Интервью

Михаил Боярский: «Рэп-батлы не имеют никакого отношения к Ленинградскому рок-клубу»

Михаил Боярский: «Рэп-батлы не имеют никакого отношения к Ленинградскому рок-клубу» Фото: Сергей НИКОЛАЕВ/Интерпресс/ТАСС
Популярный и мудрый актер - о дочери в образе Карениной, транжирстве «Зенита» и рэпере по кличке Гнойный.

Тот самый д’Артаньян еще ведь и постоянный ведущий проекта «Мое советское» на Пятом канале. В программе актер вспоминает, какой была жизнь в 70 — 80-х. И делает это со знаменитостями: Аллой Пугачевой, Денисом Майдановым, Филиппом Киркоровым, Татьяной Булановой и многими другими. Журнал «Телепрограмма» решил узнать, какое прошлое вспоминает сам Михаил Сергеевич и что его впечатляет в настоящем.

— Почему такая программа, как «Мое советское», вообще смогла появиться? Неужели никому не интересна современность и то, что происходит вокруг нас?

— Почему же? Интересна. Просто воспоминания о прошлом — это всегда приятные ощущения. Так устроена человеческая природа. Дело ведь совсем не в том, что тогда трава была зеленее и в СССР было лучше, чем сейчас. Нет! Просто людям приятно вспоминать, в каких условиях они росли, чем жили.

— Вас часто охватывает ностальгия?

— Никогда. Буфет для артистов был и остался таким же. Но воспоминания бывают. Как правило, в особенно ценных местах Петербурга, с которыми были связаны детство, школа, университет. Маленькими мы лазили по заброшенным катакомбам, забирались на крыши домов по пожарным лестницам, зимой ходили по первому льду… Всегда играли в футбол: во дворах, в школе на переменах. Гоняли мяч, а учителя гоняли нас.

— А с какими ощущениями связано для вас настоящее?

— Непредсказуемость. Никто не знает, чего ожидать от этого мира через год, через полгода, — одному Богу известно. Все мы находимся в условиях вялотекущей третьей мировой войны. В этой ситуации, как и в любой другой, важнее не гадать и прогнозировать, а оставаться порядочным человеком, даже когда это невозможно. Продолжать жить по христианским законам, как жили наши деды и прадеды. Иного выхода нет. В отношении «было — стало» разница лишь одна: сейчас перед человечеством открыты невероятные возможности. Во всех смыслах! Если сравнить с нашими родителями, то они жили в чудовищных условиях. А теперь все мы чуть-чуть зажрались.

Михаил Боярский с семьей
С внуком Андреем актер любит гулять в компании дочери Лизы и друзей-коллег: Атоса — Вениамина Смехова и Ксении Раппопорт. Фото: instagram.com

— Тут напрашивается вопрос про ваш любимый «Зенит». Почему вместо воспитанников клуба, новых Аршавиных, Кержаковых, мы видим аргентинцев Паредеса, Дриусси, ведущих команду к чемпионству? Болельщики будут рады такой победе?

— Что поделать… Таковы условия спортивного рынка. Сегодня он определяет конъюнктуру. И в «гонке вооружений» клуб действует максимально эффективно. Если вы посмотрите на другие команды, игру там делают далеко не российские футболисты, к сожалению.

Если сравнивать с нашими родителями, то все мы чуть зажрались сегодня

— Для вас футбол начался после того, как вы с отцом пришли на Кировский стадион?

— Да, и это было — страшно представить! — в конце 50-х. Тогда артисты все вместе ездили на футбол, отец взял меня. «Зенит» играл со «Спартаком», уверенно выиграл (а такое в те времена случалось крайне редко. — Авт.). И я не мог понять одного: почему про спартаковца все говорят «гусь»? Оказалось, такое прозвище было у Игоря Нетто, полузащитника «Спартака» — из-за длинной шеи и шипящего голоса.

— Внука Андрея водите на моднейшую «Зенит-Арену»?

— Пока нет. Считаю, что ему еще рановато. Пять лет парню. Зато он Бродского читает отлично! Я его в Летний сад веду, а он мне про марки машин, кто на какой поехал.

— Вы строги к внучкам?

— Вряд ли. Думаю, они умело управляют мной, но я этого не замечаю. Они же взрослые: Кате 20 лет, у нее своя компания. Что я с ними буду делать? Она любит телевидение. Младшая — Саша, ей девять, когда приезжает, то носится по квартире и требует внимания. Долго я не выдерживаю.

Михаил Боярский, Минута славы
Михаил Боярский был одним из немногих, кто поддержал плачущую Вику Старикову на сцене «Минуты славы». Фото: Первый канал

— Но понять молодых вы пытаетесь? Сейчас даже на телеканале «Культура» обсуждают рэп-батл Гнойного и Оксимирона. Смотрели?

— Да, ознакомился. Но феномена понять не смог. Промотал очень быстро. В наше время мы фанатели от «Битлз», ходили патлатыми, в джинсах. Тянулись к музыкантам, которые несли в этот мир добро. Рэп-батл собрал десятки миллионов просмотров, но что он изменил или что привнес?

— Открыл для многих мир, который существует вот уже несколько лет. Там новый язык коммуникации, новые герои, особая свобода высказываний и часто весьма тонкая работа со словом, чего не встретишь у современной попсы. Может, культура рэп-батлов, как и Ленинградский рок-клуб в свое время, смоет эстрадную пену?

— Сомневаюсь. Рэп-батлы не имеют никакого отношения к Ленинградскому рок-клубу. Это не протест. Это калька с западного проекта. Стоят молодые люди, размахивают руками. Нет, наверное, молодежь видит в этом культуру. Это ее право!

— В Театре Ленсовета вы заняты в спектакле «Смешанные чувства». На телевидении мы видим вас не так часто. В роли ведущего комфортно себя чувствуете?

— Вообще я бы не стал называть себя телеведущим. Я все-таки актер. И работаю иногда на телевидении. Комфорт? Везде по-разному. В шоу «Минута славы» мне было не очень удобно. В «Моем советском» попроще.

Прошедший сезон «Минуты славы» был омрачен несколькими скандалами. Один из них связан с инвалидом. Другой — с 8-летней девочкой Викой Стариковой, которую судьи практически распяли после выступления. Какую позицию вы заняли в том конфликте? Согласны с Познером, который уверен, что родители тащат детей в подобные шоу ради самореализации?

— Я старался как мог, чтобы объяснить Вике, что успех у нее впереди. И минута славы уже состоялась. Ведь попасть в эфир на Первом канале, выступить в таком возрасте — это не так уж плохо, согласитесь? «Дрессированные дети» — это ужасно. Всегда переживаю за них. Телевидение в этом смысле очень опасный инструмент.


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!
Загрузка...
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Михаил Боярский: «Рэп-батлы не имеют никакого отношения к Ленинградскому рок-клубу»
Интересно?
Поделись с друзьями: