интервью

Андрей Малахов: «Я обязан думать о будущем ребенке!»

Популярный ведущий рассказал журналу «Телепрограмма» о том, как ему работается на новом месте, о том, как реагирует на критику, и о своем новом шоу.

Польская речь, съемочная суета, отчаянные аплодисменты… Андрей Малахов в безупречном костюме, с фирменной улыбкой и драйвом ведет новое шоу. Игровая программа «Стена», с большими деньгами на кону. Ее снимают в Польше, а значит, маршрут Малахова увеличивается на несколько тысяч километров. Телеведущий несется по площадкам, сценам, вечеринкам… Поймать его в принципе можно. Разговорить — сложнее. Летний переход на канал «Россия» сделал Андрея главным ньюсмейкером, и это, конечно, нелегкое психологическое испытание. Прибавьте возросшую востребованность (говорят, гонорары ведущего за отдельные выступления значительно увеличились). А еще Малахов с супругой ждут первенца, дело волнительное, нервозатратное. А ведь еще и нападки и шутки коллег по цеху, настороженная реакция критиков, ожидание цифр рейтингов

Что чувствует Малахов, когда садится на диван в домашних тапочках, а в «Сегодня вечером» рулит Максим Галкин, а в «Пусть говорят» — Дмитрий Борисов? Спасает, видимо, что таких размеренных вечеров в жизни Андрея немного.

«Зрителю абсолютно все равно, кто ведущий»

— Андрей, вам мало ежедневного «Прямого эфира»? Как вас на «Стену» занесло?

— Как сказал полковник Исаев: «Все — опыт». Если бы это была просто игра, я бы не стал вести это шоу. Мне сейчас нужно посвятить все свое время, энергию и знания, чтобы поставить программу «Прямой эфир» и вывести ее на другую орбиту. Но здесь шоу перекликается с тем, что, я абсолютно уверен, сегодня нужно зрителям. Это положительные истории людей, которые делают что-то для своей страны, не пьют водку, не паразитируют на том, что ждут каких-то субсидий. Они сами своими маленькими делами делают жизнь лучше. Это сыграло решающую роль в том, что я тут.

 — Мне кажется, кошмар каждого телевизионного человека — это когда его показывают с утра до вечера. Вы как-то контролируете, рассчитываете, сколько вас будет на канале «Россия»?

— Опасно, когда тебя показывают с восьми до девяти вечера. Время с шести до семи — совсем другое. Программу смотрят те, кто очень хочет Малахова (напомним, в 18.00 идет «Прямой эфир» на «России 1», а «Пусть говорят» на Первом показывали в 20.00. — Ред.). Я уверен, что мы живем во времени, когда не Малахов, Корчевников, Борисов, Шепелев или Закошанский определяют какую-то повестку дня, а тот продукт, который они предлагают. Ведущий — всего лишь официант. Контент определяет все. Зрителю, мне кажется, абсолютно все равно, кто ведущий. Это подсознательно им приятно видеть одного и того же человека, к которому они привыкли, который «входит в дом без стука». Но главное — что ты показываешь. Если ты отвечаешь настроению момента, времени, ожиданиям публики, они и отвечают рейтингами или кликами в интернете.

Прямой эфир, Малахов
Первый выпуск «Прямого эфира» Малахов посвятил Борису Корчевникову. Фото: Алексей ЛАДЫГИН

— Какие чувства, когда смотрите шоу «Сегодня вечером» или «Пусть говорят» с другими ведущими?

— Никаких. Смотрю как на что-то другое. Представьте, был ресторан, Гранд-отель «Будапешт» с шеф-поваром, с официантами, все работало. Но потом команда ушла, а люди продолжают приходить в этот ресторан. Осталось имя, но сменилось все, теперь там все другое.

— То есть ведущий все-таки скорее шеф-повар, а не официант?

— Пожалуй, да.

Андрей Малахов и Наталья Шкулева
Андрей любит выкладывать семейные фото в сеть и по праву гордится своей отличной формой. Фото: instagram.com

«Не реагирую на слова Максима Галкина»

— Гастрономическую терминологию использовал в одном из интервью и Максим Галкин. Он заявил, что есть разные виды кухонь. Канал «Россия 1» это скорее русская кухня, а вы, извините, «трюфель», то есть ингредиент из какой-то другой кухни. И предрек: вы вернетесь через три года. Что ответите?

— Я никак не реагирую на слова Максима. Отвечать — значит вызывать какую-то реакцию. Значит признать, что меня как-то что-то задело или не задело. Во всей этой истории чем больше ты молчишь, тем к тебе с большим уважением относятся. Вы меня спросили — я вам отвечаю. Когда тебя не спрашивают, что-то выкладывать, комментировать и ловить хайп на этом не очень солидно. Кому надо, все могут позвонить и написать СМС, сказать что-то по телефону. Поддержать, или не поддержать… Объяснить, что они думают по этому поводу. Я сторонник тихих малых дел. Как у героев моей новой программы «Стена». Без лишнего пафоса и комментариев всех происходящих событий.

Справка
В шоу «Стена» участвуют люди, которые совершили какой-то героический поступок или сделали что-то, что полезно и нужно окружающим.

— Летом, когда еще у людей не было понимания, на каком канале вы окажетесь, вы мелькнули в новостях про визит Патриарха на Соловки. Удалось поговорить со Святейшим?

— Я ждал этой поездки несколько лет. Я не был никогда на Соловках. К Патриарху мне удалось подойти еще на богослужении в Кремле, причем мы подошли вместе с Борей Корчевниковым просить благословения. У меня этот эпизод вылетел из памяти. Но выяснилось, что ровно год спустя произошла такая вот рокировка (Малахов заменил Корчевникова в программе «Прямой эфир». — Ред.). Летом съемки всегда мешали мне поехать на Соловки, но вот в этом августе я оказался там… Если вы спрашиваете про благословение принятого мной решения, то я получил его у отца Тихона, которого знаю много лет.

«Не нужно больше никого обманывать»

— Когда вы и Борис Корчевников говорите о своей религиозности, я вспоминаю сюжет «Прямого эфира», когда женщине прямо в студии сообщили о смерти ее родных. И именно этот сюжет вы показали в первом выпуске, посвященном Корчевникову. По-моему, это гадкая история. И, кстати, вы до такого никогда в своих программах не доходили.

— Открою секрет. Самое сложное в переходе для меня — это изменить психологию старой команды, которая осталась и работает. Причем вместе с новой командой. Это как смешать два противоположных напитка, два конкурирующих бренда в один. Мне важно было объяснить, что вектор поменялся, правила игры и работы с героями поменялись. Не нужно больше никого обманывать, затаскивать, перекупать. Телевидение сегодня уже достигло предела, когда любое горячее интервью превращено в товар на рынке. Предлагаются суммы, людей уговаривают, это выглядит уже не очень прилично. Легче не делать какую-то историю, чем вступать в это казино.

Пусть говорят, Малахов, Джигурда
Имя Малахову сделало шоу «Пусть говорят». Скандальных тем там было немало. Фото: Первый канал

— Но без денег многие люди просто не придут ничего рассказывать.

— Хороший редактор при правильном подходе к герою может уговорить его и объяснить, почему появление в той или иной программе должно положительно повлиять на его образ.

Когда мы готовили ту программу про Бориса, редакторы показали мне несколько эмоциональных сюжетов. Да, я бы не стал показывать эту историю о женщине, которой сообщают о смерти родных. Но там было красивое продолжение, ей показали, что есть родной человек, которому она может помочь, вернули ей смысл жизни, дали возможность спасти малышку. И тогда я сказал, что да, это хорошо. Хотя у меня тоже были этические сомнения — нужно так делать или нет.

— В «Пусть говорят» было немало случаев, когда и героев уговаривали по-разному, и темы были неоднозначные…

— Это всегда дилемма — как удержать зрителя, как ты играешь на его чувствах. Но какие-то вещи, были, да… Хотя я не говорю про тест ДНК, это часть шоу, люди участвуют в этом, потому что они хотят узнать правду. Но надо понимать, что проблема такого шоу — это ежедневный эфир, который нужно сделать насыщенным и интересным, а многие темы брать нельзя, потому что они уже используются в других программах. Ты должен чем-то закрывать дырки, и вдруг выясняется, что программа становится такой всероссийской ДНК-лабораторией (смеется). Это же тоже неправильно.

— Так вы считаете некорректным платить деньги гостям?

— Нет, я считаю, что за участие люди должны получать символический гонорар. Но вот когда возникает слово «перекупили», то это… скажем так, немножко странно.

«Нужно время на ребенка»

— Во время Малахов-гейта появилась публикация, что ваш переход связан с декретным отпуском. Грядущие перемены в жизни повлияли на профессиональные перемены?

— Конечно. Ты понимаешь, что твой статус поменяется. Ты ответственен не только за супругу, но и за будущего ребенка. Это была одна из составляющих этого домино, которое начало падать. Но не это было финальным аргументом для принятия решения. Я просто понимал, что в ситуации, в которой я находился, времени видеть ребенка у меня не будет вообще.

Андрей Малахов и Наталья Шкулева
Андрей Малахов и Наталья Шкулева всегда мечтали о малыше. Фото: Victor BOYKO/Getty Images

— Неужели сейчас у вас это время появилось?

— С таким графиком — нет. Но здесь хотя бы другая атмосфера. Это очень важно.

Справка
Андрей Малахов женился на Наталье Шкулевой шесть лет назад.Роскошную свадьбу сыграли во Франции, в Версале. Мечты о ребенке, о которых Андрей много говорил, стали реальностью. Сейчас пара ждет первенца. Кстати, у Андрея Малахова есть опыт общения с маленькими детьми — у ведущего целых пять крестников. Двое из них — звездные наследники: сын и дочка Филиппа Киркорова.

— В ваших программах люди открывают душу, рассказывают о себе все. А где ваша грань? Что вы можете о себе рассказать?

— Мне кажется, можно и нужно говорить только о том, что интересно.

— Но о вас интересно все.

— Не совсем так. Уверяю вас, истории обычных людей, скажем молодых фермеров, значительно интереснее, чем интервью со звездами. И цифры это подтверждают. Истории успеха очень хорошо работают. Шоу «Стена» — это история хороших людей, которым дан шанс быть успешными. Деньги не делают никого счастливыми, но они могут помочь реализовать какую-то мечту и двинуться дальше. И такая история мне симпатична.


Уйти на «Стену». В чем смысл нового шоу?

Новое шоу "Стена". Фото: Алексей ЛАДЫГИН
Фото: Алексей ЛАДЫГИН

«Стена» — адаптация американского проекта Wall («Стена»). Два участника, которые имеют некие заслуги перед обществом (люди, спасающие при пожаре, героические полицейские, просто те, кто делает для людей что-то хорошее), получают возможность выиграть крупную сумму денег. В России при совпадении всех условий — до 60 миллионов рублей. Во Америке был выигрыш в 2 миллиона долларов (притом что джекпот остался неразыгранным).

Сама стена — это сложная, высокая конструкция из шестнадцати рядов штырьков, которые изменяют направление шаров, падающих сверху (как в механическом бильярде). Внизу — пятнадцать отсеков с суммами денег.

В первом раунде во время падения шаров участники должны ответить на не самые сложные вопросы. Если ответ правильный — они забирают все деньги. Если нет — набранная сумма идет в минус. Сумма, заработанная в первом раунде, становится несгораемой. Во втором и третьем раунде один участник сидит в «комнате тишины» и отвечает на вопросы, не имея представления о том,

что в данный момент происходит со вторым. А второй зарабатывает деньги, выбрасывая шары по определенным правилам. Если ответ правильный — сумма прибавляется, если нет — отнимается. Каждый шар может принести или отнять до пяти миллионов рублей.

В финале игры на счету участников может оказаться до 60 миллионов! А может и 0 рублей. И вот участник в «комнате тишины», не зная результата, подписывает контракт. То есть выбирается — взять ли несгораемую сумму первого раунда или ту сумму, которая получилась после борьбы со стеной.

Декорации «Стены» есть в нескольких странах, но ближайшая к нам — в Польше. Поэтому первые программы снимали здесь.