«Загугли звезду»: Дмитрий Колдун – о неожиданностях «Евровидения», обиде на Дробыша, «фанере» Scorpions, отношениях с Киркоровым и личной жизни

Известный певец ответил на самые популярные запросы Интернета.

О нем заговорили после участия в «Евровидении» с песней Work Your Magic, которая сразу же стала хитом и визитной карточкой Дмитрия Колдуна. На русском языке эта композиция звучит как: «Дай мне силу».

Несмотря на большой успех, певец никогда не позволял себе почивать на лаврах. И поклонники видели его то в одном, то в другом конкурсе. А это значит, Дмитрий не боялся критики и не упускал возможности научиться чему-то еще, несмотря на то уже давно является сформировавшимся артистом.

Каково происхождение его фамилии? Почему певца выгнали из проекта «Народный артист»? Какие отношения складываются у него с Виктором Дробышем? Ради кого Дмитрий готов «отворить любые двери», как поется в его знаменитой песне? На эти и другие вопросы Дмитрий Колдун ответил в рамках проекта Teleprogramma.pro «Загугли звезду».

- Я родился в Минске, в Белорусской Советской Социалистической республике 11 июня 1985 года. Мое детство прошло там же. Но мои бабушка и дедушка – из Польши, также есть родственники в Смоленской и Брянской областях. Поэтому можно сказать, что родные у меня - между Польшей и Россией, - начинает разговор Дмитрий Колдун.

Окончил Белорусскую специализированную медицинскую гимназию номер 12 в Минске, а после этого - химический факультет Белорусского государственного университета. В 2007 году получил диплом химика по специализации «высокомолекулярные системы», так что теперь, если что, могу делать полимерные баночки для йогурта или селедки.

- Почему ваше образование и профессия отличаются?  

- Все дело в том, что музыка всегда была моим хобби. Я постоянно участвовал в каких-то кружках, начиная со старших классов в школе, потом в студенческой жизни. У меня была группа, мы собирались, играли на разных студенческих капустниках, вечерах. Во всех начинаниях меня всегда поддерживала мама.

И однажды, когда объявили кастинг на «Фабрику звезд», я отправился туда и отстоял большую очередь. Наряду со мной попытать счастья пришли еще 16000 претендентов. И в конце концов я попал на это шоу. Сначала в состав участников, а потом выиграл телепроект. Ну а дальше пошло - поехало.

- Этот проект предопределил вашу жизнь?  

- Можно так сказать. До этого я участвовал в разных региональных конкурсах. Пел в эстрадно-симфоническом оркестре Михаила Финберга. Царство ему небесное, вот и, собственно говоря, туда меня взяли даже без образования. В общем, я всегда увлекался музыкой, обладал кое-какими необходимыми навыками, но при этом никогда не брал ни одного урока вокала.

Все, чему я научился, я научился сам и меня взяли в оркестр, не посмотрев на мой диплом. После этого я участвовал и в «Народном артисте». Правда, оттуда меня поспешно попросили уехать, наверное, потому что именно там я подцепил звездную болезнь. Но потом все же сделал выводы и приехал на «Фабрику звезд», где уже стал вести себя хорошо.

- Как проявлялась звездная болезнь?  

- Мне казалось, что я просто вообще очень крут, что я пел песни Пинк даже лучше, чем она сама. И ходил абсолютно уверенный в том, что вообще вокруг меня одна челядь, а я один тут настоящий мастер. Если посмотреть выпуск, когда я возвращаюсь со сцены, а меня встречают ведущие Фекла Толстая и Иван Ургант с вопросом: «Как Дима, ты доволен своим выступлением?», то я тогда  сказал: «Я спел классно». То есть, видно, что такой зажравшийся молодой человек. Но если сейчас это модно, то тогда было не в свое время.

- Если бы не «Фабрика», вы бы делали баночки для йогуртов?  

- Может быть, я открыл бы какое-то производство. Во мне всегда имелась какая-то предпринимательская жилка, поэтому, думаю, без дела, я бы не остался. Тем более, что когда я поехал  на кастинг «Фабрики звезд», я уже нашел себе работу, хотя еще не окончил университет. И я уже был готов приступить к изготовлению тех самых баночек, хотя мечтал делать колготки или бронежилеты.

 - Расскажите, пожалуйста, о своих родителях.

- Моих родителей зовут Колдун Татьяна Борисовна и Колдун Александр Павлович. Александра Павловича, моего отца, не стало, когда мне было 16 лет. Они оба были учителями, а это, как известно, нервная профессия. И поэтому все эти эмоции, которые папа и мама не могли выместить на своих учениках, они приносили домой. Нам с братом хорошо доставалось, но, тем не менее, с родителями у меня всегда складывались хорошие отношения.

Наверное, самое главное, их достижение состоит в том, что за всю жизнь они даже пальцем нас не тронули.  Я имею в виду какие-то физические наказания, но мне это удается в меньшей степени с моими детьми, поэтому когда хочется наказать детей, я стараюсь вспоминать о родителях. Сейчас у меня замечательные отношения с мамой. Мы с ней по возможности видимся, созваниваемся каждый день.

- Знаете ли вы происхождение своей фамилии?  

- Моя фамилия родом из Запорожья. Я считаю, что во многом благодаря именно ей состоялось мое  представление и участие во многих конкурсах. Потому что, иногда человека не видно, но его фамилия уже говорит о многом. И невольно начинаешь думать о том, как выглядит ее обладатель.

А слыша слово «колдун», представляешь себе что-то необычное, магическое. На самом деле это украинская, не особо распространенная фамилия. Мой дед был родом из Запорожья, моего прадеда звали Калина Колдун. Я вообще не знаю такого мужского имени, ни у кого не встречал больше. Может, он действительно был колдун или просто ездил на «калине».

- Семейное древо не изучали?  

- В одном монастыре мне сказали, что, возможно, мой дед был знахарем и народным целителем. Церковь не всегда благословляла подобные вещи, таких людей называли колдунами, чернокнижниками, потому что они знали больше, чем другие. И, наверное, оттуда и пошла наша фамилия. Коренья я не собираю, ничего такого магического мне по наследству не перешло.

- Вы сказали, что учились в школе с медицинским уклоном… 

- Да, я хотел быть врачом, сначала хирургом. Вообще, в детстве у меня было две любимых книги: «Первая помощь при разных случаях в жизни» и «Физиология человека». Вот поэтому я это все выучил и очень даже рассчитывал поступить в медицинский. Но потом, когда мой отец заболел,  и я увидел, как некоторые врачи относятся к своей работе, подумал, что, наверное, тоже могу однажды стать недобросовестным доктором.

И в силу каких-то жизненных обстоятельств я все-таки решил, что не буду брать на себя такую ответственность и избавлю моих будущих пациентов от такой халатности, в которую я могу погрузиться. Поэтому и решил пойти на более безответственную работу в химическую лабораторию.

- Вы хорошо учились в школе?  

- Да, у меня есть серебряная медаль. У меня было только две четверки - по математике и по физике, а вот все остальные предметы я сдал на «отлично». И даже по физкультуре, от которой я был освобожден, у меня твердая пятерка.

- Вам нравилось учиться?  

- Нет, но при этом я был очень  ответственным. В общем-то, остаюсь таким и до сих пор. Хотя дома я всегда сам делал уроки, меня никто не заставлял, мне самому было приятно приносить домой отличные отметки. Конечно, были предметы, которые мне не нравились, и учителя, которых я постоянно обманывал, но благодаря моим добрым глазам мне верили.

Так, я постоянно рассказывал учительнице по русской литературе о том, что я действительно читал ту или иную книгу. А она даже не спрашивала меня ни о чем, потому что доверяла мне и говорила: «Ты ж такой хороший…Ты не можешь меня обмануть!» Поэтому книжек я не читал, о чем сейчас очень сильно жалею. А все остальные предметы мне давались довольно легко.

 - Ваши родители вели у вас какие-то предметы?

- Отец вел у старших классов, но я не успел попасть к нему. Он преподавал допризывную подготовку, и оба родителя были учителями географии. Но в школе не нужно столько географии, поэтому они получили смежное образование. То есть, папа вел военную подготовку, я у него не учился, а вот мама вела у меня географию. И однажды даже вызвала родителей в школу и потом сама же и пришла, потому что я плохо себя вел на уроке.

 - А можете рассказать эту историю подробнее?

- Ну, это скорее, был прикол. Мы с одноклассниками плохо себя вели, и мама у всех, в том числе и у меня, забрала дневники. И всем написала, чтобы мы пришли с родителями в школу. Возможно, она забыла про себя, а быть может, специально приняла такое решение.  Но, в общем, получилось довольно забавно.

- Были ли у вас когда-нибудь проблемы с одноклассниками?  

- Я не могу так сказать, обычно проблемы возникают в начальной школе. Но я ни с чем негативным не сталкивался. Вообще, у нас был довольно сложный класс, в котором училось много детей из неблагополучных семей, которые дрались с учителями, и я на их фоне выглядел довольно таки смирно. Тем более все знали, что моя мама работает в школе, поэтому я себя вел очень даже прилично.

- Вы ведь мечтали стать медиком, но после школы выбрали другое направление?  

- Все дело в том, что, когда я пошел подавать документы, сдавать экзамен в химический вуз, на химфак, у меня уже была серебряная медаль. А это был как раз последний год в Белоруссии, когда медаль давала право сдавать только один экзамен, и я пришел и сдал химию на 9. И, собственно говоря, был автоматом зачислен на химфак, поэтому я решил просто не рисковать и остаться там.

- Учиться было интересно?  

- Да. Химия - это мой любимый предмет в школе, кроме физкультуры, на которую я не ходил. И поэтому я всегда знал его «от и до» и в принципе учился на химфаке довольно успешно. Мой средний балл по десятибалльной шкале равнялся 8, 6.  Хотя некоторые предметы, например, та же математика давались мне нелегко. Да и списывать было очень тяжело.

 - Пригодилось ли то, что вы изучали, вам в жизни?

- Сами навыки, скорее, нет, но подходы к делу – да, например, как можно правильно систематизировать информацию. Наверное, это самое главное, что я вынес в тот период.

 - Какую роль в вашей жизни сыграл проект «Народный артист»?

- Я считаю, что «Народный артист» стал моим трамплином и в то же время очень быстро сбросил меня с Олимпа прямо на самое дно. Тогда я это ощутил. Я неспроста сегодня надел красную водолазку – в честь того образа, в котором я выступал на «Народном артисте». Только тогда Сергей Зверев еще покрасил меня в белый цвет. У меня темные волосы, но он почему-то решил, что мне надо поменять их цвет.

Зверев, который, на мой взгляд, был не очень трезв в тот день, облил меня перекисью в два часа ночи.  Помню, я его долго ждал, он возвращался с какой-то вечеринки. На следующий день я не мог расчесать волосы, а на телепроекте мне сказали, что я выгляжу как кукла, как девочка.

Мол, вроде приехал нормальный пацан, а теперь  похож на непонятно кого… И меня выгнали. Вот такая вот история, но я думаю, что все это было сделано намеренно, потому что тогда я вел себя не очень хорошо. И вот так мне решили отомстить, по-московски.

- Давайте поговорим о другом важном проекте – «Фабрика звезд»…

- Ну конечно же, первым делом я вспоминаю Виктора Дробыша, который взял меня на эту «Фабрику», и мою победу, как мне подарили гитару красного цвета, а в это время на сцене стояло много артистов. Это был «Олимпийский», абсолютно полный зал. Вспоминаю наши гастроли - как мы пели на стадионах, в цирках, в дельфинариях, драмтеатрах и театрах музыкальной комедии, на каких-то открытых площадках и закрытых корпоративах.

В общем, наши замечательные 120 концертов. Вспоминаю своих однокашников, с которыми мы сидели в этом доме, а потом они один за одним вылетали оттуда.  В общем, есть, что вспомнить, очень много воспоминаний. Но все они, по большей части, хорошие.

- Каким вам показался этот конкурс?  

- Я полагаю, что исход был уже понятен в общих чертах на чертежах, потому что многие понимали, кто там более, а кто менее сильный участник. А в финале, конечно, уже было интересно, кто станет победителем, кто займет какие-то места.

Мы получали удовольствие от самого процесса, от того, что делали, чтобы улучшить свое положение и рейтинг.  Хотя я особо ничего для этого не делал, я просто жил и ел, что очень важно -  бесплатно. Также меня там одевали, вывозили в разные санатории по выходным. Вот это мне нравилось, а конкурс - ну шел и шел сам по себе.

- Поддерживаете ли вы сейчас связь с участниками «Фабрики»? 

- Если мы видим друг друга, то улыбаемся, машем, здороваемся, даже можем спросить: «Как дела?» Но сказать, что у меня остались какие-то друзья, к сожалению, или к счастью, не могу.

- Что помогло вам стать победителем?  

- Я затрудняюсь ответить. Дело в том, что я не мог сам себе подбирать репертуар, а музыку и песни я начал писать гораздо позже, лет через пять после «Фабрики». Поэтому репертуара у меня не было, и, наверное, даже несмотря на победу, я ни одной песни так и не вынес оттуда. Обычно участникам «Фабрики» достаются в подарок песни, когда их номинировали.

А мне ничего не досталось и, собственно говоря, даже ни одна моя композиция не попала на радио. Видимо, я был каким-то особенным участником, по отношению к которому Виктор словно не мог определиться, что с ним надо делать дальше. Вот поэтому за все это меня и решили сделать победителем, чтобы обидно не было.

- Почему вы так думаете?  

- Я не знаю. Я очень много раз об этом думал, но так и не понял, почему получилось так, что я вроде победитель, а вот ни одной песни у меня как бы и не было, и было непонятно, что я пою.

Например, участники группы «Челси» исполняли песни «Самая моя, моя самая любимая» или  «Чужая невеста». У Согдианы была композиция «Сердце магнит», которая звучала изо  всех чайников.  А почему победу отдали именно мне, я не понимаю до сих пор.

 - Вас ведь однажды выбрали участники группы Scorpions

- Точно, точно Scorpions, вот, наверное, из- за них. Совершенно замечательная группа, очень простые мужички, наверное, самые дружелюбные из тех, кто приходил к нам звездный дом.

Я не видел никакого налета высокомерия, то есть они, видимо, уже все повидали, знали, поэтому общаться с ними было одно удовольствие. Многие наши отечественные звезды, которые приходили к нам в звездный дом, вели себя гораздо более цинично.

- Какие у вас были впечатления от совместного выступления?

- Выступление было просто замечательным, за исключением того, что оно было под фанеру. А я так хотел спеть с музыкантами живьем, но они сказали, что у них нет минуса. Иногда на конкурсе допускались подобные выступления.

Проект «Фабрика звезд», по большей части, был фанерным проектом.  Как все говорили, что это же просто телек, но некоторым все-таки разрешали петь. Вот мне, например, удалось петь живьем с Гариком Сукачевым и не только. А вот со Scorpions не удалось, поэтому я просто кричал, знаете, как в детстве, когда учился петь. Ставил в магнитофон кассету, включал любимую песню и просто пел вместе с ней.

И тогда было то же самое, только рядом стояли Scorpions. В тот момент я действительно взбесился. По мне видно, что там я очень сильно переживаю, чувствовал такой кураж, что чуть не прибил Клауса Майне тяжелой стойкой.  Я был в хорошей физической форме, поэтому начал размахивать ею и в сердцах чуть не ударил его. Слава богу, не попал.

 - Как вы решились принять участие в «Евровидении»?

- Сложно было не решиться, потому что, когда закончилась «Фабрика звезд», просто ничего не происходило. Люди занимались сами собой, у Виктора Яковлевича были свои какие-то любимчики в продюсерском центре. В общем, как и на «Фабрике звезд», я не видел своих песен, так и после нее не возникало никаких перспектив, что они у меня появятся. Мы ездили на гастроли, просто зарабатывали деньги для продюсерского центра, а больше ничего не происходило, то есть, никакого творчества.

А вообще я понял, что надо что-то делать. Я участвовал практически во всех существующих конкурсах, поэтому решил, что надо еще куда-то съездить. И вот как раз намечалось «Евровидение», тем более пару лет назад я пытался поучаствовать в отборе от Белоруссии. Но тогда, естественно, у меня ничего не вышло. Я и песню тогда писал для конкурса, поэтому неудивительно, что решил отправиться туда.  Кое-как, с горем пополам уговорил Виктора Дробыша, чтобы он дал мне какую-то песню.

Потом выяснилось, что она вышла на альбоме какой-то финской группы несколько лет назад и в последний день мне пришлось опять заменить композицию на свою собственную. С ней я кое-как доковылял до финала, где мне сказали: «Дружище, ты, конечно, классный пацан, но ты же понимаешь, что с этой песней далеко не уедешь. Во-первых, она на русском, во-вторых, это какой-то рок. Мы тебя не можем выпустить, ищи песню!» И тут-то я как раз и познакомился, а точнее, я уже был знаком с Филиппом Киркоровым. Вот так судьба и свела нас вместе.

Может быть, он узнал, что я участвую в «Евровидении». Возможно, мне нужно было взять где-то песню, и я нашел его. Честно говоря, я уже не помню, как это было. Но тем не менее, каким-то образом мы оказались вместе. Филипп показал мне две песни: одну медленную, а другую - ту, которая впоследствии стала Work Your Magic. Я выбрал медленную. Но Филипп знал, что делает. Он должен был дать мне какой-то выбор, чтоб я ошибся, а он меня научил, как надо.

- А помните первую встречу с Филиппом Киркоровым?

- Да он приходил к нам на «Фабрику звезд». И мы с ним пели дуэтом, он еще тогда сказал (наверное, тоже что-то знал, может, у него чутье): «Я буду выступать в дуэте только с победителем». Поэтому спел со мной и подарил мне клык и сказал, что это обязательно принесет мне победу. Клык до сих пор где-то здесь, дома. Вот и победа мне тоже досталась.

- А сейчас вы общаетесь?  

- Ну вот на уровне, как с другими участниками «Фабрики звезд».

- Помните, какая атмосфера царила на «Евровидение?»  

- Естественно. Да, отличная атмосфера. Это больше напоминало какой-то арабский рынок, где все ходили, говорили на разных языках, что-то пытались друг другу втюхать, договориться, чтобы та или иная делегация проголосовала, поддержала или упомянула про тебя как фаворита на своей пресс-конференции, раздавали свои подарки. Это было похоже на день именинника, который проходил у нас в школе, когда собирался сладкий стол, и каждый пытался чем-то удивить.

Мы привезли на конкурс свою промо-продукцию: открытки, майки и водку. Вот поэтому, когда на пресс-конференции раздали всю водку, на следующий день, когда было запланировано еще несколько встреч с журналистами, пришло гораздо меньше представителей СМИ. Я считаю, что это был ход конем, который и помог нам.

- Вы довольны своим результатом на «Евровидении»?  

- Конечно, сразу после оглашения результата я был не очень доволен. Хотя, когда я уже в финале вышел со сцены после своего выступления, я помню свое ощущение, что сделал все, что мог, вот все, что мог, я сделал. Я четко знал, что ничего не пропустил и не упустил.

Да, были какие-то тонкости, связанные с отсутствием некого опыта и профессионализма, это касается моей последней ноты, в конце я дал петуха. Может быть, так случилось из-за нервов, возможно, из-за недостаточного количества практики. Сейчас, конечно, мне эта нота дается гораздо легче, но я ее сам придумал. Ее изначально не было в записи.

А все остальное, в общем-то, я сделал на все 100%. Собственно говоря, я не особо помню атмосферу, потому что я будто все время находился на какой-то репетиции, словно был запряжен в какой-то телеге. Благодаря команде, тому, что меня дрессировали, я все время чем-то занимался.  И это очень сильно отвлекало от всей той мишуры, которая происходила в пресс-центре.

Поэтому, конечно, я был не очень доволен результатом. Букмекеры ставили меня на 2, 3 место, но увидев, что у меня хорошие шансы попасть в финал, некоторые комментаторы то и дело повторяли:   «Дмитрий, конечно, отличный парень с хорошей песней, но вы точно хотите поехать в Беларусь?» Не все знали, во-первых, где это. Ну а некоторые пеняли на политику и на все остальное.

 - А как вы решились на участие в телешоу «Две звезды»?

- Честно говоря, я не помню. Да и я бы не стал называть так свое участие в этом проекте. Скорее, это был эксперимент для Наташи Рудовой, потому что, собственно говоря, она не пела. Там же один из участников должен был петь, а второй - играть. Вот играть - я кое-как играл, а что касается пения, мне кажется, что Наталье было чуть-чуть сложно. Но, тем не менее, продержались мы там отлично, долго и выглядели хорошо. Так что думаю, что это самое главное.

- Какая песня понравилась вам больше всего в рамках этого шоу?  

- Вот в рамках этого проекта мне удалось спеть с Настей Каменских. Мы исполняли песню «Там, где клен шумит». Не знаю почему, но это первое, что вспоминается. Так что отмечу этот номер.

- Какую из своих песен вы можете назвать автобиографической?  

- Да их очень много. Большинство, в частности, например, песня «Граффити» полностью повторяет историю моей жизни. Дело в том, что, когда после «Евровидения», из-за кризиса в отношениях, мне пришлось расстаться с моей будущей женой Викой, в подъезде, где она жила, я нарисовал собаку. Всегда вспоминал об этом дне, когда мы расстались, потому что я как раз стоял, смотрел на Вику и на свой рисунок. Этот эпизод отпечатался в моей памяти. И так я написал песню «Граффити».

- Какая из ваших песен имеет для вас особое значение?    

-  Многие, но с некоторыми у меня действительно особенные отношения, например, с песней Work Your Magic с которой я выступал на «Евровидение».

В тот период у меня, наконец, появилась песня, а точнее две: Work Your Magic и «Дай мне силу». Это одна и та же композиция, просто на разных языках, а также несколько ремиксов к ней.

Нередко на праздниках и корпоративах мне приходилось целое отделение, а это минут 40-45, выступать с этой песней, с ремиксом на нее, с инструменталом на нее, с караоке, потом с песней «Дай мне силу» и с современными ремиксами. Поэтому я мог исполнять эту композицию просто раз десять кряду.

 - Расскажите, пожалуйста, о своей студии звукозаписи «Ящерица»…

- Ящерицы обычно живут долго, но могут пережить даже человека. Я хотел завести себе живую. Поэтому и решил назвать так студию, но ничего не вышло, потому что она находилась в спорткомплексе «Олимпийский», на втором этаже. Как вы знаете, спорткомплекс уже сравняли с землей, там строят что-то другое.

Поэтому буквально три года назад пришлось забрать оттуда все оборудование и съехать. Но поскольку в последние годы студия не представляла из себя никакой коммерческой ценности, все аранжировки и записи мы делали спорадически, скажем так. То есть, на тот момент не было никакой системы.

Просто решили, что студия, наверное, теперь будет отдыхать. И сейчас она лежит у мамы в доме, сложенная на стеллажах. И, может быть, однажды археологи раскопают ее и сделают какие-то выводы.

- Давайте поговорим о еще одном вашем шоу – «Точь-в-точь»…    

- Ну вообще, я очень боялся этого проекта, потому что, собственно говоря, у меня никогда не было актерского образования, но я быстро втянулся в этот процесс. Мне казалось, что это очень сложно и страшно. Но в итоге оказалось, что все не так сложно, многие образы были мне хорошо знакомы.

Например, моим первым образом был Валерий Кипелов, чью музыку я слушал, учился вокалу на его песнях, вот поэтому и был такой мягкий вход. А вот уже дальше возникли определенные сложности.

Наверное, самыми сложными я бы назвал женские образы, например, Энни Леннокс, ну и конечно же, Жанна Агузарова. Я, вероятно, был не в себе, когда согласился исполнять эту роль, потому что во-первых, мы не подходим по росту и вообще по всем габаритам и пропорциям. Я считаю, что номер получился ужасным, но вспоминать об этом смешно.

- Это был самый трудный образ для вас?  

- Он просто убого получился, вот и все - то есть, не точь-в точь. Скорее, напоминал жалкую пародию. Получается, что только в двух случаях я надевал колготки в сеточку, тогда и потом при съемках нашего клипа на песню «Пес бродячий». Вот два раза в жизни и есть что вспомнить

- А какой из номеров был самый удачным?  

- Я все-таки очень любил показывать рок-исполнителей, поэтому дважды мне удалось показать в разных сезонах Aerosmith, Стивена Тайлера. Наверное, я бы выделил вот эти два номера. Они оба получились хорошо.

- Правда, что свою супругу вы знаете со школьной скамьи?  

- Да. Мы познакомились в школе. Скамеек, так сказать, у нас не было – только стулья. Я  учился в 11-м  классе, она в 9-м, мне было 16, ей -  15. Вот, собственно говоря, познакомились тогда, когда прятались от учителей, курили сигареты. Иногда курение убивает, а у нас получилось так.

- Любовь возникла уже тогда?  

- Сложно сказать, в тот период Вика была девушкой моего одноклассника. Но мне она нравилась потом, когда они расстались. И мы стали больше времени проводить вместе. Ну вот так.

- Вика поддерживала вас в ваших проектах?  

- Мы познакомились еще в школе, но тогда я еще не участвовал ни в каких телевизионных программах. Но потом Вика даже приезжала на «Фабрику звезд». Тогда я выиграл какую-то номинацию, и зрители подарили мне подарок. Администрация проекта решила привести ко мне Вику, и она даже выходила на сцену. Я помню, что прослезился, было очень трогательно. Давно ее не видел, вот и очень соскучился.

- Но в 2007 году у вас случился разрыв?  

- Да, поскольку у Вики возникли какие-то проблемы в учебе. У меня тоже в жизни было непонятно что: начались всякие скандалы с Дробышем с Киркоровым, с Первым каналом - со всеми. В моей судьбе наступил непонятный период, случались нервные срывы.

Поэтому как-то не сошлось, поругались, решили, что каждому пора пойти своим путем. Но, тем не менее, где-то примерно полгода походили своими дорогами, все равно встретились и решили, что нет, надо. «Ослик с  сусликом вдвоем», наверное, лучше, веселей.

- Вы сами были инициатором возобновления отношений?  

- Думаю, что да. Я помню мы решили встретиться в кафе, поболтать, что-то передать друг другу, в итоге люто напились и все.

- Помните, как сделали предложение?  

- Ой, да, на дворе стояла осень 2011 года. Мы проходили мимо магазина с ювелирными украшениями, и я говорю: «Вика, пойдем зайдем». Она такая, типа: «Зачем?» А я отвечаю: «Ну, кольцо померишь какое-нибудь красивое». Как-то так все и получилось.

- Какие качества вы цените в своей жене? 

- У меня довольно качественная супруга, поэтому я ценю все ее качества, даже самые негативные. Наверное, важно, что Вика не пилит мне мозг из-за моей работы, из-за каких-то моих недостатков. Вот это, пожалуй, самое главное, что я вообще ценю в людях и не только в собственной жене.

- Расскажите, пожалуйста, о своих детях. 

- Яну 9 лет. Я просто вспомнил, как у меня спрашивали, почему мы решили так назвать ребенка. И мы сказали, что он родился в январе. Поэтому вот - Ян. Также сейчас я просто задумался о том, что Алисе исполнится 6 в апреле, и она тоже начинается на букву «а». Наверное, тоже благодаря этому имя как-то определилось, а может быть, из-за того, что инициалы детей, если они напишут какую-то совместную книжку, очень «добрые». Получается, будет «Колдун ЯД» и «Колдун АД».

Ян увлекается шахматами. Мы с ним часто играем и совсем недавно ему удалось меня обыграть. Алиса, скорее, больше творческая, она все время поет, танцует. Иногда мы поем с ней дуэтом, и она приглашает меня на танцы. Думаю, что Алиса пойдет развиваться в эту сторону. Ян - скорее нет.

- Вернемся к творчеству. Как вы попали в шоу «Три аккорда»? 

- На самом деле совершенно случайно. Я всегда хотел попасть на это шоу, но меня почему-то туда не брали. Мол, типа ты еще не дорос до шансона, а в этот раз там кто-то заболел и меня срочно вызвали. Я как раз находился на гастролях в Белоруссии.

Надо было срочно приезжать, и я буквально за один день выучил четыре номера, которые мне нужно было показывать. Снимали их друг за дружкой, и вход в этот проект был не очень мягким. Ну, слава Богу, все получилось. Тем более что я никогда не прикасался к шансону так близко.

Но он всегда был мне интересен, потому что все-таки это определенный пласт русской культуры. Конечно, не все мне удалось. В некоторых образах из меня категорически не получалось никакого блатного, хотя я пытался. Ну, зато теперь я знаю, на что способен, а на что – нет.

 - Кто-нибудь из участников открылся вам с новой стороны?

- В моем сезоне вообще были замечательные участники. Наверное, больше всего мне было интересно познакомиться лично с Сергеем Пенкиным. Потому что до этого я видел много передач про него, но никогда не соприкасался с этим артистом лично. На автопати от Сергея даже поступило предложение о том, что он научит меня петь. Но я никак не дойду до него. Вот думаю, что однажды научит.

- Какую роль в вашей жизни сыграл Виктор Дробыш?

- Сыграл хорошую, знаковую роль. Благодаря Виктору Дробышу я вообще попал на «Фабрику звезд». Благодаря ему я ее выиграл, познакомился со многими артистами, с Филиппом Киркоровым, спел с группой Scorpions. Это такой большой пласт моей музыкальный судьбы, поэтому большое ему за это «спасибо».

- Но к нему есть и какие-то претензии?  

- Они чаще возникают у Виктора Яковлевича. Они вполне резонные и справедливые, но я просто не хочу их комментировать. Я уже на эту тему много чего сказал. Но с моей стороны к нему нет никаких претензий, за исключением того, что приходится постоянно комментировать какие-то высказывания, чего бы мне совсем не хотелось.

- Какая у вас национальность? 

- Раньше в паспорте, по-моему, писали ее, а сейчас нет. И в моем документе такой записи тоже нет. Вообще, конечно, я считаю себя белорусом. Вот на этом и все.

- А рост и вес?  

- Надо было поставить весы, чтобы я не обманываю вас, да и ростомер. Но сегодня утром я весил 83 килограмма, рост у меня 189.

- В Интернете есть запрос «Дмитрий Колдун - экстрасенс»…   

- Сам я никогда не пользовался услугами экстрасенсов, хотя из-за фамилии, как вы понимаете, меня часто таскают на разные проекты. И, собственно говоря, все эти шоу чаще всего построены на фальсификации всего чего только можно. Поэтому я к ним особо серьезно не отношусь, но отношусь как к какой-то юмористической истории, хотя ничего плохого я сам в этом не вижу, никаких сверхъестественных способностей у меня нет.

Ну разве что может Вселенная иногда подает мне знаки, когда я часто свой вижу день рождения 11 06.  Например, увидев на часах на микроволновке это сочетание цифр, я так зависаю немножко, задумываюсь и жду чего-то необычного от этого дня.

- И оно происходит?  

- А я забываю об этом просто, помню как бы в моменте. Может, и происходит.

 - Где вы живете?

-  Дома. Дмитрий Колдун живет в квартире. В принципе хорошо, что люди интересуются, переживают, ну пока есть где жить, спасибо. Сейчас  я чаще нахожусь в Москве, хотя моя семья живет в Минске, и из-за этого я часто там бываю.

 - Какими проектами порадуете зрителей сейчас?

- Ситуация с пандемией очень сильно изменила образ жизни, творчества и вообще всего остального: расписания, питания, распорядка. Если раньше основная часть времени и сил уходила на то, чтобы артисты ездили на гастроли, то сейчас я больше занят студийной работой.

За эти полтора-два года, наверное, было создано материала больше, чем за предыдущие пять, поэтому я продолжаю в этом русле, снимаюсь в каких-то разных проектах, некоторые из которых просто нельзя называть.

А совсем недавно я выпустил замечательный подарок всем женщинам - песню, которая называется «Нереальная». И буду продолжать писать музыку. Думаю, что к концу весны соберется альбом, ну или, как минимум два, и так, что ждите, ждите, ждите!

<iframe class="player-radiokp" src="https://radiokp.ru/player/568353/kp.ru" width="100%" height="130" frameborder="0" data-src="https://media.transistor.fm/bc16d2cd/d3f6eea6.mp3?utm_source=radiokp.ru-feed-kp.ru&amp;utm_medium=feeds&amp;utm_campaign=podcast-kp.ru"></iframe>

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале.

Другие материалы
Подписывайтесь на наш канал