Мария Куликова – об успехе «Склифосовского»: «Дочь однокурсницы оперирует курицу и хочет стать врачом»

Актриса рассказала о самых сложных съемках сериала и о том, похожа ли она на Марину Нарочинскую в реальной жизни.

В Москве проходят съемки десятого сезона сериала «Склифосовский». В новых сериях зрители снова встретятся с Мариной Нарочинской – женой доктора Брагина (Максим Аверин), роль которой играет актриса Мария Куликова. В десятом сезоне жизнь подкинет ее героине немало сюрпризов.

Во время общения с журналистами Teleprogramma.pro на съемочной площадке Мария рассказала о спорах со сценаристами, влиянии на съемки пандемии и о том, как дочь ее однокурсницы, мечтающая стать врачом, оперирует курицу.

«Сценаристы постоянно меня удивляют»

- Мария, что ожидает Марину в новом сезоне?   

- С моей героиней происходят яркие вещи. Так что зрителям скучать не придется! Я довольна, потому что девятый сезон был довольно драматичным для нас с моим партнером Максимом Авериным. У нас случались и расхождения, и практически развод.

Потом произошло воссоединение, это прекрасно, но что дальше? Когда нет хэппи-энда, это не финал фильма, вот тогда дальше и начинается жизнь. Вот эту жизнь мы и будем снимать.

- Одна из самых ярких сцен, которая снималась недавно, - это юбилей «Склифа»…Каковы вообще ваши впечатления от нее?

- Во время празднования юбилея мы встретились, как на реальном корпоративе. А на съемочной площадке стоял хохот и бардак. Мы все ведь очень давно работаем, как и наши врачи-консультанты на съемках.

Когда снимается такое количество людей, это немного экстремальная история. У нас принимает участие немало артистов массовых сцен. И все галдят, никого не слышно, поэтому команды иногда звучат довольно резко, но никто их не воспринимает с обидой. Потому что это рабочий момент, и чтобы перекричать человека на съемочной площадке, нужен и микрофон, и голос погромче.

- Максим Аверин признается, что уже стал похож на доктора Брагина, что практически это уже он. А вы можете сказать это о Марине Нарочинской?  

-Марина - это вообще не я, потому что сценаристы удивляют меня каждый год. Мне казалось, что я понимаю свою героиню, но мне выписывают те обстоятельства, которые ей не свойственны. И мне приходится их заново присваивать и придумывать логику поведения этой женщины, потому что мне казалось, что именно Марина Нарочинская так поступить не может. Но сценаристы считают по-иному, поэтому мне приходится бороться с обстоятельствами, что я, надеюсь, делаю успешно. В общем, иногда я с ними спорю.

- И успешно?

- Иногда, но не всегда. Есть такие ключевые моменты, двигающие сюжет, которые поменять невозможно. Хотя внутри сцены – да, безусловно, мы крутим и вертим, как можем.

- А не возникало ощущения, что сценаристы сделали вашу героиню намного мягче?

- У меня было такое ощущение и до сих пор есть. Но, наверное, сценаристы же занимают свое место не просто так. Я им доверяю. В жизни женщины бывают разные периоды. И возможно, мы вернемся к ее стальному характеру, за который я периодически борюсь.

Время от времени веду подрывную деятельность и иногда мне это удается, порой - нет. Но это судьба такая. У нас же подневольная профессия. Если не нравится, то иди в режиссеры или сценаристы, и тогда ты будешь рулить процессом. Мне нравится больше на моем месте, поэтому я и лояльна.

 «Когда дело доходит до крупного плана, ты уже истощен»

 - Какую сцену сериала можно назвать самой сложной для вас?

- Самые сложные сцены – это массовые. Нас учили переживать какие-то эмоции, и мы можем делать это раз за разом. Но когда в кадре большое количество человек, то получается, что в семь утра я приехала на площадку, (а уже в 5. 20 у меня был подъем), и сейчас первый раз, когда я формально присела поговорить с журналистами (на часах было 17. 30). А  обеда у меня еще не было.

Поэтому самое сложное – это ожидание и необходимость повторять те сцены, которые мы сегодня проигрывали, поэтому это нелегко.

И когда дело доходит до твоего крупного плана, ты уже морально истощен. При этом нужно выдавать результат, потому что за тобой стоят коллеги, у которых еще не было крупных планов. И если все будут заниматься только тобой, то будет сниматься по 5-7 дублей. Вот это самое сложное.

А когда мы смотрим вызывной на какую-то смену и видим, что в кадре два персонажа (да, формально на них больше нагрузка, приходится учить и по 15 страниц текста), то нам легче коммуницировать во время этого гвалта вокруг. Ведь мы работаем в огромном помещении, где много людей. У нас сегодня не одна камера, не две, не три и, по-моему, даже не четыре. Очень много технических сложностей, которые выматывают – меня лично больше.

Когда играются камерные сцены, возможно, психологически они более глубокие и сложные, но мне легче существовать в этом, когда вокруг нет атмосферы бардака.

В массовке принимают участие много человек и нужно нас всех синхронизировать, чтобы мы все делали все то же самое, что и в предыдущем дубле. Технически падает «золотой дождь», звучит музыка, работает камера, везде должен быть фокус. И для меня это самая сложная смена.

- Как на съемки повлиял коронавирус?

- Какое-то количество времени мы все сидели по домам. И сейчас если кто-то заболевает, то естественно, что на съемочную площадку никто не выходит. Все относятся к этому очень серьезно. Сейчас многие поняли, что это очень серьезное дело, поэтому мы используем и маски, и другие средства для защиты от коронавируса. Вроде стараемся.

- В чем, на ваш взгляд, секрет успеха сериала «Склифосовский»? Ведь он уже идет почти десять лет и не надоедает зрителям. 

- Здесь классный актерский состав. Я даже не знаю, какой сериал, идущий столь долгое время, может похвастаться таким количеством шикарных артистов. Более того, мы не стоим на месте, у нас появляются все новые и новые персонажи, например, блистательная Нина Усатова. Я думаю, что любимые артисты, которые умеют в кадре, существовать, как в жизни, цепляют зрителей, цепляют жизнь.

Потому что иногда к нам в руки попадают сценарии с полуфантастическими сюжетами, которые не имеют отношения к жизни. И нам приходится их осваивать, с этим бороться, страшно переживать за своих героев, потому что сценарий написан, наше дело маленькое, и мы должны это сыграть. Хотя иногда хочется влезть в замысел сценариста со словами: «А я бы никогда так не поступила».

Здесь же – наоборот, эту возможность дают, поэтому зачастую наши герои разговаривают жизненным языком, который всеми узнается, начиная от школьников, которые подсели на этот замечательный сериал, и заканчивая пенсионерами.

Например, очень многие просят у меня автографы группы для своих детей. И причем звонят даже мои бывшие однокурсники по Щукинскому училищу: «Мол, вот, Сонька увлеклась сериалом и теперь оперирует курицу, хочет быть врачом…»  Это же на самом деле круто. Получается, что мы разговариваем доступным языком и с рабочими, и с учителями, и с детьми, и с врачами. И это большое дело.

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале!

Другие материалы
Подписывайтесь на наш канал