«Загугли звезду»: Светлана Мастеркова – про закулисье Олимпиады, шоу «Возможно все!», реальный возраст и личную жизнь

Олимпийская чемпионка Светлана Мастеркова ответила на самые популярные запросы Интернета.

«Загугли звезду»: Светлана Мастеркова – про закулисье Олимпиады, шоу «Возможно все!», реальный возраст и личную жизнь
Светлана Мастеркова на съемках шоу «Возможно все». Фото: канал «Россия»

На канале «Россия» cтартовало шоу «Возможно все!», в рамках которого звезды участвуют в самых невероятных испытаниях. Одной из его участниц стала олимпийская чемпионка, знаменитая легкоатлетка Светлана Мастеркова.

В рамках передачи Светлана приняла участие в «Игре теней» в тандеме с ведущей Яной Кошкиной и зависла над потолком в паре с певцом Анатолием Цоем в испытании «Отрыв».  Помогла ли Светлане спортивная подготовка одержать победу над соперниками?

Своим примером Мастеркова всегда доказывала, что главное – победить саму себя. В 1996 году она стала Олимпийской чемпионкой, вернувшись в спорт после травмы и рождения ребенка. Впоследствии Светлана заняла пост директора московского Дворца детского спорта, а потом проявила себя и на политическом поприще.

Чем прославленная легкоатлетка занимается сегодня? Как складывается ее личная жизнь после разрыва с известным велогонщиком Асятом Саитовым? Понравился ли Светлане художественный фильм «Дистанция», основанный на ее собственной биографии?

На эти и другие вопросы Светлана Мастеркова ответила в рамках проекта Teleprogramma.pro «Загугли звезду».

 « Я двукратная олимпийская чемпионка, чемпионка мира, обладательница одного мирового рекорда. Сейчас я занимаюсь бизнесом, раньше работала в сфере спорта. В данный момент этого нет», — начинает разговор с нашим сайтом Светлана.

Светлана Мастеркова в детстве. Фото:
Светлана Мастеркова в детстве. Фото: личный архив

 — Светлана, прежде всего расскажите, пожалуйста, с чего начиналась ваша спортивная карьера…

— Я родом из города Ачинска Красноярского края. Это моя малая Родина, оттуда я уехала в возрасте 16 лет. А потом я уже начала самостоятельно жить в Москве и тренироваться. Как я пришла в легкую атлетику? Она началась для меня с урока физкультуры в общеобразовательной школе. Раньше преподаватели разных секций приходили на спортивные занятия и среди учеников выбирали для себя спортсменов, которые подходили под  определенные параметры: внешнему виду, росту, весу, для их видов спорта.

И вот в один прекрасный день на урок физкультуры к нам пришла тренер по легкой атлетике. Может быть, приходили тренеры и по другим видам спорта, но я их не заметила, потому, как в этот момент меня никто не выбирал. А вот Татьяна Николаевна Шакурова из города Ачинска, мой первый тренер, нашла меня и пригласила на тренировку. На первое занятие я взяла с собой подружку.

Помню, как все было очень мрачно, серо, беговая дорожка черного цвета сильно пахла резиной, потому что была сделана из нее. А еще мне запомнились большие красивые, витражные окна, дававшие свет в подвальное помещение стадиона. Поэтому, когда я начала тренироваться, я, не особо впечатлилась интерьерами, потому что это, конечно, не гимнастический и не танцевальный зал со сценой.

На первую тренировку я пришла в сандалиях, брюках и рубашке. И только тогда я первый раз поняла, какая форма должна быть у спортсмена. Во-первых, я увидела ее у других ребят. И мне предложили попросить маму или бабушку, чтобы они помогли мне приобрести форму, подходящую для бега.

На легкую атлетику я пришла не сразу, много раз прогуливала занятия. Ведь тогда я еще не была официальной спортсменкой. Поэтому, если мне напоминали, что нужно пойти в секцию по легкой атлетике, я шла туда, а если не напоминали, — отправлялась на урок рисования и так далее. Я вообще была очень увлеченным ребенком, который в суете мог забыть о чем-то. Но когда уже пришло время, через определенный тренировочный период, я выступала уже на первых соревнованиях.

Дебютные состязания были самые неудачными в моей жизни, но именно они вырастили во мне такой стержень, спортивную злость за неудачу, стремление выиграть, победить, доказать. Ну и конечно, в этот же день родилась девочка. Девочка, которая любит игрушки, потому что ее соперница, завоевавшая первое место и стоявшая на пьедестале почета, получила в подарок красивую куклу. Почему ее не получила я? Потому что я лидировала всю дистанцию на 800 м, но упала на финише и не смогла финишировать вовремя, а девочки, которые пробежали мимо меня, вот они заняли 1 2, 3-е место.

Это была кукла неописуемой красоты, она тогда называлась сибирячкой, с такими раскосыми глазами, ну, как, впрочем, у меня сейчас, если это заметно. Вот тогда я себе сказала, что буду тренироваться до тех пор, пока не выиграю эту куклу. И как только я ее получу, а для этого нужно усердно тренироваться, я сразу уйду из легкой атлетики.

Так вот, в моей жизни больше не было таких подарков, как эта кукла, хотя я уже побеждала неоднократно. И на каждых соревнованиях ждала, когда же будут подарки. А когда я выигрывала состязания, я всегда смотрела на призовой стол, рядом с которым стояли представители победителей, и не видела там куклы. Были прекрасные медали, памятные подарки, но не кукла. И в этом и заключалось мое самое глубокое разочарование.

И вот когда я уже выиграла Олимпийские игры, мой тренер Светлана Павловна Стыркина-Плескач подарила мне куклу ростом 90 см. Однажды в Испанию пришла огромная посылка. И когда я ее открыла, то, конечно, была тронута до слез.  Внутри спряталась кукла, за которую я билась все эти годы…

Конечно, потом я про нее забыла, поскольку появились другие цели. Я уже ставила перед собой задачи стать кандидатом в мастера спорта, выиграть чемпионат России и Советского Союза и так далее, и тому подобное. Так вот, кукла, которая была подарена мне моим тренерам, которая привела меня к этим успехом, она, скажем так, далась мне очень трудно, но ассоциируется с очень интересной жизнью. Так что вот так.

— Где сейчас эта кукла?  

— Прошло много-много лет. Возможно, она осталась в Испании. Но вот когда ты занимаешься спортом, а тогда я постоянно выигрывала, я не могла даже думать о том, чтобы отпраздновать с семьей за столом даже одну из побед. Нет. Это была серьезная, тяжелая работа, которая на тот момент не позволяла оставаться в голове всяким мелочам.

И потом я же практически единственная женщина на планете Земля, которая через один год и один месяц после рождения своего ребенка выиграла Олимпийские игры. И это не просто яркие слова, а факт. То есть, 9 месяцев беременности, а потом рождение дочери. Вот таким негласным феноменом я была, да и кто будет кричать об этом. Просто все понимали, что, как и почему.

Поэтому, конечно, я не знаю, где сейчас кукла, некоторые вещи, предметы, события в жизни лучше оставить в сердце и не держаться за них, а сохранить в памяти. Хотя для вот таких уютных бесед, когда тебя спрашивают: «Где ваша кукла? Какое она имела значение? И какой это был подарок?»,  этот случай и пригодился. Я снова вынула эту историю из своего сердца и рассказала для вас.

 — Увлекались ли вы еще чем-то, кроме спорта?

— Дело в том, что каждый человек отличается определенным характером. Характером, который дает тебе понимание и знание того, что ты должна сделать свою работу в несколько раз лучше, чем предполагаемые соперники, которые разделят с тобой дистанцию. Я всегда была этим озадачена и искала пути, как мне сделать так, чтобы я была лучше. Даже когда я выполняла какие-то специализированные физические упражнения, я старалась представлять себе, как их делают мои соперницы.

Вот если я буду делать все в полсилы, а моя соперница в другой стране – в полную силу, то понятное дело, она у меня выиграет. Я ставлю над собой такие эксперименты.  Это была моя личная психологическая оценка себя, так же я и оценивала будущих соперников.

Раньше у нас же не было психологов, которые помогали, поддерживали, объясняли. Так вот, в связи с тем, что я очень много работала над собой, я также говорила себе, что мне, например, хочется посмотреть кино с 23:00 до полпервого ночи, но я понимала, что не высплюсь утром и не смогу выполнить ту сложную работу, которая запланирована. Затем мне, конечно, хотелось сбегать вечером на дискотеку потанцевать, повеселиться там, прийти практически под утро, в два-три часа ночи.

Но в то же время я тоже понимала, что у меня свои цели и задачи. Я не могу их отпустить, так как зависела от себя.  Это был мой образ жизни, и я сама себя платила зарплату. То есть, это была моя работа. И все дивиденды, которые я получала от спорта, — это как раз те дивиденды, которыми я жила.

Иногда мне помогала мама, но очень небольшой суммой. А в основном, конечно, я была зависима сама от себя и полностью отдавала себе отчет в том, что я делаю и как ограничиваю себя. Ограничений было очень много. Очень многого я себе не позволяла. Например, встреч с мальчишками, когда вместе с объектом влюбленности дожидаешься звезд на небе.

Ну, может быть такие встречи можно было пересчитать по пальцам, и то —  нет. Я была очень худенькой, тоненькой, такой спортивной девочкой, которая бегала средней дистанции. И вокруг меня ходили подружки, которые бегали спринтерской дистанции. Такие все кругленькие, такие все румяные, классные. Девочки, которые прыгали в высоту — такие высокие, изящные.

И что я? Я средневичка, которая с утра до вечера бегала, пыталась превзойти саму себя , уставала и бежала домой, чтобы уснуть, поспать, проснуться и дальше начать день по-новой. И так я провела многие, многие годы, поэтому не со мной мальчишки гуляли, а гуляли с моими подружками-красотками.

Светлана Мастеркова с мамой в юные годы. Фото:
Светлана Мастеркова с мамой в юные годы. Фото: личный архив

 — А что бы вы могли рассказать о своих родителях и бабушках-дедушках?

— Мою бабушку звали Валентина. Моя мама — Нина Александровна Мастеркова, папа – Александр Мастерков. Моя мама всегда работала в сфере общепита, а так как город был маленький, то значимых объектов в нем было не так много. Например, одним из таких градообразующих объектов можно назвать глиноземный комбинат. И поэтому, конечно, там работал весь Ачинск. Ну или кулинарии, которые были внутри города для обычных людей, где можно было найти торты, пирожные, о которых вспоминали в разные праздники.

Так вот, моя мама была поваром, готовила на большое количество людей. И однажды я пришла к ней на работу и не могла поверить, увидев, какие бывают огромные бочки с солеными огурцами, с квашеной капустой. А огромные чаны с картошкой также чистились вручную. Я была поражена количеству котлет, которые громоздились на таких вот поддонах. Поэтому, приходя с работы, мамочка приносила мне самую горячую мягкую булочку. И я была голодная практически весь день, потому что ребенка не заставить пообедать супчиком, да. Всегда хочется просто перекусить чего-то, например, съесть хлеб, масло и сверху сахар.

Более старшее поколение поймет меня, как это безумно вкусно, когда ты бегаешь, занимаешься, играешь во что-то, а бутерброд буквально влетал в тебя, а на зубах хрустел сахар. Это было так вкусно, сладко и питательно. Я до сих пор вспоминаю, как мама встречала меня булочкой с молоком. А потом мы уже обедали. Бабушка работала всегда, после войны трудилась на полях, они собирали хлопок в Таджикистане, потому что Советский Союз нуждался в рабочей силе, и вот тогда девчат отправляли из Сибири в теплые края, чтобы они могли там и питаться нормально, и собирать хлопок. Тяжелая, очень тяжелая работа, не знаю, где было бы лучше. В те времена всем было трудно.

А дедушка работал на железнодорожном вокзале в системе путей сообщения. Вся его жизнь связана с железной дорогой. Там же какое-то время работала и бабушка.

Мама —  повар самой высшей категории. С отцом мама развелась, когда мне было года полтора, наверное, потом мы жили в Молдавии. Затем она уехала в Сибирь к родителям, к моим бабушке и дедушке. А что касается папы, однажды мы с ним встречались, а также с бабушкой и дедушкой по папиной линии.  Я приезжала к ним в небольшой поселок в Молдавии, буквально на одну  встречу, продлившуюся час. Они русские, после в войны остались жить в Молдавии. Тогда ведь судьба разбросала всех по всем уголкам СССР. Все города республики нуждались в человеческой силе.

Ресурс должен быть был физическим, тогда мало что было автоматизировано, все восстанавливали вручную, поэтому мои родственники разбрелись теперь уже за границей. Все, больше мы не виделись с папой, не общались. Какой-то период времени я общалась со своими двоюродными братьями и сестрами. Но ввиду того, что я была очень занята, и на встречи вечно не хватало времени, эти отношения не закрепились.

Потому что, наверное, это просто чужие люди. Я люблю, ценю и уважаю людей, но вот так полюбить близких родственников оказалось очень сложно. Я всегда была очень занята, участвовала в разных соревнованиях, уставала, поэтому я оставила их в копилочке, где-то в каком-то ящичке своей души. Они у меня там есть, но, к сожалению, не более и не менее. Но я точно знаю, что родственники живут абсолютно благополучно. Они люди не нуждающиеся, поэтому любая хорошая беседа может повториться вновь, и это будет продолжением какой-то дальнейшей жизни, интересным совместным общением.

 — Расскажите, пожалуйста, о том периоде жизни, когда вы являлись начинающей спортсменкой  

— В моей жизни был такой уникальный случай, когда я абсолютно не понимала, что делаю. Да, нужно было бегать быстро, и я это делала. И тренеры мне говорили о том, что не всегда скорость – это главное. Важно бегать рационально. То есть, начиная дистанцию на высокой скорости, ты быстрее устаешь и заканчиваешь ее не в лучшей форме. Поэтому я училась распределять свои силы по дистанции.

Однажды, когда наступила отчаянна сибирская зима, перед соревнованиями тренер сказал, что нам нужно побольше потренироваться, и для этого мы делаем две тренировки. Первая будет проходить на стадионе. Это кросс вокруг стадиона, два круга, плюс дорога из точки А в точку Б до стадиона, из дома до стадиона — по утрам, в шесть утра. И вот никому и ничего не объяснив, я просыпаюсь в пять утра, может быть, чуть попозже, это уже не имеет значения, надеваю кеды, потом обычное хлопчатобумажное трико со стрелочкой в передней части, где проходит коленочка, кофточку, ветровку и легкую шапочку.

И я помню, когда еще выходила из коридора, а знаете, если мне показать двери каждого города, региона, я сразу скажу, где сибирская дверь. Это дверь, которая защищает тепло.

Обычно они очень красивые, мягкие, наполненные ватой, пробиты разными шпуличками, но главное – держат тепло. Так вот, как только я вышла на мороз, то подумала: «Что-то очень холодно, значит, надо быстро бежать». Я пробежала полтора километра до стадиона и когда тренер меня увидела, то ахнула. Она буквально приказала мне немедленно бежать домой, и чтобы я больше не одевалась так легко. Ведь на улице было минус 26 градусов.

Когда я прибежала домой бабушка обомлела, увидев, как мои хвостики висели, как две сосульки.  И она меня спросила: «А где ты была? Ты что, на улицу выходила?». А когда я сказала, что бегала кросс, она чуть в обморок не упала. И вот следующий раз бабушка уже знала, что в шесть утра я побегу на тренировку в кедах, поэтому и вручила мне дедушкины носки.

Но я была маленькая, а дедушка — большой. Носки были великоваты и доходили мне ровно до коленочек, но зато в них было так тепло. И я бежала в дедушкиных варежках, но мне было неловко и стыдно перед друзьями…

Когда я подбежала к тренеру, она сказала: «Вот сразу видно, чувствуется теплая бабушкина рука, и шарфик она тебе надела» и все такое прочее. Вот такие моменты тоже были в моей жизни. А еще эпизоды, когда, например, мы тренировались не только в манеже, но и в легкоатлетическом тренажерном зале. Хотя полноценного тренажерного зала у нас тоже не было  —  все по месту нахождения: какой-то гриф, какие-то там блины для поднятия веса и так далее.

Вспоминаются и тренировки по снегу, по сугробам. Да, да, да. И только сибирские жители этого города всегда видели, когда я бегала по сугробам и буквально утопала в них.

Высота сугробов — прям буквально тебе по талию, и ты должна выкарабкиваться из них и бежать дальше. Потом брали снег высотой немножко поменьше, чтоб можно было высоко поднимать бедро. Такие заморочки хоть и казались крутыми, но были очень эффектными.

Вообще, я считаю, что детей нужно тренировать разнообразно: давать им возможность заниматься греблей на лодке, чтобы укреплялись ручки, ходить, бегать по снегу, кататься на лыжах. Даже если ты гимнаст, все равно, наверное, нужно быть разносторонне подготовленным ребенком в дальнейшей спортивной жизни. Вот такие моменты и вспоминаются мне.

— Когда началась ваша профессиональная карьера?  

— Профессиональная карьера началась у меня немного раньше — в 1991 году. Потому что до этого момента я очень много соревновалось на международных стартах за сборные команды Советского Союза. Но, к сожалению, мне не удавалось пробиться в финал и победить на отборочных соревнованиях.

На чемпионатах Советского Союза и России и, например, перед Олимпийскими играми, играми в 92 году, когда я бежала финальный забег, у меня случился спазм задней поверхности бедра. И он был настолько сильный, настолько это было больно… Все шло от спины. Моя спина была повреждена, поэтому я и не смогла добежать. В итоге я не отобралась  на чемпионат мира, на Олимпийские игры в Барселону, но все-равно учила испанский язык. Самостоятельно взяла учебники 6 класса по испанскому языку и спокойно занималась.

И впоследствии я уже окончила университет на этом языке. Вообще, и в Испании мне комфортно. Я разговариваю на испанском, понимаю страну, и у меня там много друзей. В 1992 году, в тяжелый период моей жизни, я не попала на Олимпийские игры. Я осознала, что это уже была вторая осечка с финальными соревнованиями на стадии отбора на какие-то хорошие соревнования и решила, что нужно сделать передышку.

В 1992 году предприняла вторую попытку, потому что до этого, в 91 году я не отобралась на чемпионат мира, поскольку заболела и травмировалась. Эти травмы меня всегда преследовали. И в 1992 году я решила, что мне очень сложно биться за свою спортивную карьеру, к тому времени я очень устала от этих травм, поражений. А почему устала? Потому что в тот момент, в тот период времени, когда я не попадала на чемпионат мира и на Олимпийские игры в Барселоне, я добилась лучшего результата за сезон в мире. И вот представляете, такая спортсменка не приезжает на соревновании. Все были в недоумении. А где ваша Светлана Мастеркова? Она же у вас такая быстрая, а ее нет, у нее травма. Поэтому, я решила выйти замуж.

Слава Богу, в тот период рядом со мной был прекрасный человек, который поддержал меня во всем. Он посоветовал мне сделать передышку, отдохнуть, поскольку видел, как я переживала. А потом мы поженились и стали планировать рождение ребёнка. Все было замечательно и шло к тому, что после появления дочери я снова начну бегать. И вот как раз 1996 год и стал  показательным…

Светлана Мастеркова на Олимпиаде 1996 года. Фото:
Светлана Мастеркова на Олимпиаде 1996 года. Фото: личный архив

 — Тогда вы и выиграли Олимпиаду…

— Я с удовольствием вспоминаю Олимпийские игры, потому что это самое замечательное время в моей спортивной жизни. Я, конечно, помню последние 350 м до финиша. Помню, как бежала по виражу. Тогда я оценивала физическое состояние своих соперниц, сравнивала дыхание – как дышат они, и как дышу я. Потому что в тот период времени, в тот момент я уже заняла лидирующую позицию и стала ее отпускать. Потому что я понимала, что если я их отпущу, то они, Ана Фиделия Кирот и Мария Мутола, просто закроют мне коридор для выхода вперед. И я уже готовила себя к финишному спурту.

Я оценивала их физическое состояние, видела их по бокам боковым зрением. Я слышала, как они дышат и оценила, что дышат они не очень. Так как мы бежали очень быстро, а соперницы прерывисто дышали, соответственно, я решила, что могу попробовать попытаться бороться за третье место.

Бороться за третье место с лучшим результатом сезона в мире я приехала на Олимпийские игры, и я точно понимала, что есть смысл сражаться «за бронзу». Но каждый раз, чем ближе я приближалась к финишной черте, тем больше понимала, что нужно об этом не думать, но сил еще достаточно, чтобы бороться. И тогда я больше думала не о первом месте, а о том, как не начать финишный спурт раньше, чем мы запланировали накануне в беседе с тренером.

В свое время Светлана Павловна Стыркина, выступая на соревнованиях в Монреале, тоже могла бы занять очень достойное место на 800 метровой дистанции, но она начала финишировать немножко раньше и таким образом неудачно разложила свои физические силы. В итоге к финишу она пришла шестой, а всего было же восемь участниц.

Тогда Светлана Павловна говорила мне: «Я тебя очень прошу, просто умоляю — не повторяй мою ошибку в жизни, начинай финишировать за 110м, за 80 м, уже ближе к финишу, чтобы с гарантией. Но не она ж бежала дистанцию, бежала ее я, чувствовала ее я, и я начала финишировать намного раньше.

То есть, я не начала финишировать со всей силы, а начинала наращивать темп гораздо раньше. И когда я делала это, то понимала, что вот это дыхание соперниц позади меня, оно все дальше и тяжелее. В тот момент я  чувствовала, что ухожу от конкурентов, но страх, волнение было, потому, как позади меня бежали великие выдающиеся спортсменки. Это Ана Фиделия Кирот и Куба Мария Мутола из Мозамбика. Я до сих пор отношусь к ним с большим уважением и с достоинством, ценю их работы и так далее. С Анной Фиделией мы дружны. Она написала книгу о своей жизни, писала и обо мне и так трогательно спросила разрешение о том, может ли она описать нашу с ней дружбу. Хорошо, что я говорю на испанском.

Вот я всегда повторяю: зная язык, ты можешь приобрести тех друзей, о которых ты никогда не мечтала, а мир большой и со всеми нужно дружить и любить их.

Но возвратимся к Олимпиаде. На 1500 м я уже бежала в статусе олимпийской чемпионки, обгоняла   своих соперниц, а они же четко понимали, что я очень быстрый финишер. Я могу финишировать быстро и меня пытались немножко помучить по дистанции: то выбегали вперед, то провоцировали меня побежать за кем-то, чтобы я потратила свои силы.

Ну нет, к этому времени я уже была мудрой олимпийской чемпионкой и не зависела от своего физического состояния. На этот раз я абсолютно спокойно дожидалась финишного спурта. Я финишировала и еще раз победила на дистанции 1500 м уже с большим опытом и с преимуществом в силе. Вот такие шикарные моменты. Спасибо что дали возможность мне еще раз их вспомнить.

Светлана Мастеркова. Фото:
Светлана Мастеркова. Фото: личный архив

 — Расскажите, пожалуйста, о рекордах 1996 года…

— Когда я родила ребенка и начала тренироваться, я поменяла стратегию своего отношения, вообще подхода к тренировкам, к спорту.  Во-первых, я стала более серьезно относиться к тренировкам. Я понимала, что то время, которое трачу на тренировочный процесс, я отнимаю у дочери и у своего супруга, и вообще у моей семьи.

Во-первых, это сосредоточенность на тренировочном процессе. Мы все уже понимали мои плюсы и минусы, и самое важное, что от меня уже никто не ждал никаких результатов. Я не гналась за секундами, а думала о своем самочувствии. Я чувствовала, что у меня была уникальная возможность подготовиться без какого-то давления. Тогда мне это было очень необходимо.

И потом, когда у тебя семья, ребенок, и ты понимаешь, что в твоей жизни самое лучшее уже случилось, и сейчас нужно получать от спорта абсолютный кайф. И так оно и получалось, а вот эти мировые рекорды после Олимпиады я не планировала. А просто были соревнования, на которых меня заявлял мой профессиональный менеджер. На тех условиях там предлагалось пробежать мировой рекорд.

Я говорила, что нет, я не могу, не смогу. Не то чтобы я не верила свои силы, я о них просто не знала. Но тогда я бежала и понимала, что да, мировой рекорд состоялся. Для меня это тоже стало большим сюрпризом. Я словно задавала себе вопрос: «Как ты смогла, бедная моя девочка? Я сама к себе отношусь в третьем лице. Тогда я была худенькая, уставшая, и у меня в голове крутилась только одна мысль: «Как я вообще смогла и удержала это все?» «Молодечик!»

 — Давайте поговорим об Олимпиаде в Сиднее…

— После Атланты у меня снова возобновились мои травмы, дала о себе знать икроножная мышца. Я сделала операцию, и после побед от меня отвернулись все спонсоры, потому что я сразу легла на операционный стол. И никто не думал, что я вообще вернусь на дистанцию. Ну как так, да?

Понятное дело, они не хотели терять свои средства, которые были запланированы благодаря рекламе    меня, моей силы, побед так далее. Дальше, после операции я восстановилась и начала заново заниматься, заново бегать. И уже в тот период выиграла чемпионат мира, делала разные успехи. Ну вот старая травма проснулась буквально перед Олимпиадой.

В Москве была очень плохая погода. Постоянно шли дожди, я тренировалась. Вот, и мы уехали в Сочи, но не на очень хороший стадион.

А так как многие привыкли уже к одной беговой дорожке и к одному ритму, то для спортсмена всегда очень важно резко не менять дорожку. Вообще, я набираюсь опыта именно после этой травмы в Сиднее. Я конечно же поняла, что так не должно было случиться. Я травмировала икроножную мышцу буквально за две недели до выезда на Олимпийские игры. Поменять меня на кого-то уже было невозможно. И я четко понимала, что я соберусь, боль пройдет, я сейчас отдохну, полечусь. Времени мало, но спортивная форма никуда не уйдет.

Но когда я приехала на Олимпийские игры, я уже не могла ходить, но все равно рассчитывала на свою силу воли и не только.

Да, я использовала свою силу воли. Но уже в во втором забеге в полуфинале я, конечно, уже сошла с дистанции, потому что было невыносимо больно. Я не ожидала, что так будет. Но по сути своей и своему характеру я выносила и более серьезные боли в ногах. Вот после Олимпиады я немножко побегала с больными ногами. Поэтому все — Сидней просто закончился вот так плачевно.

Я помню, первый раз в жизни я сошла с дистанции, когда я бежала 3000 м. Это был чемпионат Красноярского края. В тот период времени 3000 метров были для меня очень длинной дистанцией. И последний раз это произошло уже на Олимпиаде. Но так случилось, так случилось, это травма.

И уже после Олимпийских игр я уже, наверное, не хотела возвращаться в спорт, потому что дочка пошла в школу, возникли какие-то свои обязательства. К тому времени я уже очень устала и просто не хотела ложиться еще раз на операционный стол, потому что четко понимала, сколько времени займет реабилитация и так далее тому подобное. И я решила уже складывать шиповки, но я их не сложила. Я их бросила на трибуну своим болельщикам. И они с большой радостью подхватили, потому что они были именные, на одном ботиночке красовалось имя Светлана, на другом — фамилия Мастеркова.  Вот так закончился для меня Сидней.

— Расскажите, пожалуйста, о своей диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук  … 

—  Решаясь на эту научную работу, я понимала, что это должен быть анализ жизни, который был в Советском периоде времени и в российском. То есть, два поколения, два времени, две классификации жизни спортсмена сошлись воедино. И что нужно было делать? Как нужно было привести в соответствие будущий спорт, особенно, если обращать внимание на детский и юношеский спорт. Потому что поколение, которое вышло из Советского Союза, имею в виду себя, донесло свои титулы, силы, знания на дорожке — на бойцовском ковре, где угодно, в разных дисциплинах, но эти знания не были структурированы.

Поэтому нужно было уделить внимание теоретическому вопросу.  Я очень горжусь тем, что моя диссертация как раз стала самой первой диссертацией из всех, что транслировались в прямом эфире. Это было очень волнительно. Это была уже новая история новой России и диссертация транслировалась на публичном сайте в Интернете. То есть, ее могли слушать, смотреть все те, кто могут, и кто хотят.

У меня есть определенные обязательства, связанные с этой работой. Я могу выступать с диссертацией, анализировать ее, могу привносить изменения различного характера и уже анализировать то, что произошло и с то, что стало. Поэтому эту работу можно сравнить с олимпийской чемпионкой. Она вечная, вечно востребована для изучения, для какого-то нового формирования мышления, для сравнения и так далее.

Светлана Мастеркова. Фото:
Светлана Мастеркова. Фото: личный архив

 — А в чем состояла суть вашего конфликта с Федерацией скалолазания?

— Я начала работать во Дворце детского спорта города Москвы системы Москомспорта. Конфликта с Федерацией скалолазания у меня никогда не было. Он был у Всероссийской федерации по скалолазанию с директором Дворца детского спорта, то есть со мной. Когда я только заступила за свою должность, как начинающий руководитель, я обязательно должна была знакомиться с уставом организации: с тем, какие функции она выполняет, чем живет, какими стремлениями и обязательствами, что я и сделала.

Я начала приводить всю внутреннюю работу Дворца детского спорта в порядок. А это изучение работы секций, правовые нормы нахождения в том или ином месте, в кабинете, в учреждении. И когда я обнаружила очень много фактов нарушения, мне пришлось пообщаться с Всероссийской Федерацией по скалолазанию, которая тогда находилась на базе спортивного объекта у Москвы, пользовалась финансированием, всеми финансовыми благами, что, по сути, является нарушением.

У Всероссийской федерации есть свой адрес, бюджет, свои уставные документы, и они должны были работать во Дворце детского спорта на основании договора с Москомспортом, руководителем Москомспорта на аренду того или иного помещения, на восполнение ущерба за использование помещения, скалодрома.

То есть, если говорить о правовой сути, Всероссийская Федерация скалолазания была на московском объекте незаконно, без оснований, и без разрешения, пользовалась всеми ресурсами. И в том числе самостоятельно составляла график тренировочного процесса российской сборной, ущемляя интересы школы по скалолазанию номер 24, которая до сих пор базируется во Дворце детского спорта на правовых основаниях.

Дворец детского спорта предназначен для подготовки детей, которые проживают в Москве на безвозмездной основе, и могут пользоваться той или иной инфраструктурой спортивного характера.    Но школа номер 24 по скалолазанию системы Москомспорта занималась буквально в ущерб себе во время, которое выделялось товарищем Бычковым (тогда руководитель Федерации скалолазания — прим. ред), но неудобное для детей.

Кроме того, не была сформирована система оплаты коммерческих обучений, то есть, коммерческие мероприятия происходили без чекового аппарата, без каких-то там договорных отношений с руководством Дворца детского спорта, системы Москомспорта

Получается, что тогда Дворец детского спорта выглядел как частная собственность как раз руководителя Федерации по скалолазанию России. И соответственно, он сам делал трассы, сам конструировал скалодром, на что не имел официального права, так как инженерная конструкция такого характера должна быть абсолютно безопасной для человека, который там занимается, и находиться под присмотром инженерных специалистов.

А потом пришел руководитель, который имеет образование, четкие позиции и в рамках закона привел систему жизни Дворца детского спорта в его правовое поле. Вот и все, моя миссия выполнена, я справилась со всем этим.

Ну конечно, всегда найдутся недовольные, потому что хотелось жить как раньше, но так нельзя.  Нужно жить по закону, потому что закон формируем мы. Мы же голосуем за законодательство? Ну раз мы голосуем за какие-то правила, то их нужно выполнять. Это правило для нас, а не для кого-то. Вот и все. Кстати говоря, после того, как я навела порядок и привела в соответствие работу Дворца детского спорта, Сергей Семенович Собянин наградил меня особой премией и званием «Лучший директор года». Поэтому все было сделано не зря.

Светлана Мастеркова на съемках шоу «Возможно все». Фото:
Светлана Мастеркова на съемках шоу «Возможно все». Фото: канал «Россия»

— Как вы решили принять участие в шоу «Возможно все!» на канале «Россия»? 

— Дело в том, что на самом деле я могу участвовать во всех разных шоу интеллектуального и физического характера. И вообще, я выступаю за то, чтобы новые проекты радовали меня и моих близких. Кстати, первый выпуск шоу «Танцы со звездами» на канале «Россия» был со мной, то есть, я была с ними. А многие проекты, где я принимала участие, выходили в эфир впервые, а уже потом начинались новые сезоны. Взять хотя бы то же шоу «Маска», в первых выпусках которого я также принимала участие.

Я абсолютно тот человек, который принимает, как дар божий, все, что ему дается, который пробует что-то новое и интересное, в том числе и на телевидении.

Что касается шоу «Возможно все!», то я даже не сомневалась, что будет весело и задорно.

Я даже где-то немножко испугалась. Думаю, Боже мой, может, у меня не хватит юмора, и я подведу друзей, товарищей, продюсеров, и это будет не смешно. Но когда организовываются такие программы, они, конечно, проходят с профессиональными юмористами. И в таких передачах участвуют люди, которые имеют чувство юмора и легки на подъем. Я легкий на подъем человек, поэтому для меня нет трудностей.

Я никогда не выставляю себя человеком, который задает много вопросов, сомневается, с большим трудом делает выбор и так далее. Ну, я отчаянно иду вперед, конечно, если это для меня в рамках приличия, дозволенности, если это не повредит моему имиджу. А пошутить, побегать, попрыгать, блеснуть интеллектом, ну и почему нет? Даже если ты где-то промахиваешься, то ничего страшного в этом нет.

Жизнь такая прекрасная, но никто не идеальный, мы можем ошибаться, смеяться, падать, подниматься, если это еще в рамках программы – шутка, ну, конечно, это очень круто. И причем я боюсь высоты и как раз попался один конкурс, где мне пришлось взлетать на неправильных ответах или же при их задержке.

То, что происходило со мной, было очень искренне. И как я там визжала, пищала, кричала! Это были реальные эмоции, их даже нельзя, (вот мы сейчас видим по моему лицу), спровоцировать искусственно. Ну, конечно, девочки могут все: и заплакать вовремя, и улыбнуться. Но когда дело касается тебя, когда ты висишь, подвешенная к куполу телестудии, тут уже не до шуток. Еще нужно думать, быть умницей и быть веселой.

На программе «Возможно все!» были и хорошие зрители, и прекрасный ведущий, и все проходило в таком легком шикарном формате. Прекрасная компания собралась. В общем, это было очень замечательно и весело, такое вот наслаждение. Я уже смотрела первый эфир. Вот правда, это здорово, что есть такая возможность нам порезвиться и при этом еще показать, как нам хорошо, всем остальным.

Светлана Мастеркова и Анатолий Цой на съемках шоу «Возможно все». Фото:
Светлана Мастеркова и Анатолий Цой на съемках шоу «Возможно все». Фото: канал «Россия»

Как вам конкурс теней и наклонная комната?  

— Ой, вы знаете, «Игра теней» — это, конечно, уникальная история. Все, что касается советских и зарубежных фильмов, какой-то демонстрации немыслимых движений за стеной — я боялась, что не справлюсь с таким заданием.  Но мы с Яной Кошкиной очень быстро организовались, поддерживали друг друга, наши мысли и идеи сходились настолько в унисон, что мы моментально, то ли она, то ли я, по очереди, отгадывали тот или иной персонаж, который демонстрировала нам стена теней. Это было настолько здорово, что мы даже обнимались и целовались. Хохотали от радости, что мы такие крутые, потому что это реально очень трудно.

Во-первых, не каждый может показать профессионально какую-то сценку, поэтому ее показывают в меру своих возможностей. И вот попробуй, догадайся, что они хотели тебе этим сказать.

А вот «Наклонная комната» — это был абсолютно удивительный  конкурс, где ты делаешь вид, что тебя не стесняют эти неудобства. По сценарию первой сценки мне нужно было соблазнить всех мужчин в баре, притом, что мои ботинки-кроссовки очень скользили. И вот когда я уже выполнила свою миссию, я уже как бы попрощалась со всеми. Потом я вышла из комнаты и стояла уже там в нормальном состоянии, то есть, не могла скатиться. Хотя мы и скатывались, и я юбкой накрывала партнера, с которым мы играли эту роль.

В общем, это было, замечательно, незабываемо. Во-первых, это легко, весело, и команда, с которой ты выступал, достойна уважения. Все эти люди – состоявшиеся в своей сфере личности. Например, я выступала с людьми, которые прекрасно поют: Валерией, юмористами. Ну, круто, круто, круто. Сейчас я просто не хочу всех и все перечислять, вы сами уже в пятницу увидели, это было очень хорошо. И на этой программе я поняла, что возможно все.

 — Смотрели ли вы художественный фильм «Дистанция», основанный на вашей биографии, и что вы о нем думаете?

— Конечно, смотрела, но нужно понимать, что фильм «Дистанция» — это все-таки больше художественный образ. Конечно, в нем обыграны многие эмоциональные моменты из моей жизни, которые я озвучила, чтобы этот фильм состоялся, например, моя любовь к дедушке. В картине она показана таким образом: шахта, он без ног, инвалид. В реальной жизни я очень любила своего деда, а он – меня. Я была его первой и любимой внучкой.

В общем, многие моменты жизни нашли художественное изображение, но тут важна суть. Вспомните фильм «Женщина, которая поет», а у нас получилась «Женщина, которая бежит». Об этом фильме сложилось разное мнение, но в нем показано видение этой спортсменки, то есть, мое: мои трудности, переживания, ошибки, жизнь после спорта, а она не менее сложная. Вот поэтому фильм хороший.

Жаль, что он не прогремел, но я думаю, что еще будет такая возможность. Оля Погодина, продюсер фильма и исполнительница главной роли, отправляла его на фестивали. Мы хотели пригласить знаменитого французского актера Пьера Ришара, чтобы он сыграл роль корреспондента, узнавшего о русской девочке. То есть, мы хотели доработать киноленту, но, к сожалению, она ушел в небытие, ее нигде нет.

Ну, вы знаете, позвоню Оле Погодиной и спрошу, что дальше, что с этим фильмом, потому что мы сами находили на него деньги. И вот фильм, я думаю, получился, но Оля Погодина чем-то недовольна. Она хочет сделать эту картину еще круче, еще лучше. Мы будем на это надеяться. Хорошие фильмы не уходят в никуда, они все равно найдут свое место в каком-нибудь  нашем прекрасном кинозале, на телевидении, в душе и так далее.

— А что вы скажете о документальном фильме «Начать сначала», также посвященном вам? 

— Документальных фильмов обо мне было очень много. Все фильмы, которые вышли в эфир, были одобрены мною, а значит, я их посмотрела и поработала с ними. Нет таких кинокартин, которые вышли в неведении от меня. Поэтому я думаю, это хороший, правдоподобный документальный фильм.

Светлана Мастеркова. Фото:
Светлана Мастеркова. Фото: личный архив

 — Давайте поговорим о вашей личной жизни…

— Что касается моего единственного брака, это замужество за выдающимся велогонщиком Советского Союза Асятом Мансуровичем Саитовым. Да, мы состояли в браке, у нас есть дочка Анастасия. Но сейчас мы разведены, однако остаемся прекрасными друзьями и компаньонами по воспитанию ребенка. В феврале Настюше будет уже 26 лет.

Мы с Саитом очень близкие по духу люди. Но если мы не получились как семья, мы очень круто получились, как друзья. Больше замуж я не выходила, личные отношения я никогда не афиширую. Если я когда-нибудь выйду замуж, то, думаю, об этом узнают многие. Но пока я этого не планирую.

И еще я обычно говорю такую фразу: «Есть люди, которые жалеют, переживают, а некоторые говорят: «Боже, ну какая она классная, какая милая, ну почему же она одна?» А я же вам отвечу двумя определениями. Я свободная, но не одинокая, и так было, и так будет всегда.

 — Чем занимается ваша дочь?

— Доченька Анастасия занималась большим теннисом, хорошо училась, окончила университет по психологии. Она психолог, затем она еще училась, приобретала для себя какие-то знания. Настя хорошо владеет английским языком, у нее очень много друзей по всему миру. Буквально недавно, в декабре Настя стала невестой. Приняла предложение своего любимого человека стать его женой, поэтому у нас впереди такая очень приятная история жизни будущей семьи.

И мне эти ребята очень нравятся.  Моя дочка, ее выбор, эти влюбленные — замечательные ребята.  Раньше я задавала себе вопрос: «Какая я буду теща?»  Вот пришло это время дать себе предварительную оценку. Тещей я буду замечательный, потому что я очень уважаю выбор Насти.

Это очень приятный молодой человек из хорошей семьи, который зарабатывает себе на жизнь, помогает, поддерживает, переживает за моего ребенка. Он достоин большого уважения. А с какой душой Насте было сделано предложение. Я чувствую, что это мой второй близкий человек. Поэтому, думаю, что буду вполне неплохой тещей.

— Вы ведь были одним из инициаторов проведения Московского марафона…

Ну, дело в том, что до переезда в Краснодар я 9 лет занимала пост президента Федерации по легкой атлетике Москвы. И популяризация легкой атлетики, бега и здорового образа жизни вообще – это моя главная задача.

Московский марафон — действительно самое масштабное зрелищное событие, которое приобретает всемирные уровень. И поэтому, конечно, его нужно поддерживать, чтобы он оставался в нашей стране и становился лучше и лучше. Или же такого же уровня, как и в европейских странах.

Три или четыре года назад я пробежала берлинский марафон и завоевала медаль как любитель-профессионал. Я самостоятельно подготовилась к нему. Какие-то ключевые вопросы у меня были к специалистам, я их задавала, и мне с большим удовольствием давали развернутые ответы. Поэтому потом я пробежала московский марафон и тем самым на своем личном примере еще раз доказала, что я не только говорю, что в здоровом теле — здоровый дух, но и доказываю это. Вот такие дела.

Светлана Мастеркова. Фото:
Светлана Мастеркова. Фото: личный архив

 — Многие пользователи Сети интересуются вашим весом…

— Вес — 65 кг, но есть над чем работать. Сейчас я немножко не форме для бега, потому что у меня побаливает колено. Я лечу его, очень много занимаюсь. Вы знаете, как только человек начинает говорить, что три раза в неделю будет ходить в фитнес-клуб, ничего не получается. Нет, здесь должен быть другой подход к занятиям спортом и ведению здорового образа жизни.

Это должно быть как неотъемлемая часть твоей жизни. Я могу тренироваться каждый день недели, и вот после вашего эфира тоже пойду на тренировку. Ну, потому что это моя необходимость. Это мой образ жизни, так я хорошо себя чувствую. Как говорится, я не хочу быть тем, кем я не хочу являться.   Поэтому я всегда за хорошее, дробное питание каждые два часа. Питание должно быть разнообразным, но очень скромным, успокоенным, без всяких соусов и излишеств.

Об этом очень много написано, но главное проявление здесь  — это забота о себе. Знаете, есть такая черта характера, у которой две медали. Эгоизм для общественности и личный эгоизм – это разные стороны медали. Но быть эгоистом для себя, поверьте, — самая лучшая сторона медали, потому что в первую очередь вы должны быть здоровым для того, чтобы дольше жить и помогать своим близким, родителям и так далее. Здоровый человек больше учится, посещает больше различных красивых мест, путешествует и вселяет силу и уверенность в других людей.

Свой марафон же я пробежала в 50 лет. Я думаю, что шикарный пример. А ведь есть и другие примеры, но более негативные. Поэтому все в этой жизни должно делаться для себя во имя близких, как-то так.

 — А рост у вас какой?

— Метр 68 всегда, когда я появляюсь на улице или в каком-то пространстве, где меня узнают и женщины, мне обычно говорят: «Боже, какая вы маленькая, худенькая. Ну почему вы на экране такая, больше, чем являетесь?» Ну, вот такая специфика. Метр 68 и размер ноги 39 — 40. Это лишняя, но значимая информация, поскольку ноги — это мое все. Эти ноги, эти сантиметры привели меня к победе и к хорошим делам.

 — Также в Интернете есть запрос на ваш возраст… 

— 54 года. А зачем скрывать свой возраст? Я обычно называю его. Вообще, я проживаю каждый миг и горжусь каждым днем в своей жизни, поэтому свой возраст я никогда не скрываю. Я им горжусь, потому что делаю для себя все возможное, чтобы прекрасно выглядеть. Я занимаюсь спортом, бегаю кроссы по 10-20 километров.

Я — пример тех людей, тех женщин, которые не поставили на себя крест в 40-41 год со словами:  «А это было когда-то, а это было что-то». Нет, нет, нет, ни в коем случае. Я не из тех людей, которые говорят, что, ну все, твое время ушло. Нет, мое время никогда не уйдет, оно все идет и идет и будет идти еще долго, потому что я прикладываю к этому огромное количество усилий и кайфую от этого.

Светлана Мастеркова. Фото:
Светлана Мастеркова. Фото: личный архив

 — Чем занимается Светлана Мастеркова сейчас?

— Ну, в основном бизнес — проектами. Это персональные проекты, которые я вывела для себя. А еще я занимаюсь, так скажем, не очень громко, недвижимостью. Поэтому сейчас я не официальный госслужащий или не на сцене каких-то там ютуб-каналов, медийного пространства. Я участвую в телевизионных программах, активно принимаю участие в социальной жизни города, в различного рода мероприятиях, связанных с общественной жизнью Москвы, любого другого города.

Сейчас я также активна, как и была раньше, но я не в госструктурах. Поэтому я более свободна для творческого полета, для своей спортивной физической формы. Для того, чтобы жить, любить, существовать в этом прекрасном мире, нужно изучать страну. Сейчас я ее больше изучаю, узнаю больше фактов. Я в таком прекрасном  отпуске от самой себя и очень горжусь, что у меня есть такая возможность. Но работать я еще буду и скорее всего, в ближайшее время, у меня есть планы и проекты. Ну, я еще хочу послужить стране. Спасибо большое, удачи вам, занимайтесь спортом!

Смотрите также

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале.