Интервью

Алексей Чадов: «Развод — это маленькая смерть»

Алексей Чадов: «Развод — это маленькая смерть» Фото: Канал СТС
После расставания с Агнией Дитковските актер сумел преодолеть обиды и даже снялся с бывшей женой в одном телепроекте.

Этой весной Алексей Чадов появится сразу в двух проектах СТС: он сыграл в комедийном сериале «Улетный экипаж», который снял Марюс Вайсберг («Гитлер капут», «Любовь в большом городе»). А еще вместе с бывшей женой, актрисой Агнией Дитковските Алексей будет вести реалити-шоу «Союзники».

— В «Улетном экипаже» вы играете пилота Алексея Кулагина — женоненавистника, который забыл о хороших манерах. Как вы его оправдывали?

— Кулагин не то чтобы забыл о хороших манерах. Просто когда находишься в процессе развода, а это довольно основательное разочарование, появляется некий иммунитет ко всему. Он стал относиться к жизни чуть-чуть легче, с юмором, где-то, может быть, мужским и грубым. Он давно снял с себя розовые очки и отчасти стал циником.

— У вас есть среди знакомых пилоты?

— Мой родной дядя — настоящий пилот со стажем. Причем довольно часто он летал в диких условиях, на Северном полюсе, на кукурузнике. И рассказывал много экстремальных историй, связанных с профессией. Мне как актеру было очень интересно погрузиться в эту среду.

— Вы сами тоже повидали мир с высоты птичьего полета. Какой вид особенно запомнился?

— Я столько летаю, что, конечно, видел многое. Один из самых ярких видов — над Эльбрусом. Горы, чистое небо, сумасшедшие закаты — это, конечно, изумительно. Еще помню, мы летели над Мальдивами. Эта картина с маленькими островками неописуемая! А вообще самое яркое впечатление от полета — после фильма «Война». Там я летал на боевых вертолетах Ми-24 над разрушенным городом. Конечно, это впечатления отдельные…

— Чем обычно занимаетесь в самолете?

— В последнее время часто летаю с сыном, поэтому дел по горло. С Федей, конечно, весело, и время пролетает быстро.

Алексей Чадов и Агния Дитковските после развода
Алексей и Агния после развода сумели остаться друзьями.

— Недавно вы также снялись в шоу «Союзники» про экс-супругов, да еще с бывшей женой Агнией Дитковските. Легко согласились на такой проект?

— Мне позвонила Агния, сказала: «Мы готовим интересное шоу. Если у тебя есть время, можем рассмотреть твое участие». У меня, честно говоря, была большая проблема со временем, потому что я параллельно снимался в двух фильмах, да еще и гастролировал. Но я согласился.

В тот момент мы с Агнией уже были союзниками. Мы не испытывали каких-то терзаний, долго не раздумывали. Концепция шоу показалась нам очень симпатичной. Мы с Агнией тоже в свое время оказались в достаточно непростой ситуации, прошли путь от безумного счастья, когда ты женишься по любви, к разводу. Конечно, тема интересная. Я думаю, что успех у проекта будет.

После съемок я окончательно убедился в одном — что бывших жен не бывает, мы все остаемся родственниками. И выстраивать отношения надо. Если была любовь, безумные отношения, счастье, то это и нужно помнить. Наш брак основывался на любви, и сын родился по любви. Именно это нужно хранить в сердце.

Честно, когда по-настоящему становишься другом бывшей жене, ты обретаешь какую-то гармонию. И есть некое ощущение счастья и собственной полноценности.

Шоу «Союзники»
Шоу «Союзники» похоже по формату на «Последнего героя». Но важное отличие нового проекта — мотивация героев. Несмотря на обиды, они вместе борются за деньги для их общих детей. Фото: Канал СТС

— Проект снимали на Шри-Ланке полтора месяца. Как же вам удалось выбраться?

— Я не все время находился там. Приезжал два раза на 5 — 6 дней. Если бы было время, конечно, бы там сидел с удовольствием, отдыхал. А вообще я был счастлив, что сын находился рядом с мамой все полтора месяца. Это, конечно, для меня счастье. Ему сейчас необходимо именно женское внимание, материнское. И для меня это было очевидно.

— Обычно он не с мамой находится?

— Нет, мы воспитываем сына по очереди. У Федора два полноценных дома — мамы и папы. Мы существуем в таком немного американском формате. Часто проводим время вместе. Поэтому у ребенка нет ощущения, что он то там, то здесь. Отдыхаем тоже, кстати, в таком составе. Как-то получается у нас. Многие удивляются, конечно. Но нам это комфортно. Пока ребенок маленький, ему важно хоть иногда видеть папу с мамой вместе. Мы, конечно, за ручку не ходим. Но все-таки уважительно и по-доброму относимся друг к другу. Ребенок это видит и считывает информацию.

— Герои этого шоу — бывшие супруги, у которых полно обид и претензий друг к другу. В кадре все время накал страстей. Вам приходилось переживать подобное?

— Через это проходят все. Развод, расставание — как маленькая смерть, и ты обижен на всё. Если бы у нас не было детей, все было бы гораздо проще. В моем случае — так точно.

— С глаз долой — из сердца вон?

— Да, конечно. Проще в плане переживаний. Закончилось и закончилось, надо двигаться дальше. А у нас, понимаете, ребенок. И переживание о том, что семья у него отчасти неполноценная. Самое главное — достойно пройти этот путь переживаний. Все остальное гораздо проще.

— Как вы нашли в себе силы, чтобы забыть обиды?

— Я не обидчивый человек совершенно. У меня есть только чувство сожаления, что не получилось сохранить семью хотя бы на какой-то период, пока ребенок маленький. Вот по этому поводу я испытываю горечь и сожаление. Но это с обидами никак не связано.

Алексей Чадов с сыном
Маленький Федя пока не в курсе, что его родители давно не вместе.

Я считаю, что люди просто должны вести себя цивилизованно. По большому счету это тоже воспитание. Работа не с чувствами, не с сердцем, а с интеллектом. Есть же примеры других стран, где институт общения между бывшими находится на другом уровне. И нужно нам всем к этому приходить. Потому что дети — это ангелы. Они должны быть счастливы, должны улыбаться. Я вот дико себя не люблю в тот момент, когда мой сын Федя плачет по какой-то причине. Моя задача — сделать его счастливым, потому что я отец. И нужно забыть про свой эгоизм. У нас на проекте люди все время думали о себе — о своих обидах. И забывали о детях. Но я считаю, что когда ты стал родителем, ты должен забыть про себя. Пора стать взрослым. Разобраться с собой, провести анализ и стать просто выше, умнее.

— Как вы считаете, когда Федя должен будет узнать о том, что его родители расстались?

— Серьезный вопрос. У нас это впереди. Сейчас мы так выстроили быт, отношения, связь друг с другом, что у него нет ощущения, что мы существуем отдельно. Пока он думает, что мы очень много работаем, поэтому не всегда проводим время вместе.

— Но ведь однажды у мамы и папы появится своя личная жизнь.

— Я думаю, когда сын станет старше, можно будем разговаривать, садиться за стол, обсуждать. Другого пути я не вижу, к сожалению. Скрываться, прятать, врать вряд ли получится, в нашем случае точно, потому что Федя — тонкий парень, он очень легко считывает любое настроение. Один раз был случай: я негодовал и очень хлопнул дверью. И Федя заплакал. Он моментально понял, что происходит со мной. Поэтому врать нам точно не придется. Мы будем дружить семьями.

Расставание связано с нашей профессией. Актерам очень сложно долго жить в браке

— Если вы оба на съемках, кто остается с ребенком?

— Няня. Это достаточно близкий нам человек, мы ей доверяем. А в моем случае моя мама. Она по образованию инженер, и для нее воспитание детей — это совсем какая-то другая история. Сложная. Сейчас мы вместе проходим путь в воспитании Федора.

— Вы строгий отец?

— Честно скажу, я не сторонник того, чтобы говорить ребенку «нельзя». Четко в этом убежден. Если ты говоришь «нет», ты обязательно должен сказать — почему, с чем связано. Это работает на 100%, очень эффективно. В Советском Союзе нас так воспитывали, я хорошо помню: «Нельзя, нет, брось, оставь». Это все у ребенка откладывается. Ему потом сложно добиваться каких-то целей, потому что он сломан. Это неправильно. Нужно разговаривать. Пока мне хватает просто строгого взгляда, чтобы Федя все понял. Кулаком по столу бить пока не приходится. Но посмотрим. Дети взрослеют.

— Вы выросли в неполной семье, Агния тоже. Как думаете, есть связь с тем, что произошло в итоге у вас? Дети повторяют судьбу родителей?

— Ну, в моем случае история другая. У меня отец погиб. У нас была счастливая семья. Папа, мама очень сильно друг друга любили. И сейчас, если бы отец был жив, у нас была бы, уверен, очень крутая, крепкая семья. Расставание связано с нашей профессией. Актерам очень сложно держать отношения, долго жить в браке. Да и вообще в современном мире это сложно.

— В чем причина? Актеры чаще других влюбляются?

— И это тоже, конечно. Второе — каждый зациклен на себе, занимается собой, своей карьерой. Здесь полноценную семью создать очень сложно. Масса примеров, где актеры живут вместе максимум десять лет. Я думаю, это связано с эгоизмом. Потому что семья — это сложно. Нужно уходить от своих амбиций, подавлять в себе какие-то желания, чем-то жертвовать. Нужно периодически переступать через себя во имя семейных ценностей. Но это сложная работа. Да еще в мире, где куча соблазнов, всякого разврата — в хорошем смысле, где все доступно и просто. Сейчас у нас все в телефоне. Раньше мы в этом смысле были чуть-чуть диковаты. А сейчас просто через телефон можно столько эмоций получить! И даже к нему можно приревновать. В общем, все в комплексе.

— Для вас это дико?

— Ну уж точно неблизко. Я сторонник того, чтобы создать семью. Одну — крепкую, большую. Это у меня в крови. У меня все родственники по такому принципу семьи создавали. Если уж женились люди, если дети даны свыше, надо как-то все это держать. Я человек православный и так устроен. Думаю, следующий брак у меня будет таким, в первую очередь я хочу венчаться.

— Опираясь на свой жизненный опыт, что бы вы посоветовали тем парам, которые только планируют развод?

— Я бы сказал: не спешите кардинально все разрушать, потому что развод — шаг серьезный, основательный. И опять же, когда есть дети, нужно все очень крепко взвесить и подумать.

«Союзники»
Скоро, СТС

«Улетный экипаж»
С 26 марта, пн. — чт./21.00, СТС


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши! Комментировать
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Алексей Чадов: «Развод — это маленькая смерть»
Интересно?
Поделись с друзьями: