи, чтобы царапин на душе ни у кого не оставалось. А передачу вспоминаю с теплом. Столько потрясающих и фантастических судеб! И никаких подстав, все — живые люди с непростой судьбой. Мне всегда интересен человек, всю жизнь его исследую. Будь то ребенок в фильме или взрослый в «Жди меня».

— У ваших детей приличная разница в возрасте — 36 лет. Их вы изучаете до сих пор? Сильно отличаются рожденные в разные эпохи люди? Или дети есть дети при любых обстоятельствах?

— Ну родители же не могут воспринимать собственных детей отстраненно и наблюдать с точки зрения разницы поколений. Старшая дочь Маша (43 года. — Ред.) живет в Петербурге: после многих скитаний, поисков, удач и неудач (снималась в кино, работала на радио) стала психологом, как я и хотел, когда она была еще маленькой. Причем сама выбрала этот путь. Средняя дочь Ксения (19 лет) учится в ГИТИСе на курсе Юрия Бутусова, режиссура которого мне очень близка. Сын Василий (7 лет) увлекается футболом. Да, они все из разных поколений, но я смотрю на них всех до сих пор как на детей, которых я люблю.

— А ваши студенты (Галибин работает художественным руководителем актерско-режиссерского курса в ГИТИСе при московском театре «Школа современной пьесы») — какие они? Посадить их за книгу еще можно или уже бесполезно?

— Вот к ним присматриваюсь. Поколения сильно меняются, конечно. С огромным уважением отношусь к детям, которых мы набираем. Внимательно прислушиваюсь к ним как к людям. Нельзя заставить человека читать. Мы можем разбудить в нем это желание. Потому что ни одна игрушка или гаджет книгу заменить не сможет. У Владимира Высоцкого есть потрясающая «Баллада о борьбе», заканчивающаяся фразой «Значит, нужные книги ты в детстве читал!». Вот как раз об этом. Задача педагога — не эксплуатировать талант. Дальше он сам. Вот мои студенты уже делают первые шаги, ставят спектакли, среди них много талантливых людей.

— Мир быстро меняется. Сегодня у нас одни гаджеты и мессенджеры, а завтра их уже нет. Насколько вы в свои 66 лет ко всему этому адаптированы?

— Я абсолютно современный человек. Пользуюсь всем этим ровно настолько, насколько нужно для работы. Хорошо ориентируюсь в гаджетах. Сейчас просто невозможно замкнуться, уйти в лес и принять схиму — «интернета нет». Надо разбираться в этом, чтобы разговаривать с молодыми людьми на одном языке. Как без этого?

— Как известно, прошлое закрыто, будущее закрыто, а настоящее даровано. Как молодому человеку, да и просто любому читателю нашего журнала, настроить правильный вектор для движения вперед, где ничего не понятно и оттого тревожно?

— Советов нет. Просто нужно стремиться к свету. Не надо находиться во власти темных сил. Когда была пандемия, я продолжал работу. В таком замкнутом пространстве и времени вдруг родилась картина «Маруся Фореva!», абсолютно светлая вещь. Много времени проводил с семьей, детьми, вместе наблюдали за тем, как расцветают цветы, прилетают утки, — это непростое, но по-своему прекрасное время.

Так что даже в самые, казалось бы, темные времена надо искать свет. А он всегда внутри каждого из нас.

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале!