Алена Хмельницкая: «Мне нравится, как я буду выглядеть в возрасте»

Популярная актриса рассказала о съемках в американском шпионском боевике.

В конце декабря компания Netflix выпустила восьмисерийный шпионский боевик «С холода» (In From the Cold). Две ключевые роли там играют российские актрисы. Одна из них, Алена Хмельницкая, рассказала «Телепрограмме» о своем опыте съемок в успешном американском проекте.

— Алена, как вы попали в проект? Сами вышли на кастинг?

— Самим себя предлагать не принято, тут без помощи агента не обойтись. Ты ведь даже не понимаешь, куда кидаться. Я человек реалистичный, совсем не думала, не гадала о каких-то международных проектах. Но у актерских агентов есть некий чат с иностранными агентами, в том числе агентами Netflix.

И вдруг поступил такой запрос в нашу страну: нужна актриса примерно моей возрастной категории (плюс-минус 50 лет), такой-то типаж…

— Но вы же не выглядите на 50 лет.

— Могу выглядеть, могу не выглядеть. Сейчас, наверное, после 35 уже непонятно, кому сколько лет, да и не важно. Тем не менее есть некий типаж, описание персонажа, описание характера. Мой агент послала мои фотографии, ссылки на фильмы, на соцсети. Видимо, авторов фильма мой образ устроил, и они прислали пробы. Я должна была сделать две сцены — на русском языке и на английском. Не очень люблю самопробы (это когда сам себя на телефон снимаешь), но мне не нужно было говорить на безупречном английском, ведь я играю русскую. Да и старшая дочь Саша очень мне помогла. Она стала мне прекрасным партнером, потому что сцена была диалоговая и сложная.

Я там кричу, плюю Ане Петровой (Стася Милославская ее потом играла) в лицо. Поскольку Саша училась за границей, она хорошо знает английский. Огромный процент успеха — что я записала эти пробы, что вообще прошла на роль — принадлежит моей Саше, я не устаю ее благодарить. Записывались мы в три часа ночи, когда вся семья уже спала.

Я психовала жутко, потому что никогда не играла на иностранном языке, и это оказалось не так просто, как мне казалось, поэтому было бесчисленное количество попыток. Я не первый раз столкнулась с языком, естественно, и на французском, и на английском я нормально на бытовом уровне говорю. Но играть на иностранном языке — это надо приноровиться.

Потом, когда я уже снималась, я поняла, что мне нужно вызубрить текст вплоть до междометий, чтобы вообще не вспоминать ни о чем. И только тогда я уже могу играть, входить в роль. А когда ты прочитала по три раза, тебе кажется, что выучила, но на самом деле этого недостаточно. Поэтому у меня были жуткие затыки, я злилась на себя страшно, что не могу выговорить что-то.

«После ковида не хотелось ничего»

— А на съемки вы поехали в Мадрид. Там снимали все, включая Москву 90-х.

— Я там провела три месяца, а съемочная группа — еще больше. Так получилось, я заболела коронавирусом в прошлом январе и не смогла прилететь в назначенный срок. И съемки задержали, но не из-за меня, а потому что в Мадриде была страшная метель, выпал снег, по главной улице люди ходили на лыжах, все играли в снежки. Такого не бывало никогда. А тем временем я выздоровела, пришла в себя и через три недели присоединилась к группе. Но я была в таком плохом состоянии на самом деле...

Меня накрыли, как это бывает после ковида, депрессия, апатия жуткая, не хотелось ничего. Это какое-то химическое воздействие вируса. И я безумно благодарна судьбе за этот проект, который заставил меня включиться в жизнь, плюс язык, плюс другая страна на три месяца. Это была такая крутая реабилитация. В Мадриде я уже окончательно пришла в себя.

— Не боялись, что сериал станет типичной голливудской клюквой про русских? Давали советы авторам, как сделать Россию более похожей на настоящую?

— Во-первых, я прочитала сценарий, поэтому понимала, что здесь речь не идет о плохих русских. Это международная шпионская история, где нет вообще ни хороших, ни плохих. Здесь истории разных разведок, плюс еще испанские националисты, которые тоже делают всякие неблаговидные вещи. Но каких-то сильно «клюквенных» американских клише про русских в сценарии не было. Наш прекрасный шоураннер Адам Гласс, автор идеи, «отец проекта», говорил, что намерен сделать все максимально правдиво: «Я хочу сделать фильм достоверным, поэтому на роли русских пригласил именно русских актеров».

Американцы там играют американцев, испанцы — испанцев. Но я очень следила за переводом реплик на русский язык. Потому что он не всегда соответствовал тому, как мы разговариваем. Например, мой сотрудник в разведке говорит: «Товарищ Петрова…» Я включалась: «Знаете, мы так обращаемся. Нужно или «товарищ полковник», или по имени-отчеству». «Товарищ Петрова» — это немножко из «Цирка» Александрова. Мы со Стасей Милославской наши диалоги с ней, скажем так, адаптировали.

— Московское метро тоже снимали в Мадриде. Но вышло совсем не похоже. Потому что наше метро — система подземных дворцов, а в фильме — подвальчики, как в Европе.

— Это самая старая станция метро в Мадриде. И художники сделали все от них зависящее, чтобы достичь сходства. Вход в метро, например, украсили кафельными панно, поэтому на современное метро немножко похоже. Очень старались. Зато все остальное, что касается российских деталей — кабинеты, квартиры, — было воссоздано на высшем уровне. Я не знаю, где они брали все эти наши штучки, вплоть до банок в горошек для сыпучих продуктов (помните, такие были?). Где-то наши сладости раздобыли — зефир, пастилу. В перерывах я все рассматривала, и все это было сделано круто.

— Как у вас сложились отношения со Стасей Милославской? Она сейчас восходящая звезда. Вы подружились?

— Возьму на себя смелость сказать, что подружились. Мы и сейчас общаемся, перезваниваемся. Она замечательная, такой стойкий оловянный солдатик, вся в профессии. Абсолютно без звездных заморочек. Конечно, ей было тоже сложно. Но вообще всем было сложно, три месяца вдали от всех своих.

— А каково вам было играть максимально жесткую и злую женщину? Вы на нее похожи?

— Это всегда интересно: отойти от себя, делать что-то, чем ты не являешься. Но я вообще хочу сказать, что меня достаточно часто и у нас приглашают на роли таких жестких дам. Видимо, так меня видят, есть у меня во внешности такая стальная нота, что ли. Это совсем не я на самом деле. Но играть мне было кайфово, особенно в пластическом гриме, состарившем меня лет на 20. Мне было в этом возрасте еще комфортнее, что ли.

— А философские мысли возникают - о том, какой вы будете через 20–30 лет?

— Конечно возникают. Мне нравится, если буду выглядеть, как в «возрастном» гриме. Мне кажется, я получилась классная.

«Ушла из театра рожать и не вернулась»

— Действие флешбэка в фильме разворачивается в 1994 году. А с чем у вас лично ассоциируется 1994 год?

— Я родила свою старшую дочь и оставила театр «Ленком».

— Но почему вы ушли? Вы играли Кончиту в «Юноне» и «Авось».

— Я ушла рожать и не вернулась. Помните, какие сложные были времена? Кино остановилось, сериалы еще не начались. Не вернулась я, потому что понимала: у меня просто нет перспектив в «Ленкоме», я вряд ли еще получу роли. «Ленком» обожаю до сих пор. Но тогда мне нужно было уйти в какое-то свободное плавание.

— И вы два года работали у друзей директором бутика.

— Да, было такое. Саше исполнился год, когда я поняла, что хочу работать, а в киноиндустрии пусто. В театры меня не звали. Может быть, зря я не предлагала себя. Но почему-то мне представилось, что я смогу быть хозяйкой модного магазина. Это все для меня было так театрально в моем представлении, я думала, что все это прекрасно, легко и я с этим чудесно справлюсь. Мои друзья Андрей Деллос и Антон Табаков, у которых в то время были клуб «Сохо», дискотека «Пилот», захотели сделать бутик и салон красоты.

Они обратились ко мне, с тем чтобы я кого-то им порекомендовала. А я радостно закричала, что сама всем займусь, очень хочу попробовать. И три с половиной года просуществовал мой бутичок чудесный. За это время ушли все иллюзии по поводу того, что это легко и красиво. Но зато такой опыт, который мне очень пригодился.

— Какая деятельность вас радует сейчас?

— Я продолжаю сниматься и занимаюсь своим благотворительным фондом. Я основала благотворительный фонд, который называется «Звезда на ладошке», мы помогаем детям с диагнозом СМА (спинальная мышечная атрофия). У меня нет офиса, но это занимает сейчас самую большую часть моей жизни.

— А где вы находите спонсоров? Вам помогает ваша популярность?

— Безусловно. В благотворительности очень важна огласка, особенно когда речь идет о больших суммах. Плюс я обращаюсь к своим коллегам, друзьям, артистам, шоу-бизнесу, ко всем. И, конечно, меня за счет популярности больше слышат. И, конечно же, это огромная ответственность. Потому что за все эти сборы, за всех детей я отвечаю своим лицом.

— СМА — это очень сложный диагноз, и лекарства именно от этого заболевания стоят колоссальных денег.

— Да, 121 миллион — одна доза. И мы собираем деньги не только на это лекарство, но и на реабилитацию. Помощь нужна постоянно. Мы начали этим заниматься в пандемийном 2020 году и в начале 2021 года основали государственный фонд по инициативе президента, который называется «Круг добра», — именно для помощи детям с редкими генетическими заболеваниями. Конечно, стало гораздо легче.

Но проблемы все равно остаются.

— Если посмотреть вашу фильмографию, у вас очень много сериалов и совсем немного полнометражных фильмов в последнее время. Почему так получается?

— Даже не знаю. Зато у [режиссеров] Наташи Меркуловой с Лешей Чуповым снялась моя дочь Ксения в сериале «Колл-центр».

— Если она выберет актерское поприще, какие наставления вы бы ей дали?

— Большую роль играет везение. Я, конечно, за то, чтобы все-таки получить образование, а не просто начинать сниматься. Тем более сейчас возможностей учиться мастерству множество. Поэтому если все-таки мы, родители, увидим в ней талант, то вперед, дай бог, чтобы все получилось. Но если она захочет в артистки просто вслед за мамой и папой, я попробую направить ее куда-нибудь в другое русло. Хочется оградить своего ребенка от разочарований. Плюс у моих детей заключается в том, что они видят изнанку профессии, все сложности и трудности.

О чем фильм

Главная героиня Дженни (Маргарита Левиева) в молодости была агентом КГБ и виртуозным киллером со сверхчеловеческими способностями. Потом она отошла от дел, притворившись простой американской обывательницей.

Но хитрое ЦРУ выводит бывшую шпионку на чистую воду и шантажом заставляет ее принимать участие в сложном детективном расследовании. В фильме много ретроспекций из российского прошлого Дженни. Молодую героиню играет Стася Милославская, а ее начальницу — Алена Хмельницкая.

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале.

Другие материалы
Подписывайтесь на наш канал