Интервью

Саша Петров: «В отношениях нельзя стремиться быть лучше партнера»

Популярный российский актер - о том, зачем его так много, зачем он пишет стихи и как отрабатывал сцену с застрявшим в ладони куском стекла.

Пожалуй, сложно сейчас найти более востребованного русского артиста, чем Александр Петров. Каждый год у него выходит по пять-шесть больших премьер: «Притяжение», «Гоголь», «Полицейский с Рублевки», «Фарца». А еще Гамлет в Театре Ермоловой у Олега Меньшикова. А еще собственное шоу #ЗАНОВОРОДИТЬСЯ. И это притом что дебют актера в кино состоялся сравнительно недавно, в 2010 году! Почему все помешались на Петрове и зачем берут его в каждый крутой проект? Эти вопросы «Телепрограмма» задала Саше. Именно так артист просит себя называть (и указывать в тексте) с самого начала беседы, тем самым располагая к открытому, честному и чуть хулиганскому тону разговора.

«Позавчера спрашивал себя: зачем тебе это все?»

— Ваш дебют в кино состоялся всего семь лет назад. Теперь каждый год у вас выходит пачка полнометражных фильмов и пучок сериалов. Вы сами задавали себе этот вопрос: почему Петров везде?

— Я не задумывался над этим. Думаю, в профессии, как и в жизни, есть система. Если жить бессистемно и не понимать, куда идешь, вряд ли что получится. Первое правило — ставить план на пятилетку, мечтать об этом и идти. Пять лет назад я понимал, что мне нужны главные роли в полнометражных фильмах. Как к этому идти? Бог его знает. Но шаг за шагом приближаешься. Сначала небольшие роли, потом в сериалах. Потом идет развитие. Многих это раздражает: почему столько фильмов за год? Зачем ты берешься за это все? Пять-шесть полнометражных фильмов и несколько сериалов за один сезон. «Ты выйдешь в тираж!» А мне так не кажется. Почему в ГИТИСе за это хвалят? Когда у артиста 7 отрывков из 8 в показе — и все разные. Это круто! А вот в жизни это вдруг оказывается плохо. Если актер играет не одинаковых персонажей и делает это качественно, он не надоест зрителю.

Александр Петров, шоу «Танцы со звездами
В шоу «Танцы со звездами» актер не сдерживал эмоций. Фото: Канал «Россия 1»

— Как-то все просто звучит. Тысячи других трудолюбивых и талантливых актеров, как персонаж Тимофея Трибунцева из короткометражки «Проклятие», всю жизнь играют предводителя команчей или Кота Базилио в детском театре…

— Конечно, есть определенные нюансы и вводные обстоятельства. Работа агента, к примеру. Когда актер молодой, зеленый и никому не нужный, агент начинает продавать его: звонить по всем кастингам и предлагать посмотреть видео, фото. Это тяжелый труд. Помню, ходил на мастер-класс американского актера второго плана, сыгравшего в «Побеге из Шоушенка». И он посвятил теме работы агента большую часть лекции. Уже взрослый, состоявшийся актер много лет ежедневно звонит агенту и разговаривает с ним часами. Обсуждает все: от погоды до рабочих планов и продвижения. Это надо делать. Это тоже часть профессии.

— Это все хорошо. Но есть же наверняка и секретные ходы: «занести» режиссеру, поужинать с продюсером…

— (Смеется.) Это все не работает, увы. Нет, есть и определенные хитрости. Вот у меня был период, когда вообще не было ролей и предложений. Никаких. Недолго, после выпуска из ГИТИСа, но такой период был. Хотя было много проб. И мой агент Катя Корнилова, когда звонили и звали на очередные пробы, говорила: «Извините, у нас сейчас пять предложений одновременно, мы думаем». Она делала это искусно и аккуратно. И в определенный момент это стало реальностью — пять проектов одновременно. Но не потому, что мы создавали какую-то видимость востребованности вокруг меня. А потому что я приходил и отрабатывал пробы на 400%. В любом случае у любого актера должна быть сверхзадача и высшая цель. Если думать о деньгах, ничего не выйдет. Буквально позавчера я спрашивал себя: «Зачем мне это все надо? Есть роли, есть предложения. Почему ты хочешь еще куда-то? Ведь и так комфортно». А мне хочется экспериментировать и расти. Поэтому просто нет времени на звездность.

Александр Петров, Гоголь
В «Гоголе» Петров сыграл припадочного и уязвимого персонажа, который препарирует жизнь в компании сыщика Гуро (Олег Меньшиков). Фото: Кадр из фильма

— Экспериментов в России предостаточно. Но сейчас на столе перед вами — пачка сигарет и пособия по английскому языку. А недавно в официальном Инстаграме Люка Бессона появился ролик со съемок, где в кадре человек, похожий на вас. Это связано?

— Никак не могу прокомментировать ваш вопрос.

— У одного Александра Петрова, мультипликатора, уже есть «Оскар». У российского зрителя есть шанс увидеть вас в западных проектах?

— Есть. Больше ничего не скажу. (Улыбается.)

«Свои стихи литературой не считаю»

— Премьера моноспектакля, или шоу, как сейчас говорят, #ЗАНОВОРОДИТЬСЯ прошла год назад. С тех пор он изменился?

— Думаю, да. Любой спектакль прибавляет. Потому родственников и близких не зовут на премьерные показы. Артисты со временем становятся спокойнее. Тут история в другом. Спектакль #ЗАНОВОРОДИТЬСЯ всегда разный, ибо 70% текста — это импровизация. Она может завести меня куда угодно. Что будет на этот раз в «Крокус Сити Холле» (шоу пройдет 30 января в Москве, через 5 дней после дня рождения артиста, и 2 февраля — в Санкт-Петербурге. — Ред.) — даже сейчас не знаю. Каждый раз я прошу коллег импровизировать.

Александр Петров, Т-34
В военной драме «Т-34» Саше досталась еще одна главная роль — лейтенанта Ивушкина. Кадр из фильма

— Помимо спектакля, выходит и книга. Что это за опыт? И зачем она нужна вам?

— Я ехал в «Сапсане» из Питера в Москву после показа #ЗАНОВОРОДИТЬСЯ. И в вагоне-ресторане встретил мужчину. Он поблагодарил за фильмы и спросил: «Саша, почему вы не выпускаете книгу? Сборник стихов». Я ответил: «Не дорос еще. Мне 28 лет. Какая книга? Рановато». А он говорит: «Ничего не рановато. Сколько у вас стихов? На книгу наберется? Ну вот. И чего вы ждете? Надо выпускать и закрыть гештальт». Я задумался. И все же не считаю это книгой в привычном понимании, литературным произведением. Это бонус, дополнение к спектаклю. Для тех, кто посмотрел и кому понравилось. К стихам тоже отношусь как к хобби. Профессиональная деятельность у меня другая: сниматься в кино и работать в театре. Герой спектакля #ЗАНОВОРОДИТЬСЯ пишет стихи, потому что выбирает это как единственный способ общения с женщиной. Поэтому расценивать мои стихи как литературное достояние никто не будет — ни я, ни он. В книге есть стихи, есть отдельные мысли, личные фото, неопубликованные интервью. Захотелось сделать материал чуть глубже.

— Есть ли стихи, посвященные любимой?

— Конечно. Отдельной главы или блока стихотворений об Ире нет, но есть хаотично разбросанные стихи, непонятно как приходившие в голову. Обычно я записываю строчки в телефон. Потом уже получаются стихи.

— В каком месте пишется лучше?

— Я люблю летать. Особенно сидеть один. Без безумных взрослых или детей. Никто не отвлекает. Вставляю музыку в уши. Смотрю в облака. Связи нет, СМС не приходят. Очень спокойно и удобно. А бывает наоборот — сидишь в шумной компании, заказываешь еду и параллельно накидываешь строчки.

— Очень часто вы играете любовь и даже секс с самыми красивыми девушками российского кино: с Паулиной Андреевой в «Методе», с Софьей Каштановой в «Полицейском с Рублевки»… Девушка спокойно на это смотрит?

— Про личную жизнь говорить не хочется, честно. Единственное, что могу сказать, мы с Ириной — взрослые, профессиональные люди. С этим нет никаких проблем.

Александр Петров, Ирина Старшенбаум
Спектакль #ЗАНОВОРОДИТЬСЯ частично посвящен возлюбленной Саши  — актрисе Ирине Старшенбаум. Фото: Личный архив

— Еще в одной красивой актерской паре — Александр Абдулов и Ирина Алферова — было так: если дома что-то не ладилось, он «мстил» ей на сцене «Ленкома». По крайней мере по свидетельству Алферовой так и было.

— С Ирой мне работать вместе комфортно (помимо «Притяжения», оба снимались в фильме «Т-34». — Ред.). Она — большая актриса, которая правильно относится к профессии. У каждого из нас в ней своя дорога. Поэтому мы и не любим говорить о нас в интервью. Есть что рассказать, кроме этого.

— Конкуренции между вами нет?

— Мы, конечно, обсуждаем роли, но не соревнуемся. В паре никто не должен хотеть быть лучше второй половинки. Надо просто хотеть быть лучше. Рядом с любимым человеком. Артист, сварщик — не имеет значения. Когда рядом человек, которого ты любишь, есть стимул идти дальше и развиваться.

— Как, кстати, провели праздники?

— Были в Грузии. Безумно понравилась страна и люди — талантливые, гостеприимные, стильные. Тбилиси — абсолютно европейский город с прекрасными и душевными ресторанами, кафе. И горы. Когда доезжаешь до Казбека, открываются невероятные виды. Сидишь, залипаешь — и можешь делать это бесконечно. Мозг в этот момент перезагружается полностью. Мне не хватало этого. В конце 2017 года меня подкашивало — год был насыщенный и тяжелый. Я понимал, что нуждаюсь в очищении. Большое впечатление произвели грузины как нация. В определенный момент мы с Ирой поймали себя на мысли, что говорим только две фразы: «Очень вкусно» и «Очень красиво». И больше ничего.

«Мне говорили, что я стану дворником»

— В Институте программных систем РАН вы учились на экономическом факультете. Эти знания помогли на практике? Может, были мысли открыть бизнес?

— Помогли. Параллельно с экономическим образованием я занимался в театральной студии и открыл для себя новый мир. Обучение в институте не дало ничего. Правда, единственный урок я запомнил на всю жизнь. Нам дали задание: соединить точки на доске одной непрерывной линией. Мы долго думали, и никто не смог решить головоломку. Но когда преподаватель показал, как это делается, все офигели. Потому что для решения надо было выйти за пределы доски. То есть за пределы рационального мышления. Это меня перетряхнуло. Я понял, что зачастую надо выходить за рамки, чтобы достичь цели. Так происходит и в кино, и в спектаклях, в которых я работаю.

Александр Петров, Полицейский с Рублевки
История издевательств наглого полицейского с Рублевки Гриши Измайлова над начальником Владимиром Яковлевым (Сергей Бурунов — справа) стала притчей во языцех. Кадр из фильма

— Известно, что вы любите футбол. Сейчас он присутствует в вашей жизни? Или травмы мешают?

— Почти не присутствует. Не хватает времени. Очень хочу, но некогда. Травмы были в основном на съемках, но уже зажили. Играть могу.

— Какая из них была самой болезненной или нелепой?

— Много всего было… Раньше я делал на площадке все трюки. На съемках отключаются все инстинкты — самосохранения, страха и другие. Кажется, что можешь абсолютно все! Один раз на съемках сериала «Беловодье. Тайна затерянной страны» (продолжение проекта «Пока цветет папоротник». — Ред.), которые проходили на Алтае, надо было упасть на землю и посмотреть в определенную точку. В это время работали поливалки — такие штуки, имитирующие дождь. Естественно, очень холодные. Я должен был упасть несколько раз подряд, оперевшись руками о землю, оператор это снимал. Отрабатываю. Потом встаю и чувствую, что с рукой что-то не так. Ко мне подходят каскадеры и спрашивают: «Сань, все нормально? Мы смотрели на твое лицо — как будто тебе очень больно было». «Нет, — отвечаю. — Все в порядке. Все хорошо». Потом поднимаю руку (смотрит на правую ладонь), вот эту. Она залита кровью. А это же горы, Алтай, «Скорая» доедет не сразу. Непонятно было, что в руке осколок стекла. И, пока я падал в грязь, забивал его еще глубже. Мне промыли рану, замотали руку целлофаном. И после этого еще один эпизод надо было отработать. А наутро улетать в Москву репетировать «Гамлета» (актер играет главную роль в этом спектакле Театра имени Ермоловой. — Ред.). И вот меня снимают по пояс, чтоб рука не была в кадре. Потом приезжает «Скорая», врачи спрашивают: «А где больной?» Им отвечают: «Сейчас, в сцене только доснимется». В итоге отвезли в больницу, достали осколок, зашили. Рука дико болела, не спал ни секунды, прилетел в Москву, утром пошел на репетицию, меня постоянно вело, были дикие боли, отработал и потом только пошел домой.

— Закалил вас Алтай…

— Да, «Беловодье» закалило мощно! В другом эпизоде, к примеру, я заходил под водопад. Некая сцена очищения. Температура воздуха — 14 градусов, все стоят в куртках, а я в набедренной повязке встаю под ледяную воду, которая мощно хлещет по спине. Вода — 4 градуса. Рядом — врач, постоянно измеряющий давление, пульс.

Притяжение, Старшенбаум, Петров, Бондарчук, съемки
В фильме «Притяжение» Федора Бондарчука актер спасал Землю от инопланетян. И одну из сцен с Ириной Старшенбаум отыграл на костылях — после травмы на съемках другого проекта. Фото: Art Pictures Studio

На съемках «Притяжения» разбил ногой дверь и сильно порезал разбитым стеклом сухожилие. Под местной анестезией, которая не работала, мне сшивали нервы. Обезболивание кололи и кололи, а я орал и орал. Я так понял, что врачи проверяли, работает ли нерв. Потом было долгое восстановление, снимался на костылях. В сцене, когда главная героиня фильма падает, хватается за кровать, ей в голову попадает камень и она вырубается, мой герой ее держит. Так вот, в тот момент я был на костылях и в гипсе.

— Психологические травмы, детские комплексы или обиды — ранившие, но не преодоленные — остались?

— Думаю, нет. Страхи, обиды и комплексы есть у всех, конечно. Но я преодолеваю это путем работы.

— Может, ошибочные решения?

— А их не бывает. Если решение было принято не под давлением, это не ошибка. Даже если не очень удачный результат. Видимо, так было нужно. И это произошло не случайно. Казалось бы, зачем я учился два года на экономическом? Мне и моему другу говорили, что мы станем дворниками. Мы смеялись. И я слышал это нередко: «Ты раздолбай, ты не хочешь учиться, будешь мести дворы». Никто не пытался спросить, что интересно мне. Только педагог Вероника Алексеевна из театральной студии в Переславле-Залесском, в которую я ходил параллельно с институтом, задала этот вопрос. И тогда я задумался. И жизнь поменялась.

Александр Петров, детское фото
Саша с детства болеет за московский «Спартак». Фото: Личный архив

— У родителей в родном городе часто бываете?

— Да, случается. Сел в машину — и через полтора часа уже там. Стараюсь выбираться.

— Родители довольны тем, как вы зарабатываете?

— Конечно. Они счастливы. Сын нашел то, чем будет заниматься всю жизнь. У меня нет сомнений, что я могу передумать и начать писать картины.

— А сценарии? У вас же есть собственные наработки. Может, снять по ним кино?

— Такие мысли есть. И даже полноценная оформленная идея — снять фильм как режиссеру. Со своим видением и доработкой сценария. Мне было бы интересно узнать, что за той границей. Хочу сделать это по-хулигански. Как всегда.

Александр Петров
Фото: личный архив

— То есть вы готовы управлять людьми?

— Если вспомнить детство, то меня всегда просили собирать людей на футбол. В провинциальном городе это непростая задача. У одного — дача, у второго — картошка, у третьего — пиво, у четвертого — телевизор. И каждого из 10 — 12 человек надо уломать поменять это на игру. Жизнь в провинции более вязкая и тягучая. Люди более тяжелые на подъем. Это не стремительная Москва. Там собраться на футбол — это долгие уговоры и мотивация с аргументами. И мне это нравилось! Организовывать людей, объединенных идеей.

Все идет из детства. Даже самые, казалось бы, бесполезные навыки, приобретенные в детстве, возвращаются и помогают во взрослой жизни. Интересные вещи… Наверное, в связи с этим можно говорить о таком понятии, как судьба.


Личное дело

Александр Петров родился 25 января 1989 года в Переславле-Залесском. Занимался футболом. После окончания школы учился на экономическом факультете ИПС РАН. Занимался в театре-студии «Антреприза». В 2012 году окончил ГИТИС (мастерская Л. Хейфеца). В 2010 году дебютировал в сериале «Голоса». Работал в театре Et Cetera, с января 2013 года является актером Московского драматического театра имени М. Н. Ермоловой. Сыграл главные роли в картинах «Обнимая небо», «Затмение», «Гоголь», «Притяжение», «Лед», «Т-34». Снимался в сериалах «Фарца», «Метод», «Полицейский с Рублевки», «Закон каменных джунглей», а также в шоу «Танцы со звездами». Придумал и поставил драматическое шоу #ЗАНОВОРОДИТЬСЯ. Не женат. Встречается с актрисой Ириной Старшенбаум.


Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Саша Петров: «В отношениях нельзя стремиться быть лучше партнера»
Интересно?
Поделись с друзьями: