Ирина Алферова: «У меня прекрасный муж — смотрю на него и любуюсь!»

Мы поговорили со знаменитой актрисой, которая исполнила главную роль в новом фильме «Старые шишки».

Ирина Алферова: «У меня прекрасный муж — смотрю на него и любуюсь!»
Актриса Ирина Алферова. Фото: Persona Stars

Сейчас модно относиться к жизни легко. Кино и сериалы рассказывают о молодых, а те герои, что постарше, по сценарию или смешны, или глупы. Сергей Светлаков и его коллеги из студии «Свердловск» постарались сломать систему.

Они сняли фильм «Старые шишки», где обитатели дома престарелых борются за право жить нормальной, полноценной жизнью. И готовы для этого даже пойти на нарушение закона. Одну из ролей в фильме исполнила великолепная Ирина Алферова.

«Мне надо доверять»

В фильме «Старые шишки» Ирина Алферова сыграла бывшую актрису с железным характером. Фото: "Студия Свердловск"
В фильме «Старые шишки» Ирина Алферова сыграла бывшую актрису с железным характером. Фото: «Студия Свердловск»

— Ирина Ивановна, как вас удалось уговорить на этот довольно хулиганский проект?

— Ну, убедить актрису в моем возрасте не так уж и сложно, тем более на главную роль. И потом сценарий очень хороший. Он еще лучше, чем фильм, он как-то глубже, там больше интересных линий.

— Как работалось с командой Сергея Светлакова?

— Честно вам скажу, я такого профессионализма не встречала в своей жизни. Все люди подобраны, все работают, все милые, все улыбаются, все четко делают. Ни разу ничего не сорвалось. Было ощущение, что на все это потрачены огромные деньги, но нет, бюджет был довольно небольшим, насколько я знаю. У каждого актера свой помощник. Сам Сергей с коллегами каждый кадр отсматривали. Он показывал потрясающе, сам же хороший актер. Но мне бы лучше он ничего не показывал…

— Почему?

— Убедилась, что если бы мне указаний не давали, то я бы сделала все лучше. У меня очень много претензий к себе, именно потому, что меня поправляли. Кстати, половина того, что поправлялось, так и не вставили в картину. Мне надо доверять.

— Какие моменты хотелось бы исправить?

— Поверьте, в жизни я значительно лучше выгляжу. Но я не в претензии, нужно же было как-то объяснить, почему моя героиня попала в дом престарелых. Но в сцене, где меня впервые увидел герой Алексея Гуськова, можно было лучше сделать, чтобы было понятно, почему он мной заинтересовался. Тут, думаю, оператор недотянул.

— На съемках этот момент никак нельзя было отследить?

— Не могу заставить себя смотреть отснятый материал, и зря. Сейчас же все снимают без света, без подсветок, без всякого отношения к женскому лицу. Я бы очень помогла оператору, хотя бы настояла на одном или двух крупных планах.

«К старикам относятся ужасающе»

Муж актрисы Сергей Мартынов запрещает супруге ходить на ток-шоу. Фото: Борис Кудрявов/"Экспресс-газета"
Муж актрисы Сергей Мартынов запрещает супруге ходить на ток-шоу. Фото: Борис Кудрявов/»Экспресс-газета»

— Сейчас так мало снимают про пожилых людей, а если и снимают, то не слишком уважительно…

— У нас в фильме есть элемент сказки, конечно. Мне приходилось сталкиваться в жизни с домами престарелых, я часто туда приезжала. У меня даже был фонд для помощи таким организациям. Детским домам помогают охотнее, а к старикам относятся ужасающе. А им-то в первую очередь нужно внимание. К ним надо почаще ездить, общаться с ними. Вот сейчас пришла в голову мысль, что нужно поездить по таким домам с нашей картиной бесплатно. Мне их бесконечно жалко. Иногда спрашиваю: «Ну как вы?» — «Да нормально, да ничего, лишь бы не было войны». Сама раздета, разута, в каких-то старых шмотках… А «чтобы не было войны»… Конечно, они недолюбленные.

— Недостаток внимания действительно проблема.

— Конечно. А ведь этот возраст у всех будет. Моей маме несколько дней назад исполнилось 100 лет, и она хочет жить. Она мне говорит: «Ну, как будете отмечать?» Я-то ненавижу рестораны, все эти посиделки, стараюсь все сделать, чтобы не пойти туда. А она любит общество, любит внимание, хочет танцевать, хочет петь, выступать, говорить что-то. Ей 100 лет, а подавай это все! Она воевала, была прекрасным юристом. Очень красивая женщина.

— В фильме «Старые шишки» есть сцена, где вы появляетесь в купальнике. Тут режиссеру тоже не пришлось вас уговаривать?

— Так меня это как-то не очень тревожит, я нормально выгляжу. Хотя, повторюсь, в жизни я лучше. Меня и мама всегда учила, что в красивом теле нет ничего стыдного.

«Наши сериалы смотреть не могу»

— Сейчас в кино все очень динамично, а если вспомнить, например, фильм «Хождение по мукам» с вашим участием, то там все спокойно, неторопливо. Сегодняшний зритель к такому языку не готов?

— Да, сейчас совсем другой монтаж, более быстрый. Мне, кстати, не всегда это нравится, я больше люблю, как в «Хождении по мукам». Режиссер Ордынский все время говорил: «Должно все быть очень спокойно. Это сериал, впереди еще 13 серий». Есть новый вариант «Хождения по мукам», вот там как раз монтаж другой. Когда я увидела, кто режиссер, кто артисты, то даже расстроилась, говорю: боже, какие все потрясающие, это будет намного лучше, чем наш фильм. А когда я посмотрела… Мне не хочется никого ругать, но я сразу сказала: наш фильм лучше.

— Вы смотрите наши сериалы или западные?

— Нет, наши мне все не нравятся. Какая-то Индия сплошная, все какое-то нагороженное, играют безумно. Мне обидно, потому что у нас школа хорошая. И в театрах же хорошо играют все те же артисты, но в сериалах… И зачем столько текста в кино? В кино должен быть какой-то изобразительный ряд, должно быть какое-то другое взаимопонимание. Хотя сериал про Вертинского хороший. Правда, лучше бы актер не пел. Как только начинал петь, я сразу переставала понимать, за что же так любили Вертинского.

— А из западных какие вам понравились?

— Вы знаете, очень много хороших. Вот «Мост», например. Я вообще подсела на скандинавские сериалы. У них актеры неизвестные играют, но они все очень убедительные. Потому что у нас, если сериал про милиционеров, то они в каждом кадре причесанные и переодетые. Ну, так не бывает. Откуда у них такие деньги? Я артистка и то себе ничего лишнего позволить не могу.

— Наши пересняли «Мост» с Дапкунайте.

— У нас все переснимают. Не надо переснимать, свое надо делать. Но я актеров понимаю, я бы тоже не смогла отказаться, потому что сюжет-то замечательный. На всех не хватает хороших ролей. У меня в минувшем году две премьеры в театре «Школа современной пьесы» — «Толстого нет» и «Шинель/Пальто», совершенно разные главные роли. Но я их так люблю, и зритель их сразу принял. Знаете, какое-то сарафанное радио. Удивительно, на какие-то спектакли ползала, а на мои всегда нет мест. Потому что они очень хорошие.

Ирина Ивановна и ее дочь Ксения гордятся своей бабушкой. Ксении Архиповне недавно исполнилось 100 лет! Фото: Инстаграм
Ирина Ивановна и ее дочь Ксения гордятся своей бабушкой. Ксении Архиповне недавно исполнилось 100 лет! Фото: Инстаграм

«Нет ничего хорошего в старости»

— Возвращаясь к фильму «Старые шишки». Как вы думаете, почему сейчас стало меньше уважения, деликатности по отношению к пожилым людям?

— Трудно сказать. Но дело в том, что человек-то не стареет. Вот я вижу в зеркале изменения. Почему это болезненно? Потому что это не я, я не могу к такой себе привыкнуть. Изменилась внешность, изменилось тело. А внутри-то ничего не изменилось, мудрость, конечно, есть определенная, но все равно все живое, и так же хочется любить. Мне повезло, что у меня есть прекрасный муж, я на него смотрю и любуюсь, потому что мне нравится его лицо, мне все в нем нравится, его мудрость, его талант. А у кого этого нет?

А внутри у каждого так много нереализованного. Иногда вижу пожилых, совсем старых мужчин, они говорят комплименты, дарят цветы. Потому что внутри себя они молоды! Как это ужасно. Это бог неправильно придумал. Знаете, моя любимая актриса Роми Шнайдер умерла довольно молодой, и Ален Делон, у которого с ней был роман, сказал: «Хорошо, что она вовремя умерла. Потому что она бы не пережила свою старость, она не смогла бы смириться со своей некрасотой».

Многие старики могут сказать: нет, в старости тоже есть… Да нет ничего в старости. Поэтому надо все как-то успеть в этой жизни, чтобы не сожалеть потом.

— Почему вы так редко появляетесь на ТВ в ток-шоу? Наверняка же зовут часто!

— Каждый день. Но я отказываю всем, потому что все обманывают, вырывают слова из контекста, какую-нибудь гадость из тебя стараются выжать.

В общем, нечестные и непорядочные. И потом все эти передачи — это смешно. Слава богу, со мной муж в этом смысле согласен, он говорит: «Через мой труп ты пойдешь». Мне нравится Максим Галкин. Андрей Малахов меня уговаривал почти два года, приходил на спектакли с цветами. И я как-то к нему очень хорошо отношусь, считаю, что он очень профессиональный.

— Но сами вы смотрите «Пусть говорят», «Прямой эфир»? Там были темы…

— Нет, я не смотрю, не могу, это невозможно. Разочаруешься в человечестве. Знаете, я убедилась, что, пока с человеком не пообщаешься именно живьем, пока не сходишь на его концерт, нельзя судить… Вот я очень не любила нашу эстраду, но пошла на концерт. Меня Крутой пригласил. Я у него в клипах снималась и очень его уважаю. И столько увидела потрясающих вещей. Когда вышел Леонтьев, я вскочила прямо! Передать не могу, что он делал со зрителями, как он этим владел всем — голосом, залом.

А по телевизору смотришь, и как-то это неубедительно. Поэтому я больше никого не сужу, пока живьем не увижу. И очень много среди звезд хороших людей. Они такие, кстати, несчастные, они так извиняются, когда с ними общаешься. Они говорят «я звезда», потому что публике это надо, а когда с ними общаешься, они такие… Не знаю. Жалко их.

— Вам же пришлось встретиться с ковидом. Как относитесь к тому, что Егора Бероева, мужа вашей дочери Ксении, сделали чуть ли не главой антипрививочников?

— Мне просто очень больно за них — и за Егора Бероева, и за Ксюшу Алферову, как их по всем каналам ругают… Опять же, все вырвано из контекста. Бедный Бероев совершенно не об этом говорил. Он говорил о том, чтобы не разделяли людей. Вот весь его посыл — не разделяйте на белых и черных. Но ему досталось, как будто он против лечения ковида. Ничего он не против. Они настолько честные и правдивые. Если Ксюша что-то говорит, она изучает это досконально, как все в жизни.

Дело в том, что она еще приводит в пример меня, потому что я переболела коронавирусом в больнице. У нас разное отношение к этому, но она совсем не против. Просто она говорит, что не надо всех грести под одну гребенку. И она вылечивает без лекарств. Она называет это вирусным заболеванием. Она нашу маму 100-летнюю вылечила без лекарств, и мама не болеет. Только это они хотят донести до людей. Мир уже разделился, но не надо так воинственно все воспринимать!

Очень больно смотреть, как их треплют по всем каналам какие-то артисты, которые обзывают, говорят, что у них нет работы. У них полно работы, они занимаются тем, что хотят и любят, в отличие от многих артистов.

Смотрите также

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале.