Максим Галкин: «У моих детей нет шансов быть плохими. Они растут в любви!»

Журнал «Телепрограмма» побывал в гостях у знаменитого телеведущего.

Древний Звенигород заволокли тучи. Воронье кружилось над куполами церквей. Зимняя дорога черной лентой несла через леса и поля к деревне Грязь.

Кучер, слушавший радио «Джаз», принял плату и, остановив экипаж корейского производства у стен замка, произнес:

- Премного благодарен.

Кажется, в затеянную Максимом Галкиным игру в Средневековье потихонечку включаются окрестные жители, включая таксистов. Страж открыл массивные двери, и, миновав гаргулий, я оказался перед парадной лестницей.

- Вот тапочки. - Максим Галкин появился из Рыцарского зала, махнул рукой в угол у дверей и извинился. - Раньше мне все равно было, но теперь дома дети.

Наличие детей обозначалось веселыми криками в соседней комнате. Мимо неторопливо, с достоинством прошествовала маленькая рыжая собака. Обстановка в замке хорошо знакома почти двум с половиной миллионам людей, подписанных на Инстаграм артиста. Его короткие видео о детях уже напоминают популярный сериал. Об этом мы с Максимом тоже поговорили.

«Я сам СМИ»

- Максим, вот за этим самым антикварным столом года два назад вы говорили, что вас нет в соцсетях и не будет. И вот буквально за несколько месяцев вы популярный блогер! Считаете количество лайков (в соцсетях каждый пользователь может поставить значок «лайк», «нравится». - Ред.)?

- Так я искренне тогда это говорил. Безусловно, все, кто ведет любую соцсеть, подсаживается на психологическое поглаживание, одобрение. И я, как артист, люблю аплодисменты. Это не самоцель, я на этом не зациклен, но это приятно.

У меня был Инстаграм, где собралось 200 - 300 тысяч подписчиков, но его вел мой помощник. А я подумал, дай-ка сам что-нибудь выложу. И затянуло! Как только я увидел рост подписчиков, то понял, что это интересно. Алла занялась своей страницей в Инстаграме раньше меня, потому что ей нужна была площадка для объявления новостей, опровержений. Для меня это универсальный способ общения с аудиторией. Так я могу влиять на СМИ, получается, я сам СМИ. И потом - это избавило меня от папарацци, которые постоянно дежурили у забора, преследовали нас в Юрмале. Это нервировало, хоть я и не скандалил, не убегал.

- Больше не дежурят?

- Да, этим летом я отдыхал. Никаких папарацци. Всем хватало фото с моей страницы. Но самое главное, я получаю от этого удовольствие. Ролики, где я прикалываюсь, смеюсь, набирают до 4 миллионов просмотров! Это сравнимо с огромной телеаудиторией. Скажем, в среднем в эфире программу «Лучше всех» смотрят 5 миллионов человек. И этот жанр тренирует мозги, ты что-то придумываешь…

Юмор всегда кого-то задевает

- Известные люди неплохо зарабатывают на Инстаграме. Сколько стоит разместить у вас рекламный пост?

- Принципиально не хочу на этом зарабатывать. В сравнении с моим заработком от концертов, от телевидения это все равно совсем немного. Но реклама очень засоряет ленту. Я не публикую просьбы о сборе денег. Если могу, помогаю сам. Не считаю этичным просить о пожертвованиях подписчиков, которые в большинстве своем гораздо менее финансово обеспечены. Да и прибыльность соцсетей весьма преувеличена теми людьми, которые хвастаются своей востребованностью. Суммы, которые они называют, на самом деле значительно скромнее. Мне проще выступить лишний раз, чем засорять внимание подписчиков рекламой.

- Вы снимаете смешные ролики на актуальные темы, например на переход Андрея Малахова с Первого канала на «Россию». Обижаются герои, если их задевают?

- Юмор не может кого-то не задеть. Это всегда какая-то острая штучка. Будь то самая острая, желчная сатира или добродушный юмор, все равно найдутся люди, которые это воспримут впрямую. Это их право говорить то, что они хотят, в ответ на шутки.

- Как работает ваша внутренняя цензура, когда вы выкладываете видео с детьми?

- Алла вообще не очень любит показывать детей. Она делает это редко и периодически мне говорит, что это лишнее. Ну, конечно, я сам понимаю, что можно, а чего нельзя.

- Дети понимают, что их показывают в соцсетях?

- Нет, я им не рассказываю. Зачем им это надо?

- Ну они же поймут рано или поздно.

- И ничего плохого не будет… Я не выкладываю ничего, чего они могут стыдиться. Если бы я делал выбор за детей, растущих в семье, которая не на виду, то да. Они бы выросли и спросили: папа, зачем ты сделал нас публичными? Но, к сожалению или к счастью, они публичные с рождения. Наоборот, я уверен, что мои видео снижают информационное напряжение, повышенный интерес к ним.

И потом я начал это делать после того, как напечатали их фото без моего согласия.

Пока у меня был выбор, я их не показывал. А теперь лучше я составлю о них правильное мнение. Тем более дети замечательные. В сглаз я не верю…

Демократическая строгость

- В одном интервью вы говорили, что вас воспитывали в строгости...

- Ну это я загнул тогда... Да, у меня не было каких-то излишеств, меня не баловали, но я воспитывался в любви - это самое главное. Строгость была, но очень демократическая строгость. Не тираническая.

- К вашим детям тоже применяется «демократическая строгость»?

- Когда дети видят к себе только доброе отношение, только понимание, только любовь, они не могут быть плохими. У них нет шансов быть плохими и очень плохо себя вести.

Бывает, что их надо остановить в чем-то, но все очень спокойно.

- Штудируете книги по воспитанию детей?

- Нет.

- Как бороться с детской вседозволенностью? Тем более что дети, понятно, всем обеспечены.

- Да у них нет никакой вседозволенности. Они очень воспитанные, очень предупредительные, скромные. Стараешься себя вести так, чтобы у них перед глазами был достойный пример - и все.

- Лиза и Гарри сильно загружены занятиями?

- Ну так... Французский, плавание, читают, считают, с нянями...

- Но не по восемь часов в день?

- Нет.

- Уже думали, что делать со школой? Ищете какой-то космический уровень?

- Нет, зачем. Почему школа должна быть запредельного уровня? Главное, чтобы было удобно туда доехать и что-то приличное чтобы было.

- Вы не сторонники домашнего обучения?

- Нет. Детский сад необязательно, а школа нужна.

- Вы часто выкладываете фото из поездов. Не любите самолеты?

- Нет, почему, я летаю на самолетах. Просто мы же не в Советском Союзе живем. У нас, как правило, нет авиасообщения между городами, большинство рейсов все-таки через Москву. И из одного города в другой приходится перемещаться на поездах. Выступил, сел на поезд - и завтра ты в другом городе. Это удобно.

- Сколько дней в месяц вы проводите дома?

- Сейчас мало, потому что очень много съемок… «Лучше всех», «Старше всех», скоро будет и еще одна программа. Появилась в моей жизни неожиданно «Сегодня вечером».

- Мне кажется, вы долго притирались с Юлией Меньшовой. И вас не сразу приняли после Андрея Малахова.

- Просто аудитория не сразу смогла нас «поженить» в своем сознании. Мне очень комфортно с Юлей, она большой профессионал. У Андрея была одна программа. У нас другая. Когда я начал вести «Кто хочет стать миллионером?» после Димы Диброва, меня не сразу, наверное, приняли. Хотя очень быстро свыклись. Так бывает, когда замечательный ведущий сменяет другого замечательного ведущего. О себе так нескромно, но тем не менее. Я помню, когда Якубович сменил Листьева, для нас это был такой шок! А сейчас невозможно себе представить эту программу без Леонида Аркадьевича. Тут не вопрос, кто лучше, а кто хуже. Главное, чтобы ты чувствовал себя гармонично.

Алла не споет на Новый год? Не верьте слухам. Захочет - споет!

- На Новый год будете работать?

- Я никогда не работаю в Новый год. Уже 17 лет и даже больше. Когда-то, помню, я отъехал на два часа, еще когда с родителями жил, рядом, в пансионат, из Внукова. Отработал и вернулся. Просто те деньги, которые бы меня заставили выйти из дома, мне еще никто не предложил, а теми деньгами, которые мне заплатят, я могу с легкостью пожертвовать.

- Странно спрашивать у взрослого человека, но все же. Ощущения праздника от Нового года остается?

- Конечно, это всегда ожидание чуда, особое единение с семьей… Просто твой режим жизни ежедневно связан с праздниками. В «Сегодня вечером» ты празднуешь чей-то юбилей, в «Лучше всех» - талант детей, потом новогодние съемки... И ты уже столько раз прокрутил это настроение, что ожидание немножко притупляется. Но все равно 31-го числа все включается.

- Тихо лежать на диване и созерцать - идеальный отдых для творческого человека. С появлением детей о таких радостях пришлось забыть?

- Нет, это по-прежнему для меня лучший отдых. Чтобы дети подходили ко мне, но не вовлекали сразу в игру… Но мне ведь все равно хочется с ними играть и проводить время, и я очень скучаю, если уезжаю куда-то. И, конечно, совершенно не представляю себе той жизни, какая у меня была до появления детей. Тем не менее отдых - завалиться на диван, посмотреть сериальчик западный... Я как-то от фантастики, мелодрамы перешел уже к каким-то боевикам…

- Видимо, возрастное.

- Видимо. Я помню, папа приходил со своей военной работы, а уже появились магнитофоны, я покупал кассеты, и говорил мне: «А у нас нет какого-нибудь боевичка»? И вот я ему ставил боевичок…

«Этим годом доволен»

- Пожалуй, самая крутая программа года - «Лучше всех» с вашим участием. Сколько в этом успехе мастерства Максима Галкина и сколько умильности детей?

- Действительно, 14 недель программа возглавляла еженедельный топ-лист всего нашего ТВ. Конечно, часть славы перепадает и мне как ведущему, но главное - это дети. Их не так просто найти. А потом еще и вытащить то, что будет интересно всем. Их надо уметь раскрепостить. Эта программа совсем не в традициях советского телевидения, когда дети стояли по струнке и желательно на табуретке. Я с ними разговариваю на равных: либо как взрослый со взрослым, либо как ребенок с ребенком. Иначе нельзя.

- На канале «Россия» рекламировали проект с участием детей, и в рекламе звучало: «У нас дети действительно показывают таланты, а не просто стоят на сцене». Я увидел в этом укол и в ваш адрес, и в адрес «Лучше всех». Согласны?

- Большинство детей у нас умеют делать уникальные для своих лет вещи. Есть спортсмены, музыканты, тот же трехлетний мальчик-шахматист. Но при этом есть и просто умильные малыши. Это программа не о рекордах, она про детей, про их радости и таланты, про их красоту - внутреннюю и внешнюю. У нас изначально нет конкурса. Если программа на другом канале позиционируется с легким подколом, это их дело. Но там действительно в основу программы положен конкурс. Там есть отбор, финалисты, победители. Для них это справедливо, а для нас это необязательно.

- Мне кажется, иногда редакторам изменяет вкус. Помню программу, в которой девочка танцевала едва ли не у шеста...

- Помню ту девочку, это спортивная гимнастика с шестом. Чопорность и консервативность общества в некоторых случаях несправедлива. У нас мальчик и на бильярде играл, а у многих эта игра вызывает ассоциации с прокуренными кабаками... Но это наивные предрассудки, оставшиеся у многих еще с советских времен. Мы не вкладывали ни в шест, ни в бильярд этих смыслов.

- После «Лучше всех» появилась программа «Старше всех». Как иллюстрация пословицы «что старый, что малый»?

- Мы так не говорим. Мы называем участников людьми элегантного возраста. Но их выступления действительно бьют в ту же точку. Это удивительный, почти непостижимый контракт между преклонным возрастом и безграничными возможностями человека!

- При этом вы, скажем так, подкалываете этих людей. Они понимают шутки? Не обижаются?

- И опять рецепт прост: держись на равных с людьми любого возраста. Шути, сопереживай, их возраст ничем вас не ограничивает. Ты не возраст уважаешь, а человека. На меня еще никто не обижался…

- Они просто в восторге от вас…

- Не скрою, это так.

- Когда начинался проект «Лучше всех», я спрашивал у вас: возможно ли, что Гарри и Лиза там окажутся? Вы ответили, что да, если у них проявятся какие-то таланты. Допускаете через несколько десятилетий для себя участие в «Старше всех»?

- Больше того! Эта программа меня подвигает на то, чтобы я уже готовился. Пора уже что-то придумывать, как-то себя готовить, чтобы, если что, прийти в эфир и не опозориться.

- Вы довольны минувшим телевизионным годом?

- Доволен! Я считаю, что вытянул в этом отношении счастливый билет. Большая удача вести проект, который постоянно находится в топах. Да и у проекта «Сегодня вечером» отличные цифры, а некоторые выпуски имели рейтинг на уровне «Лучше всех». Прелесть всех трех моих программ в том, что все это в чистом виде телевизионный жанр.

- Много спорили и спорят о том, что нужно показывать на Новый год. У вас есть свое мнение на этот счет?

- Мне кажется, просто нет смысла спорить. Сейчас так много каналов, что каждый легко найдет себе контент по вкусу. Для меня телевидение в новогоднюю ночь, может быть, за исключением обращения президента, - это праздничный фон, праздник по ту сторону экрана и по эту. Ощущение, что ты празднуешь это замечательное событие вместе со всей страной.

- Странно будет не увидеть на Новый год Аллу Борисовну, она же отказалась выступать...

- С чего вы взяли? Это слухи. Если Алла захочет, она споет. Так что включайте телевизор!

Другие материалы
Подписывайтесь на наш канал