Интервью

Диана Арбенина: «Иногда я устаю от слов. И тогда наступает день молчания»

Диана Арбенина: «Иногда я устаю от слов. И тогда наступает день молчания» Фото: Личный архив
Лидер группы «Ночные Снайперы» - о музыке, воспитании детей, стихах, картинах и смысле жизни.

В рок-н-ролльном гетто ей давно тесно: на недавнем трибьют-концерте в честь Аллы Пугачевой Диана выглядела своей в доску. Еще она рисует, пишет книги, сотрудничает с телевидением — впрочем, подчеркивает, что у нее всего две ипостаси: «я мама и музыкант». В октябре у Арбениной большой концерт в Кремле, что для рок-н-ролльщика звучит почти как «на Луне». И это не просто концерт: она споет свои лучшие песни в сопровождении Государственного симфонического оркестра «Новая Россия». За дирижерским пультом, между прочим, сам Юрий Башмет.

— Вы и раньше выступали с Юрием Башметом. Но теперь это Кремлевский дворец. Трудно представить вашу публику в столь пафосном месте.

— Я никогда не горела идеей играть с симфоническим оркестром. Я понимала, что это модно, но мне это напоминало спекуляцию на теме. Я всегда знала: если такое сотрудничество случится, то оно будет с дирижером. И с дирижером рок-н-ролльным, каким является Юрий Башмет. Я об этом догадывалась, еще не зная его. А когда с ним познакомилась, убедилась, что маэстро — тончайший, ранимейший человек, и при этом рок-н-ролльщик в душе. Мы начали с того, что сыграли одну песню, «Время года — зима». Это был канал «Россия», на Новый год. Потом у нас была премьера программы в Сочи у него на фестивале. Потом мы двинулись в Москву — сыграли в «Крокус Сити Холле». В БКЗ «Октябрьский» в Питере. И после того, как мы поняли, что люди очень хорошо отзываются на то, что они слышат — своими душами, сердцами, на этот симбиоз двух абсолютно разных жанров – классики и рок-н-ролла, мы решили замахнуться на такую официозную и при этом главную площадку нашей страны. Я ее не ощущаю тяжелой. Мы хотим ярко, хорошо прозвучать, представить все на очень классном, современном уровне. Люди увидят шоу.

— Видеоэкраны, спецэффекты будут?

— Обычно рок-н-ролл как играется? Я играю живо, маневренно. Мне очень нравится большая сцена, потому что есть, где двигаться. А в работе с симфоническим оркестром ты статичен. Совершенно другой жанр. И если ты в нем не почувствовал себя комфортно, то будет странно. Я настолько очарована тем, что у нас получается! В этой статике можно достичь очень классных визуальных эффектов и решений – за счет экранов, за счет каких-то нетипичных ходов, которых нет в работе рок-коллектива и симфонического оркестра. Надо максимально делать шоу из этого слияния.

Концерт Дианы Арбениной "Новая Россия" с Государственным симфоническим оркестром Юрия Башмета
Диана и Башмет выступали вместе в Москве, в Питере, по телевидению и только потом замахнулись на концерт в Кремле. Фото: Сергей БЕРТОВ/Интерпресс/ТАСС

— Вы легко нашли общий язык с Юрием Абрамовичем?

— Мгновенно! Мы не притирались друг к другу, сразу друг друга поняли. Мы очень классно, тактично и с большим уважением общаемся. При этом Башмет постоянно хохмит — он очень юморной человек. Однажды мы с ним стояли в кулисе и ждали, когда нас позовут на репетицию. И он говорит вдруг: «А что мы ждем просто так? Давай я научу тебя играть на альте». Я говорю: «Мне кажется, для этого как-то маловато времени». Он: » Успеешь. Ты талантливая». Дал свой альт, поставил мне руку. Он очень обаятельный человек, конечно. Человечище с большой буквы. Вот как говорил академик Сахаров? «Чем человек более велик, тем проще он общается». Главные истины говорятся простым понятным языком, а глупости зачастую с умным выражением лица. Вот что касается Башмета, это человек, простой в общении, и великий при этом.

— Насколько вам близка симфоническая музыка?

— У меня жизнь началась с классической музыки. Когда родители принесли меня из роддома, они включили Вивальди, «Времена года». И я в какой то момент оказалась ею перекормлена. Но человек возвращается к своим корням. Я закончила музыкальную школу по классу фортепиано, и где-то в 23-24 года опять начала заниматься, играть Баха. Вернулась к своим истокам.

Музыка не бывает космически чужой друг другу. Она бывает плохая, либо хорошая. И в каждом жанре есть точки соприкосновения. Для меня классика не является чопорной и непонятной. Она богата многоголосьем, мне это всегда нравилось. Она имеет свои каноны, но в ней очень много свободы — намного больше, чем в рок-музыке, как ни странно, потому что мы все-таки заложники конкретной формы. Мне этим классика импонирует — собственно, как и джаз.

«Самое главное — чтобы от жизни куражило»

— Когда мы встречались прошлый раз, вашим детям Артему и Марте было по пять лет. И тогда вы сказали, что с их рождением вам многое в жизни стало понятно. Что вы поняли про жизнь, когда они пошли в школу?

— В первую неделю первого класса я поняла, что случилась катастрофа. Этот новый этап жизни я недооценивала. Все изменилось, одним махом! Я ничего нового не скажу, но со мной согласится любой родитель в любой стране: самое главное – это иметь терпение. Это касается и домашних заданий и вообще отношения к школе, к тому, что они оттуда приносят, как себя ведут. Само главное – не горячиться, не кипятиться и спокойно ко всему подходить. Иначе не получается ничего! Мотивации учиться, изначально, ни у одного ребенка нет — все хотят гулять. Это абсолютно нормально. Поэтому, чтобы ребенка не отвратить от школы, нужно очень плавно его интегрировать в эту систему. Не будет терпения – ничего не получится..

— Приходится помогать с домашними заданиями?

— Конечно. У нас обычно так: «Что-нибудь задано?» «Нет, ничего не задано». «А на пятницу задано?». «А мы уже все это сделали». А потом оказывается, что не сделали. К тому же они ходят в музыкальную школу. Каждый ребенок на мой взгляд должен получить начальное музыкальное образование. Не играть, условно говоря, этюды Черни (австрийский композитор. — Авт.), хотя это самое простое, между прочим. А постичь азы музыкальной грамотности. Здорово, если все дети будут это иметь в школьной программе. Но это мечты. Так вот мои двойняшки учатся в музыкальной школе, занимаются спортом и этого достаточно, чтобы быть занятыми по горло. Плюс уроки. И мне очень важно их не перегружать. Важно с ребенком находить общий язык. Самое главное – любовь.

Арбенина, дети
Марта и Артем в этом году пошли уже в третий класс. Фото: Личный архив

— У вас вышла очередная книга. Чем стихи в книге отличаются от текстов песен?

— Всем. Никаких точек соприкосновения. Тексты песен – заложники музыки, они для меня не самостоятельные художественные произведения. У меня совершенно разные подходы к написанию стихотворений и текстов. Когда я пишу текст, я всегда играю на гитаре. Я понимаю, чем можно пожертвовать, когда ты занимаешься словом в контексте музыки. И я жертвую, безусловно — все подчинено музыкальным задачам и эмоциям. А стихотворения это обращение не посредственно к сознанию, в этой работе много анализа. Писать стихотворения для меня намного болезненнее, чем тексты. Тексты – это исключительно музыка, а стихотворения – это исключительно литература.

Будет двухтомник. В августе вышел первый том – стихотворения и тексты песен, а в ноябре выйдет второй – проза. Я этого жду. Так понемногу начинаю готовиться к 25-летию группы которое как раз в следующем году. Вся жизнь происходит в поводах, которые мы не придумываем. Не успеваешь оглянуться – уже 25 лет. Не успеваешь оглянуться – уже новая книга. Ты играешь с симфоническим оркестром, дети пошли в третий класс. Черт возьми! Жизнь такая стремительная и безграничная. Главное чтобы в ней присутствовал кураж.

— Вы еще рисуете, выставки у вас были. Вам не кажется, что интерес к вам как к художнику обусловлен исключительно вашей музыкальной славой?

— Это исключительно детское увлечение, я никакой не художник. Я в своей жизни только музыкант и мама. Мне большего и не надо. Если в какой-то момент меня вдруг стали привлекать холст и масло, ну, значит, мне было интересно. А никаких амбиций у меня по этому поводу нет и быть не может. Я не верю в то, что талантливый человек талантлив во всем. У тебя должен быть твой путь, твой инструмент, твой секрет, твоя нота. В любой профессии нужно найти свою ноту. Это сказал, кстати, какой-то черный музыкант. Если найдешь свою ноту, ты состоялся в этой жизни.

— Но ваши картины покупали!

— Да, конечно. Одна зависла в Гонконге, если не ошибаюсь. Несколько ушли в частные коллекции. Ну, дай бог.

Арбенина с гитарой
Хорошие гитары — страсть Арбениной (в музыкальном магазине в Нью-Йорке). Фото: instagram.com

— То есть теперь это в какой-то степени источник дохода?

— Не могу так сказать. Выставки — очень затратное мероприятие. Это тоже кураж.

— Ваши песни часто звучат в кино и сериалах. Случалось, что вы специально сочиняли саундтрек?

— Я сочиняла песни специально для кино. Такое было не раз. Но про саундтрек идея хороша. С годами инструментальная музыка мне нравится больше, чем музыка со словами. Я вообще устаю от слов. У меня есть такая практика дома: дни молчания. Семья это знает. Это когда я утром просыпаюсь — улыбчивая, контактная, но целый день молчу. Могу писать на листах бумаги то, что мне нужно сказать. Могу писать SMS, но не произношу слова, потому что очень много сил на них тратишь. Когда ты действительно хочешь собраться с мыслями, силами, нужно дать себе возможность помолчать.

То же самое — инструментальная музыка. В ней есть фантазия. В молчании вообще есть фантазия. Слово – это ведь практически приговор. Что касается инструментальной музыки, это то будущее, которое мне бы очень понравилось в моей жизни.

— Весной вас, как и многих российских артистов, занесли в базу украинского сайта «Миротворец». Как лично вы переживаете украинско-российский конфликт?

— Во-первых, я протестую против того, что у нас существует это противостояние. Мы простые люди, нам делить нечего. Жизни очень мало отпущено людям, и воевать, мне кажется, это недопустимая роскошь. И второй момент: музыкант должен иметь возможность играть везде, потому что музыка границ не имеет. Это не политика! Это благость, которая людей, наоборот, поворачивает друг к другу. Я очень хорошо помню концерт Rolling Stones в Риме. Они играли на ипподроме — двести, что ли, тысяч человек там было. Огромная толпа. Люди от 18 до 70 лет, веселые, с пивом слушают рок-н-ролл. И я вдруг поняла, что в этой огромной многотысячной толпе нет ни намека на враждебность. Музыка должна дарить такие эмоции во всех странах мира. Я очень часто играю за границей, и мне говорят люди, не говорящие по-русски: «Нам так нравится. Мы не понимаем, о чем вы поете, но у вас такая энергия, которая нам помогает». Вот для этого мы на сцену и выходим. Не транслировать чьи-то мысли, а давать людям энергию и ощущение того, что жизнь — это радость. Это не борьба! Я не знаю, кто это придумал, но это заблуждение, что мы должны в этой жизни бороться. Какого черта?! Мы приходим для того, чтобы любить.

«Каждый год себе удивляюсь»

— Вы один из немногих российских рок-музыкантов, востребованных еще и поп-культурой.

— Я очень аккуратно отношусь к предложениям. Недавно была на фестивале «Жара», который проходит уже второй год в Баку…

— Это исключительно поп-фестиваль.

— Совершенно верно. И я была удивлена тем, что все они так уважают меня и трепетно ко мне относятся. С Григорием Лепсом мы сделали два классных рок-н-ролльных дуэта, и мне было очень приятно, когда он сам выбрал песню «Очень хотела». Вообще я поняла, что часто заблуждалась в своем антагонизме, когда, например, музыка может быть мне неблизкой…

— А человек хороший?

— Да. Я там исполняла «Реквием» Пугачевой Аллы Борисовны. Общая атмосфера располагала к тому, чтобы петь, я не почувствовала никакого диссонанса. Я никогда не пойду ни в какие ток-шоу, не буду сниматься в странных программах, условно говоря, про экстрасенсов или НЛО, или в «Доме-2». Но я абсолютно не против петь песни на хороших площадках. Я считаю, что песни, которые я пишу, они не узко роковые. То же самое, что группа Coldplay: для меня это не рок-коллектив, это мейнстрим. Песня «Разбуди меня», которую мы сделали в начале лета, это музыка для широкой аудитории. Я отдаю себе отчет в этом. У меня легкое настроение – я легко пишу. И люди это чувствуют, правильно воспринимают.

Я за то, чтобы все-таки у нас происходила интеграция жанров. В той же Америке Кристина Агилера поет с группой Coldplay. Это не считается зазорным. Возвращаясь к дуэту с Лепсом я и получила искреннее удовольствие. И он тонко меня чувствует, это был абсолютнейший кайф.

— Вы следите за тем, что вокруг в массовой культуре происходит? Группу «Грибы» знаете?

— Я слышала это название, а вот песню не слышала. В машине я слушаю джаз. Иногда какую-то популярную музыку, но все-таки всегда западную. Что касается нашей страны, музыки хорошей очень мало сейчас.

— Рассуждая о своем 40-летии, вы сказали: «Самое главное, что я поняла, что я уже взрослая». Прошло три года. Что еще вы поняли о себе?

— Я могу вам сказать, что я стала моложе. Не как Бенджамин Баттон, но у меня такое впечатление, что у меня началось отрочество, которое, я думала, уже никогда не начнется, потому что оно закончилось давным-давно. Возможности неисчерпаемы у человека. Самое главное – как он себя чувствует по отношению к жизни, к тем, кто его окружает. И тогда не будет усталости. А если нет усталости, то, конечно же, нет пределов. Каждый год я себе удивляюсь. Каждый год я думаю, что я уже что-то знаю, а потом проходит какое-то время, я понимаю, что я ничего не знаю, и это очень здорово.

Юрий Башмет и Диана Арбенина
Государственный Кремлевский дворец. 20 октября/19.00


Личное дело

Диана Арбенина родилась 8 июля 1974 года в городке Воложин (Белоруссия). Жила на Колыме, на Чукотке, школу окончила в Магадане. Окончила филфак Санкт-Петербургского университета. В 1993 году вместе со Светланой Сургановой создала группу «Ночные Снайперы». В 2002 году рассталась с Сургановой и стала единственным лидером коллектива. Сочинила более 200 песен, автор нескольких сборников поэзии и прозы («Сталкер», «Спринтер», «Дезертир сна», «Колыбельная по-снайперски», «Бег»). Есть сын Артем и дочь Марта (родились 4 февраля 2010 года).


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши! Комментировать
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Диана Арбенина: «Иногда я устаю от слов. И тогда наступает день молчания»
Интересно?
Поделись с друзьями: